18+
Исповедь Призрака. Confession of a Ghost

Бесплатный фрагмент - Исповедь Призрака. Confession of a Ghost

Премия им. Ф.М. Достоевского / F.M. Dostoevsky award (Билингва: Rus/Eng)

Объем: 798 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

ИСПОВЕДЬ ПРИЗРАКА / CONFESSION of a GHOST

или «ДО и ПОСЛЕ. 40 СТУПЕНЕК НЕБЫТИЯ.

Матрица Пространства Времени»


or «BEFORE and AFTER. 40 STEPS of NON-EXISTENCE.

Matrix of the Space of Time»


роман из серии «ИГРА в ИНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ»,

a novel in the «PLAYING ANOTHER REALITY» series,


лауреат премий и победитель конкурсов:

the winner of the following literary competitions and awards:


· «ДУША ПРАВОСЛАВИЯ» / «The ORTHODOX SOUL» 2022

НП «Литературная Республика»,

Московская городская организация Союза писателей России

Moscow City Organization of the Union of Writers of Russia

with NP «Literary Republic»


· им. Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО «ЖИЗНЬ ЗАДЫХАЕТСЯ БЕЗ ЦЕЛИ» / F.M. DOSTOEVSKY, «LIFE SUFFOCATES WITHOUT A GOAL» 2021

Московская городская организация Союза писателей России

Moscow City Organization of the Union of Writers of Russia


· «РОССИЯ-ГРЕЦИЯ XXI» / «RUSSIA-GREECE. The 21st Century» 2020

в рамках Перекрёстного года языка и культуры Россия-Греция 2019—2020, НП «Литературная Республика»

within the framework of the Russia-Greece Cross Year of Language and Culture 2019–2020, NP «Literary Republic»


· им. Д. Л. АНДРЕЕВА «ТВОРЕЦ МИРОВ» / D.L. ANDREEV, «CREATOR of the WORLDS» 2019

Открытый Литературный Клуб «ОткЛиК»

Open Literary Club «Response»


С. И. Рудакова: «Иная Реальность — проза нашей жизни»

Проза Александры Крючковой поражает искусством владения Словом, естественной одухотворённостью описываемых событий, подлинным мастерством авторского стиля, не заумным, а естественным проникновением в Иную Реальность, которая переплетается с реальностью земной в путешествии души, ведомой по лабиринтам судеб её небесным Хранителем.

Роман «Исповедь Призрака» — книга с удивительно тонким переплетением ниточек уникального полотна, прекрасным литературным языком и самоиронией автора, с нестандартным сюжетом и непредсказуемым финалом, в котором «все ружья выстреливают» — интригует с момента прочтения аннотации.

Этот роман очень точно охарактеризовал Владимир Георгиевич Бояринов, Председатель Московской городской организации Союза писателей России во время награждения Александры Крючковой премией им. Ф. М. Достоевского «Жизнь задыхается без цели» 2021: «У нас сегодня на презентации Александра Крючкова — писатель, поэт, мистик, философ… с книгой, о которой мы с вами уже писали, — „Исповедь Призрака“. И она в новой обложке, потому что это очередное издание — бум настоящий, бум на книжном рынке, которого мы не видели уже давным-давно!.. Не перестаёт удивлять Александра Крючкова, вызывая на откровения глашатаев своих мистических открытий. Призрак, затаившийся под новой обложкой, уже не просто вещает — он исповедует свои истины…»

Да, именно, — истины! Поскольку речь идёт о неминуемом торжестве человеческого Духа, Сил Света и Добра.

«Современный роман, но он же — вне времени. В нём много мудрых мыслей, если не сказать „истин“. Он лёгок и глубок одновременно. Сказочен и реалистичен. В нём нет идеализированных персонажей и аксиом, но он излучает незримый свет Иного мира… По ходу чтения, параллельно и как-то автоматически, проводишь ревизию своей жизни, делая тот самый „шаг в сторону“. Происходит пересмотр ценностей и возникает непреодолимое желание кардинальных изменений в собственной матрице…» — В. В. Морозов.

И пусть читателя не пугает, что мы находимся на территории неизвестной нам Иной Реальности!

