6+
Приключения Макса и его верных друзей

Бесплатный фрагмент - Приключения Макса и его верных друзей

Объем: 178 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, mobi

Подробнее

Глава первая. Дом тетушки Джейн и его обитатели

В городе Лондоне, в районе Излингтон, есть дом — высокий, в четыре этажа, с башенками, шпилями, печными трубами и вертящимися на ветру флюгерами. В этом доме живут коты: хромой Хантер с черной гладкой шерсткой, миниатюрная сиамская принцесса Матильда, пушистый красавец Том с кисточками на ушках и рыжая кокетка Сиенна.

Раньше всех в доме поселился Хантер. Еще несколько лет назад он обитал под мостом: ловил мышей и питался объедками, которые каждый вечер выносил из соседнего ресторана добрый поваренок Билли. Но однажды, когда Хантер погнался за маленькой серой мышкой, его сбила машина. Наверное, он бы погиб, если бы не тетушка Джейн, хозяйка излингтонского дома, которая подобрала его, умирающего на дороге. Бедный Хантер выглядел совсем плохо: на голове большая рана, лапки перебиты. Он даже свой хвост не мог приподнять, чтобы поприветствовать поднявшую его добрую женщину.

В больнице Хантеру сделали операцию, и он остался жив, хотя больше не мог быстро бегать. В новом доме котик быстро окреп, стал толстеньким и важным. На первый же день рождения тетушка Джейн преподнесла ему в подарок красивую резную тросточку, инкрустированную драгоценными камушками, шляпу с гусиным пером и очки для чтения, поскольку Хантер, который больше не мог охотиться на мышек, начал читать и даже писать книжки про охоту.

После Хантера в доме появилась Матильда. Она была родом из королевской семьи, настоящей принцессой, которую привезли из далекого жаркого Таиланда для важного лондонского жениха-кота. Но пока она ехала на большом голубом пароходе, у нее разыгралась ужасная морская болезнь, и перламутровая шерстка кошечки, такая шелковистая и нежная прежде, потускнела и начала выпадать. Когда Матильда прибыла в Лондон, от ее красоты не осталось и следа, и хозяева котажениха от нее отказались. Несчастную Матильду отнесли в зоомагазин, но никто не хотел ее покупать, несмотря на то что она была из самого настоящего королевского сиамского рода. Покупатели говорили: «Не обманывайте нас — такая уродливая кошка не может быть принцессой! К тому же от нее весь пол будет в шерсти!» Матильде было очень обидно, ведь она привыкла к тому, чтобы ею любовались — она была красавица: изящная, гибкая, с жемчужным оттенком чудесной шерстки. От горя Матильда только лежала и беспрестанно плакала. Этим она еще больше раздражала покупателей и хозяина магазина. От злости он даже написал на ее клетке: «Тому, кто купит эту кошку, я подарю целую коробку вкусных кошачьих консервов». Но почему-то никто не хотел покупать ее даже с консервами. Наверное, Матильда так бы и умерла от горя в зоомагазине, если бы не мальчик Макс — племянник тетушки Джейн, который увидел Матильду, когда пришел в этот магазин за едой для Хантера. Надо сказать, к этому времени Хантер научил Макса кошачьему языку, поэтому Макс сразу понял, почему она столь жалобно мяукает. Ему стало очень жалко худенькую облезлую кошечку, которая так горевала, и он упросил свою тетушку купить Матильду. Всем известно, что тетушка Джейн — самая добрая тетя на свете, и она, разумеется, не могла отказать Максу. Так Матильда стала жить в излингтонском доме с башенками и флюгерами. Хантер очень обрадовался кошечке и, как настоящий джентльмен, сразу же наговорил ей кучу комплиментов. Он ни секунды не сомневался в том, что перед ним сиамская принцесса, а как известно, если тебе верят, тоска мигом проходит. Совсем скоро Матильда блистала прежней красотой. Ну а благородство манер и царственную осанку у нее никто не отнимал.

Через несколько месяцев мохнатых жильцов в доме прибавилось. В один ненастный день последнего месяца зимы в дом кто-то постучал. Тетушка Джейн спустилась в переднюю и открыла дверь. На пороге никого не было — стояла только большая корзина, замотанная старой простыней. Тетушка приоткрыла корзинку и обнаружила внутри двух котят. Они были совсем крошечные, но до чего же хорошенькие! Один, покрупнее, был темной расцветки, но с белыми лапками, а на его ушках торчали длинные кисточки. Глядя на второго, рыженького и поменьше размером, можно было догадаться, что это девочка: у нее были очень выразительные кокетливые глазки, обрамленные ресничками. Тетушка позвала Макса. Он тотчас прибежал и, увидев котят, пришел в восторг.

— Это наши котики? — спросил он.

Тетушка покачала головой:

— Не знаю, чьи они и как здесь очутились. Наверное, надо позвать полицейского, чтобы он выяснил, кто хозяева этих малышей.

— Милая тетушка, давай мы не будем звать полицию, а оставим котяток себе. Ведь их НАМ принесли! Я обещаю тебе, что сам буду за ними ухаживать!

— Но у нас уже есть Хантер и Матильда. Ты не думаешь, что они могут на нас обидеться, если мы возьмем в дом еще двух мохнатых жильцов?

— Нет, тетушка. Хантер и Матильда очень добрые, и они обрадуются, если у них появятся новые друзья.

Котята смотрели на Макса и улыбались. Он им сразу понравился. Макс спросил у котенка побольше на кошачьем языке:

— Как тебя зовут?

— Я Том, а мою сестренку зовут Сиенна. Наша хозяйка ушла из дома и не вернулась. Целых два дня мы были совсем одни. Мы очень хотели есть и плакали. Соседка услышала наш плач и принесла сюда, потому что знала, что здесь живет добрая тетушка Джейн, которая любит котиков.

На крылечко вышла красавица Матильда, посмотрела на котят и сказала Максу:

— Мурр-мяу, это что за прелестные создания? Я с удовольствием буду их воспитывать.

Хантер, вышедший следом, надел очки, потерся хвостом о левую ногу тетушки Джейн и добродушно промурчал:

— Добрро пожаловать в наше скрромное жилище!

Сиенна скосила свои хорошенькие глазки на Хантера, вылезла из корзинки, отряхнула свой розовый в оборку передничек и гордо направилась в дом.

Вот как в излингтонском доме появилась компания из четырех друзей: Хантер, Матильда, Том и Сиенна. А об их приключениях вы узнаете в следующих историях.

Глава вторая. В первый вечер

В тот вечер, когда котят подбросили на крылечко дома с флюгерами, Хантер предложил Тому жить в своем кабинете, но Сиенна сказала, что ни за что не расстанется со своим братиком. Дом у тети Джейн большой, так что решили поселить котят в теплом уютном чуланчике рядом с кухней. Лучшего места не найти! На стенах здесь висели пахучие травы, связанные в пучки, на полках стояли банки с вареньями и соленьями, а с потолка свешивались два огромных свиных окорока. В уголке Макс поставил двухэтажную кроватку, накрыл ее мягкими шерстяными платками, и Сиенна тотчас забралась наверх, свернулась клубочком и уснула.

— Бедные котятки! — вздохнула тетушка Джейн. — Ну да теперь у них будет свой дом, и никто их не бросит. Пойду-ка я согрею молока.

Тетушка Джейн отправилась на кухню, а Макс остался в чулане. Он сел на коврик, взял на руки Тома и стал гладить его за ушками. Тому очень понравилось, и он замурлыкал, да так громко, что Сиенна проснулась. Она тоже забралась на колени Максу и промяукала:

— Погладь и меня, хватит уже Тому ушки чесать!

Макс рассмеялся:

— Сиеннушка, я и тебя, конечно же, приласкаю. Не завидуй братцу!

Том повернулся к Сиенне и начал вылизывать ей хвостик — она всегда тщательно следила за тем, чтобы хвостик был чистеньким и пушистым, и Том помогал ей за ним ухаживать. Макс сразу догадался, что Том — добрый и покладистый котик. Сиенна легла на спинку, перебирая лапками от удовольствия. В это время в дверном проеме показались сначала отглаженные складки белоснежного фартука, затем серебряный поднос с чашками, а потом и сама тетушка Джейн с убранными, как всегда, в пучок светлыми волосами:

— Я принесла вам молока. Но много не пейте, потому что вас ждет праздничный ужин. В честь новых жильцов я приготовлю особое угощение.

Тетушка ласково улыбнулась и удалилась на кухню.

Чуть позже все собрались в гостиной. Посреди нарядно сервированного стола, покрытого белоснежной скатертью, стояла большая фарфоровая супница — из нее струился такой соблазнительный запах, что и у Макса, и у котиков сразу же потекли слюнки.

— Передавайте свои тарелки — я налью вам норвежского супа. Надеюсь, он всем понравится.

Суп и вправду оказался восхитительным: в густом сливочном бульоне плавали кусочки белой и красной рыбы, креветки, гребешки и даже огромный красный омар, который выпучил свои глаза прямо на Сиенну.