«Очевидно, что изучением Иной Реальности автор занимается с методичностью, близкой к научной, а её работа в этой области, как и над парадоксальными свойствами слова, сравнима с деятельностью целого НИИ… Путь смертного, начертанный на Небесах, кажется фатально предопределённым, но… нет! Автор раскрывает возможности Духа в самых неисправимых обстоятельствах и вместе с представителями Сил Света протягивает руку помощи всем её читателям!» — В. Г. Шильцын.

При этом язык всех персонажей, даже призраков, равно точен и понятен читателю, несмотря на использование автором особого словаря духовных, астрологических, эзотерических и других специфических терминов, — диву даёшься, с какой лёгкостью разворачивается нить Ариадны в поисках истины и любви, и тем притягательней примерить истории главной героини Алисы на себя и тоже отыскать «своё».

«Казалось бы, сочетание несовместимого — икон и звёздного Неба, переживаний живого человека и мечущейся души, нашей действительности и других её измерений, скрытых за словами „где-то во Вселенной“. Но простыми и понятными словами автор даёт возможность осознать устройство Мироздания и „осознаться“ в нашей реальности. Земная судьба героини, рассказы из Библиотеки Вселенной, разговоры с планетарными духами, путешествие по Сферам, прогулки по Афону и беседы с его жителями причудливо переплетены в единое повествование с оригинальным сюжетом и непредсказуемой развязкой!» — В. В. Морозов.

Впрочем, роман заметили ещё в 2019 году, после первого же выхода в свет под названием «До и после. 40 ступенек Небытия, или Матрица Пространства Времени. Исповедь Призрака», а отзывы первых читателей вошли в предисловие ко второму изданию.

«Роман-событие в литературе. Роман-симфония. Роман гениальный (не побоюсь этого слова!). Настолько многоплановый и многоголосный, что было страшно — а вдруг что-то (при таком-то объёме) не „свяжется“ во единое целое. Но каждая ниточка вплетается в „ковёр“ настолько гармонично, тонко, логично и таким простым человечным языком, что вызывает искренний восторг и уважение! Читала дважды: первый раз — „в погоне за сюжетом“, как мистический детектив, взахлёб, не могла остановиться, а потом выдохнула и перечитывала медленно, смакуя детали. И вот, дойдя до определённой фразы Хранителя, вдруг… случился инсайт! — я внезапно осознала своё предназначение на Земле! Вся жизнь прокрутилась мгновенно, и я поняла, что я делаю здесь! Мне хотелось плакать от счастья! Я благодарю автора за его Слово, которое пробуждает нас ото сна и творит такие чудеса!» — Е. В. Ерофеева-Литвинская.

Чудеса — всегда рядом, но мы часто не обращаем на них внимания. Проза А. Крючковой — не просто чудесна, но музыкальна и кинематографична. Рано или поздно, романы и повести Александры будут экранизированы, я в этом уверена. И не я одна.

«Автор не просто хорошо знает мир Иного Пространства, но в совершенстве владеет им, живет в нем, чувствует себя как рыба в воде и являет собой настоящий Кладезь Знаний. Чем дальше, тем очевиднее проявляется автобиографический стиль, наряду с талантливыми и очень легкими приемами фэнтези. К счастью, тёмное и злое занимает в романе меньшее место! Это добрая светлая книга, без пошлости и грязи. Для тех, кто предпочитает настоящую литературу, готов открывать для себя что-то новое, смотреть на мир пытливым взглядом, переживать и со-чувствовать, читать между строк и делать для себя соответствующие выводы… Очень удачно использован музыкальный фон — Лунная соната! Звучащая сначала едва уловимо, она постепенно переходит на крещендо и накрывает тебя с головой… В целом фабула настолько многогранна, что создается уверенность в нужности издания книги не только в нашей стране, но и за рубежом! А ещё лучше — с экранизацией!» — И. К. Буторина.

Обложкой первого издания романа послужила икона «Лествица», написанная на Афоне (в Греции) по благословению специально для этой книги, и в августе 2019 первая версия романа (впоследствии отредактирован и сокращён автором) была передана А. Крючковой с дарственной надписью архимандриту Евлогию (Иванову) — настоятелю Русского монастыря Святого Пантелеимона на Афоне, в краеведческий музей Урануполи и в дом-музей местной поэтессы и писательницы Джойс Мэри НанКивелл Лок, персонажа «Исповеди». «Тесная связь с православным детством и поздней сердечной любовью к греческому Афону отражена и в романе „Исповедь Призрака“ (или Матрица Пространства Времени. До и после. 40 ступенек Небытия), центральную часть которого занимают афонские истории, рассказы местных жителей, жития Святых и чудеса их икон, записанные автором в ходе её поездок в деревушку Урануполи, расположенную на границе со Святой Горой,» — М. Пальшина.