— Он сейчас меня схватит клешней! Я боюсь! — закричала кошечка и хотела выскочить из-за стола, но тотчас успокоилась, потому что Хантер вытащил омара на блюдо, перевернул и достал из него ароматное мясо, оставив от чудовища только пустой и совсем не страшный панцирь.

На десерт тетушка Джейн приготовила мороженое. Она принесла его в разноцветных стеклянных вазочках и предложила каждому выбрать свой любимый цвет. Хантер взял себе темно-синюю вазочку, Матильда — прозрачную с белыми разводами, Том — зеленую, Сиенна — голубую с фиолетовыми прожилками. Максу досталась самая яркая — красная, на дне которой сияли жемчужные звезды. Котики уплетали мороженое, мурлыкая от удовольствия, так что Макс не удержался и весело передразнил:

— Мурр-роженое, мурр-роженое!

Сиенна съела быстрее всех и, перебирая лапками, многозначительно посмотрела на тетушку Джейн, которая сразу догадалась, в чем дело:

— Только ешь помедленнее, милая моя, иначе у тебя может заболеть горло, — улыбнулась она, накладывая Сиенне сладкие шарики ванильного мороженого. — Кому еще добавки?

Все котики дружно подняли хвостики в знак согласия.

После ужина Матильда скомандовала:

— Ну что, малыши, теперь быстро умываться, чистить зубы и спать!

Сиенна тут же закапризничала:

— Не хочу чистить зубы! И умываться не хочу!

Тогда Хантер укоризненно погрозил ей кончиком хвоста и произнес:

— Я расскажу тебе, что случилось со мной, когда я был маленьким и тоже не хотел умываться перед сном.

Он уселся в кресло у камина и поманил (конечно же, опять кончиком хвоста) своих маленьких слушателей поближе. Сиенна и Том присели около Хантера и развернули свои ушки. Макс устроился на коврике рядом с ними.

— Когда я был совсем маленьким, — начал Хантер, — я жил вместе с мамой, братишками и сестренками в большом подвале около Темзы. Мама учила нас чистить свою шерстку как можно чаще, но мы, признаться, не очень-то любили ухаживать за собой: вокруг было столько всего увлекательного! Бабочки, кузнечики, мышки — за ними можно было бегать целый день! Я подумал, что необязательно умываться и стал обманывать маму: говорил ей, что умылся в другом месте.

Прошло несколько дней, и со мной начали происходить странные вещи: сначала у меня зачесались ушки, потом лапки, животик, а потом даже хвост! Это было не очень-то приятно, но я старался не обращать внимания. Еще через день моя шерстка свалялась в плотный войлок, и это было больно. Но когда однажды утром я подошел к маме попить молочка, она меня не узнала: «Это что за чудовище! — рассердилась она. — Знать тебя не знаю! Уходи скорее из моего дома, странный зверь, пока мои дети не проснулись и не успели испугаться!» — «Мамочка, это же я, Хантер, почему ты меня не узнаешь?!» — «Как тебе не стыдно врать! Мой Хантер — красивый котенок с шелковой шерсткой, а не грязный валенок из-под печки!» — рассердилась мама, схватила веник и выгнала меня из дома.

Я сидел на мостовой и горько плакал. На мое счастье, мимо проходила наша соседка — пожилая кошка из соседнего дома. Я бросился к ней: «Тетя Фанни, — (так ее звали), — это я, Хантер! Помогите мне — мама меня выгнала из дома». «Не может быть! Что же произошло?» Я рассказал ей, как не умывался и обманывал маму, и тетя Фанни сразу же мне поверила. «Ну что ж, я знаю, как тебе помочь. Пойдем со мной».

Я поплелся за ней, и она привела меня в парикмахерскую. Парикмахер развел руками:

«Такой спутанной шерсти я еще не видал. Боюсь, что не смогу ее расчесать». — «Но что же делать? Бедного малыша даже собственная мама не узнаёт. Пожалуйста, придумайте чтонибудь!» — «Что ж, остается только состричь всю шерсть. Тебе, Хантер, придется потерпеть — это не очень-то приятно». Парикмахер долго-долго срезал с меня то, что прежде было шелковой шерсткой. Я посмотрелся в зеркало и испугался: на меня смотрело тощее облезлое существо. Я заплакал: теперь мама и подавно меня не узнает! Но тетя Фанни сказала: «Потерпи, дружок: твоя шерстка отрастет и снова станет красивой, как прежде. А пока поживешь у меня».

К счастью, мне не пришлось жить у доброй соседки: мама в тот же день забрала меня домой, встретив нас на улице. Почему-то она меня сразу узнала. Хм, до сих пор не понимаю, каким образом ей это удалось. Не буду рассказывать, как мне было стыдно, как надо мной смеялись братья и сестренки, как я мерз и как из-за этого приходилось сидеть под боком у теплой мамы: ни побегать, ни поиграть! Это было очень грустно.

Впрочем, через некоторое время шерсть отросла, я снова стал веселым котенком с шелковистой шкуркой, но теперь я старался как можно чаще за ней ухаживать и умывался не только утром и вечером, но и всякий раз, когда появлялась свободная минутка. Вот такая со мной приключилась история, — улыбнулся Хантер и закрутил в колечко свой хвост. — Я надеюсь, что она станет и для вас хорошим уроком. Я видел, Сиенна, как ты следишь за своим хвостиком, но обо всем другом тоже нужно заботиться, а вечером умываться и чистить зубы. Что ж, друзья, пойдемте спать: вы устали, пора хорошенько отдохнуть.

Глава третья. Маскарад

С появлением новых жильцов жизнь стала гораздо веселей и суматошней. Макс не мог нарадоваться котятам, они же так его полюбили, что иногда ссорились, выясняя, кого мальчик погладит первым. Том и Сиенна обожали носиться друг за другом по узким скрипучим лесенкам старого дома и иногда весьма неудачно попадали под ноги тетушки Джейн, которая всякий раз испуганно вскрикивала и хваталась за сердце: «Ах, это вы, маленькие сорванцы! Играйте осторожней и не бегайте по лестницам, это опасно — можно сломать ногу!»

В результате ногу сломал Макс. Играя, он убегал от Тома и Сиенны и не заметил тросточку Хантера, которую тот поставил у двери в подвал

после прогулки. Бедный Макс запнулся за нее и кубарем скатился с лестницы. Он попытался встать, но не смог, потому что было нестерпимо больно. Макс расплакался.

— Помогите, я не могу подняться, мне больно! — слезы мешали ему говорить, но мальчик все-таки сумел позвать на помощь.

Нога мгновенно распухла и посинела, и все котики, которые тотчас сбежались на зов Макса, очень перепугались и тоже заплакали в голос.

— Что за беда? Что стряслось? — Тетушка тоже наконец-то спустилась в подвал и сразу все поняла. — Вот несчастье! Ну да ничего, держись за меня, малыш, надо скорее ехать в больницу и лечить твою ногу, а вы, мохнатые друзья, помогите мне поднять Макса наверх — не очень-то он легкий.

Тетушка подхватила Макса под мышки, а Хантер с Томом взяли его за ноги. Для этого им пришлось встать на задние лапки, но Хантер уже давно привык ходить, как человек, а Том быстро у него научился. Котики старались держать больную ногу как можно аккуратнее, но Макс все равно ужасно страдал и стонал. Матильда побежала вперед и принесла его теплые варежки и шапочку. Сиенне тоже захотелось как-то помочь, и она стала утирать Максу слезы своим пушистым хвостиком.

— Милые мои котики, спасибо! Не беспокойтесь обо мне, скоро все пройдет, и мы снова будем играть и бегать, — подбадривал скорее себя, чем своих друзей, Макс. Он старался быть мужественным и сильным, но противные слезы все текли и текли из глаз и мешали говорить без всхлипов.

Пока тетушка Джейн вызывала скорую помощь, котики одели мальчика. Приехали врачи, положили Макса на специальную каталку и увезли его и тетушку Джейн на большой белой машине в больницу. В доме стало пусто и одиноко. Притихшие печальные котики собрались было в гостиной у камина, но без людей тут оказалось так неуютно, что они сразу же перебрались в чуланчик к Тому и Сиенне.

— Давайте придумаем, как мы можем помочь тетушке Джейн и Максу, — сказала Матильда. — Нам надо их развеселить, тогда Макс быстрее пойдет на поправку.

— Предлагаю устроить маскарад! — тут же откликнулся Хантер.

— А что это такое — касмарад? — удивилась Сиенна.

— Не касмарад, а маскарад, — засмеялся Хантер. — Во время маскарада все надевают маски и веселятся. Предлагаю переодеться в мышек и спеть какую-нибудь песенку.

— Где же мы возьмем маски?

— Мы их смастерим из бумаги. У Макса на столе есть целый набор цветной бумаги. Я думаю, он на нас не рассердится, если мы ее используем.

— Прекрасная идея, — похвалила Хантера Матильда. — Быстрее за дело!