Александра Крючкова заслуженно отмечена дипломом «инициатора и участника проекта Россия-Греция XXI“ в рамках „Перекрёстного года языка и культуры Россия-Греция 2019—2020“ за роман „Исповедь Призрака“, посвящённый полуострову Афон и Святой Горе в Греции, и вклад в развитие международных отношений в области культуры и литературы» (НП «Литературная Республика», 2020). «Эта книга — окно в Иную Реальность. Она пропитана вселенской любовью и дарит надежду каждому, кто по-настоящему в неё верит… Сюжет действительно захватывает, пытаешься распутать клубок вместе с главной героиней, но он всё время выскальзывает из рук и держит тебя в напряжении до последнего… Читается легко и интересно, а главные герои становятся настолько „родными“, что хочется поехать на Афон, зайти в Тёмную Башню и за чашкой астрального чая пообщаться с призраком Джойс,» — И. А. Антонова.

В 2019 году «Исповедь Призрака» была удостоена премии им. Даниила Андреева «Творец миров» Открытого Литературного Клуба «ОткЛиК». Руководитель клуба Людмила Королёва, член СП России, на вручении диплома и именной статуэтки автору, так отозвалась о «Исповеди»: «Есть книги, которые принадлежат вечности, и это — одна из них… Такие романы не забываются. Их можно перечитывать в разные периоды жизни и находить для себя что-то новое. Возможно, самый главный герой… так и остался за кадром. Он молча наблюдает за читателем с неба и улыбается автору». Впрочем, с Даниилом Андреевым этот роман сравнивали и Герман Арутюнов, и Вадим Шильцын. Сергей Берсенев, 1-ый зам. Председателя Правления МОО СП России, Руководитель Творческого центра «Облака вдохновения», заслуженный писатель МГО СПР, отметил Александру дипломом лауреата конкурса «Иная Реальность» им. Леонида и Даниила Андреевых за повесть «Остров Харона», да и всё творчество А. Крючковой на тему «Иной реальности» близко по духу «Розе мира». И вот, уже на церемонии подведения итогов литературных конкурсов 2021 МГО СПР совместно с НП «Литературная Республика», А. Крючкова была объявлена лауреатом конкурса «Писатель XXI века» в номинации им. Д. Андреева за авторскую серию книг «Игра в Иную Реальность», а годом ранее за ту же серию она награждена орденом «За вклад в литературу России XXI века» (решение Правления МГО СПР от 16.01.2020).

По-эзоповски загадочные, произведения Александры Крючковой, к счастью, существуют и в нашей реальности. Все её книги, несмотря на трагичность сюжетов и флёр смерти, написаны во славу жизни и пронизаны божественной любовью, они направляют читателя к свету и добру, оставляя после прочтения душевную лёгкость и радость от соприкосновения с магией творчества! А ещё… Иная Реальность — это правда нашей жизни, поэтому в заключении я лишь процитирую постскриптум автора в предисловии к «Исповеди Призрака»: «Когда будете на Афоне в Урануполи, найдите Димитру и попросите её показать Вам то место на стене в её лавке, где материализовалась икона Святого Петра с ключами…»

Светлана Ильинична Рудакова,

поэт и писатель, член Союза писателей России

Газета «Литературные известия» №1 (199), 2022


Л. Я. Резник: «Нобелевская премия по литературе»

Александра Крючкова выдвинута на Нобелевскую премию по литературе 2023: Е. В. Степановым, кандидатом филологических наук, поэтом и Президентом Союза писателей XXI века, а также В. Г. Бояриновым, поэтом и Заслуженным работником культуры РФ, Председателем Московской городской организации Союза писателей России.


Леонид Яковлевич Резник,

Заслуженный работник культуры РФ, Заслуженный писатель МГО Союза писателей России, директор ГБУДО г. Москва «Детская школа искусств им. Ю. С. Саульского»


«Книга Воспоминаний» 2022, ISBN 978-5-7949-0958-6, М.: — МГО Союза писателей России, НП «Литературная Республика», 2022 — 238 с.

L. Ya. Reznik, «Nobel Prize Award in Literature»

Alexandra Kryuchkova was nominated for the Nobel Prize Award in Literature 2023 by Eugeny V. Stepanov, doctor of philology, poet, CEO & President of the Union of Writers of the XXI Century, and by Vladimir G. Boyarinov, poet, Honored worker of culture of Russia, CEO of the Moscow City Organization of the Union of Writers of Russia.


Leonid Yakovlevich REZNIK,

Honored worker of culture of Russia, Honored writer of the MCO of the Union of Writers of Russia, Director of Moscow School of Arts after Yu. S. Saulsky


«The Book of Memories» 2022, ISBN 978-5-7949-0958-6, M.: — Moscow City Organization of the Union of Writers of Russia, NP «Literary Republic», 2022 — 238 p.


Эта книга посвящается / This book is dedicated to

· Урануполи / Ouranoupoli,

моей любимой деревне / my favorite village

расположенной на границе со Святой горой Афон в Греции /

located on the border with the Holy Mountain Athos (Greece),

и всем её жителям/ and its residents;


· Джойс Мэри НанКивелл Лок / Joice Mary NanKivell Loch,

известной писательнице и персонажу романа /

a famous writer and a character of this novel;

·       моим греческим друзьям / my Greek friends:


Димитре Дросинос, Димитрису, Софии / Dimitra Drosinos, Dimitris, Sofia

Стильяносу Дросинос и Натали / Stylianos Drosinos & Nataly,

Николетте и Никосу Ладжерису / Nikoleta & Nikos Ladgeris,

Юлие и Янису / Julia & Janis,

Руле, Кирияки и её отцу / Roula, Kiriaki & her father,

Янису Антонакису / Janis Antonakis,

Сократису, Василиосу, Апостолу / Socrates, Vasilios, Apostolis

Георгию Кирияку / George Kiriakou

Марии Рига / Maria Riga,

Эфи и всей семье Коккинос / Efi & all Kokkinos family,

Лие, Сюзанне / Leah, Souzanna

Никитасу Мартигакису / Nikitas Martigakis;


·      а также / as well as to:

Высшим Силам / the Forces of Light,

Рэю, Светлане и Вадиму / Ray, Svetlana, Vadim

Любови Михайловне Анисенковой / Lubov M. Anisenkova,

Сергею Михайловичу Макаренкову / Sergey M. Makarenkov


и иным персонажам моей Матрицы / and other characters of my Matrix.


ПРОЛОГ

Где-то во Вселенной

Как долго я спала? Мы были одним.

— Просыпайся, душа моя, тебе пора.

Я возвращаюсь из сна, не помня, что мне снилось. Возможно, это был сон без сновидений. Мы быстро перемещаемся по бесконечным коридорам Вечности по направлению к одному из самых важных зданий во Вселенной — Небесной Канцелярии, откуда всё земное начинается, и где оно же и заканчивается. Я ещё не знаю, что меня ждёт на Земле, а Он мгновенно читает мои мысли:

— Жизнь в земном теле — достаточно короткая штука, Рух. Да и я — всегда рядом, вспоминай обо мне почаще, и всё будет хорошо.

— А я смогу видеть тебя там?

— Ты сможешь меня чувствовать. И мы продолжим точно так же общаться: мысленно, без слов. Это гораздо важнее, чем видеть земными глазками и слышать земными ушками.

И вот она — Небесная Канцелярия, свидетельница беспрерывного потока душ, сопровождаемых на Землю их духами — Хранителями. У входа в здание нас приветствует Страж. Он сканирует каждого, кто сюда приходит, и подбадривает меня:

— Приятного путешествия, Рух, и счастливого возвращения!

Мы следуем по коридорам Канцелярии, пока Хранитель не останавливает меня у дверей в Зал Формирования Астральных Тел, а сам исчезает внутри. Передо мной в очереди — ещё одна Рух, похожая на меня, как две капли воды, — все воплощающиеся до формирования астрального тела выглядят белыми и пушистыми комочками чистой энергии Света. Отличить нас могут только Хранители. Мимо проносятся служители Канцелярии в белых одеждах, безумно занятые и не обращающие никакого внимания на нас, новеньких.