Котики побежали в комнату Макса и начали вырезать из бумаги разноцветные ушки, сворачивать носики-конусы с пластилиновым шариком на конце, закручивать длинные узкие ленты бумаги для мышиных хвостиков. Собственные прекрасные хвосты они спрятали под попонками из той же бумаги. Получилось не слишком-то похоже на мышек, но зато очень смешно! Сиенна красовалась в розовом, Матильда выбрала голубой цвет. У Тома оказался самый яркий костюм: белые ушки и нос, красная попонка и зеленый хвост — прямо как на итальянском флаге! Что касается Хантера, то он, не раздумывая, вырезал себе костюм из оранжевой бумаги, потому что всем известно: оранжевый — это цвет хорошего настроения.

Шурша бумагой, котики начали спускаться по лестнице на первый этаж. И вовремя — Макс с тетушкой как раз вернулись из больницы.

Нога у бедного Макса была туго перебинтована по колено, сам он уже не плакал, но был очень бледным и серьезным. Держась за тетушку, он запрыгнул в прихожую на одной ноге и сразу же сел на сундук, стоящий у двери. Джейн принялась снимать с него курточку, но в это время увидела на лестнице странную процессию. Она ахнула и от удивления села на пол.

— Боже, что это? Кто это? Макс, скорее смотри, это что за карнавал? — тетушка уже хохотала, утирая слезы, выступившие от смеха.

Макс тоже рассмеялся, но главное ждало их впереди: котики выстроились в ряд и запели:

— Мы бумажные мышата,

Мы веселые ребята,

К Максу в гости мы пришли И подарок принесли!

Пели котики не очень-то складно — времени репетировать у них совсем не было, да и голоса у всех были очень разные, но они так старались, что Максу эта смешная песенка показалось лучшей на свете! Тут Хантер вытащил большую хлопушку и с поклоном преподнес ее Максу. Макс дернул за веревочку, хлопушка взорвалась, и из нее вылетело множество прекрасных вещей: крошечные карамельки, разноцветные марки, наклейки с изображением сказочных героев и даже несколько голубых бабочек! Макс так обрадовался, что вскочил на обе ноги, но тут же сел обратно: больная нога его не слушалась.

— Хантер, Матильда, Сиенна, Том, какие же вы замечательные! Спасибо, что развеселили меня. Таких смешных мышек я никогда не видел — даже в книжках с картинками!

Котики скинули с себя бумажные костюмы, запрыгнули на сундук к Максу и стали тереться об него и мурлыкать изо всех сил. Макс обнял их всех и расцеловал. Тетушка Джейн и котики помогли Максу подняться в его комнату и уложили в постель. В эту ночь тетушка разрешила мальчику и котам спать вместе, и видели бы вы, какая это была картина! На подушке, обнимая голову Макса, лежала Матильда, на его плечах клубочками пристроились Том и Сиена, а Хантер вытянулся рядом с больной ногой, чтобы охранять ее.

Нога у Макса действительно зажила довольно быстро: уже через две недели он снова пошел в школу, правда с костылями, но прошел еще месяц — и мальчик мог бегать как ни в чем не бывало. Только в доме по лестницам никто уже больше не носился, ведь это так неприятно — сломать ногу!

Глава четвертая. Дом на дереве

Пришла весна. В саду тетушки Джейн зазеленела свежая травка и расцвели крокусы. В этом году их было несказанно много, и они покрывали землю прекрасным фиолетово-желтым ковром. Когда котики резвились в саду, им приходилось быть весьма осторожными и внимательными, чтобы не наступить на цветы: одно неловкое движение — и хрупкий стебелек сломан! Тетушка Джейн выходила из высоких стеклянных дверей, наблюдала за играми Макса и котиков и очень сердилась, если замечала, что они нарушили порядок в ее аккуратном саду.

Однажды утром тетушка по обыкновению вышла в сад и — о ужас! — увидела, что почти все ее любимые крокусы поломаны, трава смята и в нескольких местах вырыты черные ямы. — Немедленно идите сюда! Кто все это натворил?! — тетушка Джейн была вся не своя, ее лицо покраснело от возмущения, а руки тряслись.

Котики и Макс в это время только проснулись, но, услышав тетушку, тотчас прибежали и уставились на лужайку с таким недоумением, что всякому стало бы ясно, что они видят эту неприглядную картину в первый раз. Тетушка тоже поняла, что ее подопечные ни при чем, но не могла смириться с разорением сада и на всякий случай решила допросить Макса и Хантера.

— Кто сегодня ночью ходил в сад и устроил здесь такое безобразие? Не вы ли играли в прятки, или догонялки, или, может быть, в войну?

Макс обиделся:

— Конечно, это не мы! Как ты только могла подумать о нас такое? Хантер, Матильда, Том, Сиенна, скажите тете, что мы не виноваты!

Котики дружно подняли хвосты и мелкомелко затрясли кончиками в знак согласия с Максом.

Расстроенная тетушка Джейн стала молча собирать разбросанные по лужайке цветы, а пушистые друзья во главе с Максом принесли земли, засыпали ею черные ямы и посеяли семена газонной травы.

К сожалению, приборка не слишком улучшила вид разоренного сада: темные проплешины на фоне свежей травы выглядели довольнотаки уныло.

— Что ж, не будем огорчаться и дождемся, пока взойдет новая травка. Главное — не забывать поливать, чтобы семена не пересохли.

Через несколько дней появились первые тоненькие травинки, а крокусы, будто компенсируя потерю, расцвели еще ярче и гуще. В сад возвращалась былая красота и порядок. Но однажды утром цветы снова оказались поломаны и растоптаны, а посредине самой красивой лужайки чернела огромная яма.

На этот раз тетушка не удержалась и расплакалась. В полном отчаянии, с ужасной мигренью она ушла в дом и легла в постель.

Хантер сказал:

— Бедная тетушка Джейн! Мы должны обязательно ей помочь и выследить хулиганов, которые безобразничают в саду! У меня есть план, предлагаю его обсудить.

Дружная компания собралась в гостиной у камина и устроила совет.

— Надо организовать дежурство, — поделился своей идеей Хантер. — Будем по очереди следить за садом.

— Я знаю, где мы сделаем наблюдательный пункт: мы построим дом на дереве, — придумал Макс. — Листва прикроет нас и позволит незаметно выследить хулиганов.

В дальнем конце сада, за клубничными грядками, росло большое старое дерево с толстым стволом. Дерево было не слишком высоким, но очень широким, с крепкими ветвями, покрытыми густой листвой. У него было странное название — эвкалипт. Говорят, его посадил предок тетушки Джейн еще двести лет назад.

Именно на этом дереве Макс и задумал построить маленький дом-шалаш.

— Нам предстоит непростое дело, — сказал Макс. — Сначала надо набросать план, а потом уж и строить. Думаю, что на самой толстой ветке надо соорудить деревянный настил для пола, а стены сплести из веревок и прикрепить их к верхним веткам.

Макс взял бумагу и нарисовал картинку с будущим домиком. Получилось очень-очень здорово, и всем сразу же захотелось поскорее его сделать.

— Хантер, тебе нужно найти несколько дощечек, из которых я сколочу пол. Сиенна и Матильда, сплетите из веревок стены, только не забудьте оставить место для окон. Том, забирайся на дерево и найди самую толстую ветку, на которой наш дом будет не только устойчив, но и незаметен.

Все принялись за работу. Хантер обнаружил в сарае несколько крепких досок, Макс распилил их, соединил рейками и прикрепил с трех сторон плетеные стены. Потом он прибил настил к двум основательным ветвям и крепко привязал стены за верхнюю часть к веткам, нависавшим над домиком. Для себя Макс смастерил веревочную лестницу — удобнейшая вещь для тех, у кого нет острых коготков, чтобы карабкаться прямо по стволу.

Макс и котики забрались в свое убежище. Здесь было сумрачно и только солнечные зайчики, пробившиеся сквозь листву, скакали по радостным мордочкам котиков и лицу Макса.

— Я принес термос с молоком и печенье, — сказал мальчик. — Предлагаю отметить наше новоселье!

Друзья с удовольствием съели сладости, запив их любимым напитком всех детей и котиков. Тетушке про убежище на дереве решили пока не рассказывать.

Вечером Хантер и Макс отправились на первое дежурство. Они тихо сидели на дереве, пока не услышали крик тетушки Джейн:

— Макс, где ты? Пора умываться и спать!

Мальчик слез с дерева и побежал в дом. Он быстро умылся, пожелал тетушке Джейн спокойной ночи и притворился спящим. Тетушка поцеловала Макса в лоб и отправилась к себе в спальню. Макс подождал еще немного и, достав из тумбочки приготовленные заранее сосиски для Хантера, тихонько прокрался к двери, ведущей в сад. Там он взобрался по веревочной лестнице в домик на дереве и закинул ее на ближайшую ветку.

Хантер несказанно обрадовался угощению — он успел изрядно проголодаться на своем посту.

Друзья сидели в домике, стараясь не шуметь, и вглядывались в ночную темноту. Ночь прошла спокойно. Несколько раз Макс начинал клевать носом и ненадолго засыпал, но Хантер не будил мальчика, а лишь еще внимательней смотрел вниз.