— Когда-то они тоже воплощались на Земле, — шепнула мне соседка по очереди. — Интересно, кем они были?

— А ты уже знаешь, что тебя ждёт? — поинтересовалась я.

— Хранитель знает, а душа узнаёт по мере спуска по Лестнице, читая планы Творца на своё воплощение, отражённые в Скрижалях и небесном паспорте. На последней ступеньке паспорт проштамповывается и опечатывается. После возвращения в Зале Судий происходит сверка «план-факт», оглашаются вердикты. Так сказал мне Хранитель. Но судьба не предопределена жёстко, её можно менять в рамках Пространства Вариантов, ограниченного записями в паспорте. Правда, попробуй вспомнить о своих планах на Земле! Там же всё иное! Представь, у тебя появятся руки, ноги, голова и туловище! И ты залезешь внутрь тела, и им надо учиться управлять! Ты же будешь вынуждена ходить ногами, а не перемещаться в пространстве силой мысли. Земное тело постоянно требует земной пищи, а не Света! А сколько у них там языков? Почти в каждой стране — свой, мысленно на Земле уже не пообщаешься!

Я собиралась задать соседке пару вопросов про загадочное земное тело, но её позвали формироваться, а мой Хранитель вернулся.

— Ты уже знаешь, Ангел?

— Матрицу твоего Пространства Вариантов? — да, но судьба фактическая во многом зависит от твоего выбора. У каждого — свой крест, душа моя. Жизнь в теле полна боли и страданий. У кого-то их больше, у кого-то — меньше.

— Ты говоришь абстрактно, потому что не хочешь меня огорчать? Но ведь скоро я и сама всё узнаю.

— Безусловно. И я обещаю приложить максимум усилий, чтобы ты прошла свой путь на Земле по лучшему из возможных сценариев. А ты постарайся вспомнить о существовании меня, Небесного Мира и его законов.

Мы зашли в полумрак Зала Формирования Астральных Тел, освещённого лишь светом звёзд, по центру которого возвышалась круглая сцена с проецируемыми на неё голографическими знаками, математическими формулами и геометрическими чертежами.

— Сейчас Страж Времени озвучит место и момент твоего воплощения на Земле, — произнёс Хранитель. — Голограммы замрут и отобразят исходное расположение — координаты Небесных Тел в 12-ти Сферах твоей будущей жизни. На сцену выйдут планетарные духи-формовщики. Ты станцуешь с ними танец судьбы под Музыку Сфер.

— Танец? Зачем?

— Каждый из планетарных духов передаст тебе соответствующие элементы-атомы с присущими ему характеристиками для формирования твоего астрального тела. Атомы выстроятся не хаотично, а образуют определённые связи между собой, в зависимости от аспектов планет и звёзд на момент воплощения, и сформируют уникальный узор души по замыслу Творца. Астральное тело — эмоций и чувств — помогает на Земле общаться с Тонким Миром и влияет на тело физическое. В ходе танца летописцы зафиксируют в Скрижалях небесные координаты — исходные точки Матрицы судьбы и выведут математические формулы возможных сценариев в Пространстве Вариантов.

И вот я — на сцене, в центре круга. Зал замирает в ожидании. Хранитель занимает место рядом с летописцами. Страж Времени озвучивает присутствующим координаты моего воплощения, и мгновенно меняются голографические изображения в круге, разделяя его на 12 разно-размерных секторов — Сфер, или Домов, с четырьмя осями, образующими крест, в точке пересечения которых нахожусь я, а планетарные духи так же неравномерно занимают свои места и пронзают меня лучами энергий, выстраивая между собой ещё неизвестные мне аспекты. Я уже не слышу вердиктов летописцев — Музыка Сфер пробивает меня насквозь и пульсирует во мне волнами тысячи оттенков чувств, притягивая множество разноцветных атомов в строго определённое им место, — увеличиваясь, я обретаю контуры: у меня появляются руки и ноги, я ощущаю собственные границы, а планетарные духи по очереди подходят и кружат меня в вихре танца судьбы, вращая моё тело с бешеной скоростью, но в ритме звучащей Музыки, которая полна пронзительной глубины и силы.