Как только рассвело, Макс вернулся в дом и как следует выспался в своей постельке.

На следующую ночь дежурили Том и Матильда. В самую полночь они услышали странные тявкающие голоса: один, сиплый, принадлежал старому облезлому лису, рядом с которым шли два лиса поменьше — наверное, его дети. У одного лисенка было черным левое ушко, у другого — правое. Звери только что перебрались через ограду, низкую со стороны густых высоких кустарников в глубине сада, и направлялись к дому. Вдруг старый лис остановился, посмотрел направо, затем налево, принюхался и начал решительно рыть яму, быстро-быстро разбрасывая землю огромными лапами.

Том и Матильда не знали, что делать: силы были слишком неравными, чтобы сражаться. Лисы просто бы съели бедных котиков. Но храбрая Матильда не растерялась:

— Мы должны выполнить задание и не дать лисам портить сад! Я приманю сюда самого маленького лисенка. Мы его поймаем и поднимем на дерево. Тогда старому лису придется выполнить наши условия.

Она спустилась с дерева и прокралась к лисенку, который вынюхивал что-то возле скамейки. Внезапно выскочив перед ним, она крикнула:

— Не догонишь! — и побежала в сторону эвкалипта.

Лисенок бросился за ней. Около самого дерева Матильда внезапно развернулась и прыгнула ему под ноги. Лисенок завалился на бок, и в этот момент на него упал моток веревки, сброшенный Томом. Матильда схватила зубами конец веревки и опутала ею ноги зверька, да так быстро и крепко, что он и сам не понял, как очутился в плену у бесстрашных котиков. Они затащили его наверх, и Матильда громко закричала:

— Эй, старый лис, твой сын у нас. Если ты хочешь, чтобы мы его отпустили, перестань портить наш сад!

Лисы прекратили рыть яму и подошли к дереву. В это время лисенок сверху жалобно заскулил:

— Помогите!

— Отпусти моего сына, кошка. Мы уйдем из вашего сада.

— Но обещайте, что больше никогда не придете сюда!

— Обещаю.

Пока Матильда вела переговоры со старым лисом, Том спросил у лисенка:

— Зачем вы роете ямы в нашем саду?

— Мы ищем подземный ход, который ведет в старинную усадьбу около реки.

— Это тот большой дом, где живет румынский князь?

— Да, князь Георгиус. И у него во дворе большой птичий двор. Мы хотели пробраться туда, чтобы украсть цыплят.

Том удивился:

— Разве у вас нет специальной еды для лис? Наша хозяйка каждый день дает нам вкусный кошачий корм, да кроме того угощает и супом, и мясом, и рыбой, и даже креветками! — Здесь Том облизнулся, потому что он очень любил креветки. Лисенок горестно вздохнул:

— Нам никто не дает еды. Люди захватывают наши леса, строят на их месте дома и дороги, и нам приходится искать еду на помойках и в садах. Люди ненавидят нас, травят и убивают. Тебе этого не понять, домашнее животное. Вы живете на всем готовом.

Том обиделся:

— Я хоть и «домашнее животное», но могу и мышь поймать! Матильда, послушай, эти лисы не плохие — просто они очень голодные. Из-за людей у них нет ни дома, ни еды. Наверное, нам стоит помочь им.

Матильда, которая хорошо знала, что такое несправедливость, задумчиво произнесла:

— Пожалуй, это хорошая идея. Только мы должны посоветоваться с остальными. Как тебя зовут, малыш?

— Я Кей, а мою сестренку зовут Джуна.

Том и Матильда осторожно спустили лисенка на землю и сами спрыгнули с дерева. Старый лис хмуро смотрел, как они распутывают веревки на лапах его сына. Матильда сказала ему:

— Приходите завтра в наш сад, когда стемнеет. Мы придумаем, как вам помочь. А пока забирайте наши сэндвичи и котлеты: хорошо, что мы не успели их съесть.

Том метнулся в домик на дереве и принес еду, запасенную Максом для ночных дежурных. Не прошло и минуты, как лисы проглотили угощение, а потом вместе с Матильдой и Томом прибрались в саду. К счастью, на этот раз урон оказался не слишком большим: лисы успели выкопать только одну ямку, к тому же не в самом приметном месте.

Лисы ушли, а котики остались ночевать в саду, ведь это так увлекательно — спать в собственном маленьком домике, да еще и высоко на дереве!

Глава пятая. Прогулка

На следующий день рано утром, когда все в доме еще спали, Матильда тихонько зашла в комнату Макса, запрыгнула на кровать и аккуратно погладила его по щеке кончиком хвоста. Макс тотчас проснулся.

— Матильдочка, миленькая, как дела? Все ли было спокойно?

Кошка рассказала мальчику про ночные приключения с лисами. Он задумался:

— Как бы нам им помочь? Может быть, попросить тетю Джейн давать лисам корм, как и вам?

— Нет, Макс, я думаю, что говорить про лис ей вовсе не стоит: люди не слишком-то жалуют лис.

— Да, точно. Тетушка недавно ругалась на лис, которые потрошат помойные баки.

Говорила, что они ужасные грязнули и спасенья от них нет. Она ни за что не согласится их кормить. А как выглядит сад? Тетушка заметит чтонибудь, как ты думаешь?

— Мы прибрались, но если она пройдется по саду, то заметит, что кое-где непорядок. Мы должны отвлечь ее! Надо что-то придумать.

Макс ненадолго задумался, а потом воскликнул:

— О, у меня есть одна идея! — и он радостно потер ладошки.

После завтрака тетушка Джейн, как обычно, вышла из дверей на мощеную площадку перед садом. Мохнатые питомцы в ту же минуту окружили ее, начали тереться об ноги и громко мурлыкать. Необычная ласковость котиков, которые вились у ее юбки, не давала тетушке и шагу ступить по дорожке в сад. Растроганная, она принялась брать своих любимцев по очереди на руки, гладить их спинки и щекотать за ушками. Тут раздался голос Макса:

— Тетушка, не могла бы ты помочь мне и объяснить одно место в нотах?

Джейн поспешила в дом: она любила заниматься с мальчиком фортепиано. Обычно Макс старался увильнуть от занятий музыкой, и ей приходилось по нескольку раз напоминать ему, что пора разучивать новую пьесу или играть гаммы, но сегодня Макс сам сел за пианино и усердно повторял сложный пассаж.

Тетушка устроилась рядом и стала терпеливо помогать ему разбирать ноты. Это занятие длилось целых три часа, как раз до обеда. Тетушка Джейн была абсолютно счастлива. Она и поверить не могла, что Макс может заниматься с таким рвением, и решила вознаградить его старания.

— Чего бы тебе хотелось, Макс? Ты большой молодец и заслужил подарок. Может быть, купить тебе новых солдатиков или мягкую игрушку?

— Тетушка, мне не нужно подарка, — ответил мальчик, хотя ему очень хотелось получить и солдатиков, и чудесного серенького пушистого котенка, ну совсем как живого, которого он увидел в большом магазине игрушек на Риджентс-стрит. Но сейчас гораздо важнее было не отступать от придуманного плана, поэтому он отказался от подарков и просто сказал: — Давай пойдем после обеда гулять вдоль канала!

Он знал, что тетушка обожает гулять, и не сомневался, что она согласится.

— Милый мой мальчик, мы обязательно прогуляемся, а потом пойдем в самую вкусную кондитерскую и будем пить чай с пирожными и шоколадом!

— Ура! Только давай возьмем с собой котиков!

— Ну что ж, вместе нам будет веселее, так что я не возражаю.

Пообедав, веселая компания отправилась на прогулку. День был великолепный: послеполуденное солнце отражалось в спокойной воде канала, по которой вслед за нашими друзьями скользили лебеди. Они уже знали Джейн и Макса и надеялись получить сухарики, которые тетушка всегда брала с собой для угощения.

Хантер и Матильда уже не раз гуляли здесь, а Том и Сиенна впервые вышли к каналу. Раньше им не доводилось видеть таких огромных птиц, и они опасливо прижимались к ногам Макса.

— Не бойтесь лебедей, они не причинят вам вреда. Главное — поздороваться, — со знанием дела сказал Хантер и любезно приподнял шляпу в знак приветствия.

Птицы покачали своим прекрасными головами в ответ.

На маленьком мостике, перекинутом через канал, Сиенна случайно посмотрела вниз и увидела свое отражение. Для прогулки она прицепила около левого ушка атласный розовый бантик с перламутровыми бусинками и совершенно не ожидала, что увидит в воде хорошенькую киску с точно таким же чудесным бантиком. Сиенна в изумлении остановилась и потрогала свой бантик. Бантик оказался на месте, а вот кошечка в воде тоже стала теребить свое украшение. Сиенна рассердилась, наклонилась пониже, чтобы понюхать ее, но не удержалась и плюхнулась в воду.

— Мяяяяу, спасите! Мяяяяяу! — кричала, захлебываясь, несчастная киска, успевая оглядываться в надежде увидеть рядом виновницу своего падения в канал.

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.