Музыка стихла. Всё замерло. Ух!.. Я стояла на сцене, ещё не осознав происшедшего, но заметив на своём астральном теле серебристое платье — мне предстоит воплотиться женщиной. Хранитель взял меня за руку и повёл за собой. Я слышала печаль в его мыслях и вздохи летописцев.

— Что всё это значит? — спросила я Хранителя, открывающего дверь к Лестнице. — Почему они вздыхают?

Хранитель не успел ответить — тёмная сущность, из свидетелей моего танца в Зале, самодовольно посмеиваясь, глядя в глаза Хранителю, воскликнула:

— Наша пошла!

— Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь! — ответил ей Хранитель, и мы вышли за дверь — во Вселенную, чтобы добраться до Лестницы.

— Ангел, а почему чёрт так сказал?

— Не обращай внимания, всё — в наших мыслях. Итак, у Лестницы 40 ступенек, но каждая душа спускается на Землю по персональному коридору. Каждая из ступеней — деталировка небесного паспорта. Вот он, держи! — Хранитель протянул мне книжицу с непонятными числами, градусами, знаками и формулами. — Всё прояснится по ходу нисхождения!

— Там что-то плохое? Но я хочу исполнить предназначение и вернуться к тебе, сюда! — воскликнула я.

— Ты — светлая душа, но на Земле не все помнят о Небе, а жизнь иногда ставит человека в тупик, и когда есть предрасположенность…

— К чему? — не унималась я от пугающей неизвестности, но Хранитель молчал.

У Дома с цифрой 1 на парадной двери нас уже заждались девушка в белом платье и мужчина в фиолетовой мантии, — они оба танцевали со мной в Зале.

— Я — Селена! — улыбнулась девушка. — А это — Сириус. На момент воплощения мы находимся прямо в точке твоего первого вдоха, над дверью в Дом №1. Каждый из 12-ти Домов представляет Сферу Жизни. Ты пройдёшь их все и познакомишься с планетарными духами, с которыми танцевала в Зале, чтобы узнать о своём предназначении и судьбе. Воплощённые обычно всё забывают, но Астральные Скрижали помнят всё про всех и каждого. Да и Хранитель поможет или подскажет.

— Я постараюсь вспомнить!

— Ты должна вспомнить, — уточнил Сириус многозначительно, Хранитель вздохнул, а Селена погладила меня по голове и произнесла:

— В одном из вариантов судьбы ты не выдержишь экзамена жизни, нарушив закон Неба.

— Я кого-то убью? — воскликнула я в ужасе.

— Ты вернёшься досрочно, — ответил Хранитель.

— Нет, это невозможно! — я облегченно выдохнула и засмеялась.

— Так иногда случается даже с очень светлыми и добрыми душами, — констатировала Селена. — Земля полна искушений, не все мысли — от Хранителя, а Небо порой кажется слишком далёким и несправедливым. Каждая душа перед спуском по Лестнице имеет право единожды переместиться в любой фрагмент любого из возможных сценариев будущей жизни — в Пространстве Вариантов все они уже зафиксированы. Подумай: что посмотреть, что стоит узнать, или что важного ты можешь сделать там сейчас? На уровень Сознания информация о перемещении после воплощения вряд ли проникнет, но в критических ситуациях можно многое вспомнить, подключаясь к Астральным Скрижалям через Подсознание, чтобы скорректировать сценарий.

— Хорошо… Допустим, существует наихудший вариант сценария, на неизвестном мне отрезке которого случается нечто — как причина, приводящая меня к ошибочному действию-следствию. Ни саму причину, ни момент её возникновения мне не угадать. Значит, надо поговорить с самой собой за минуту до совершения действия-следствия для выяснения причины, чтобы вспомнить её заранее уже на Земле и либо не допустить её возникновения, либо отреагировать на неё иначе, чтобы избежать следствия. Так?

Хранитель вздохнул, Селена взглянула на Сириуса, и тот произнёс:

— Подсказывать сейчас мы не имеет права, и, если ты неверно сформулируешь…

— Но я не вижу иных вариантов!

... Дождливая ночь. «Я в Будущем» сидела на подоконнике у открытого окна в чёрном балахоне с чётками в руках. Заметив меня, она обернулась, встала во весь рост на подоконнике и облегчённо выдохнула:

— Ну наконец-то… Как же долго я тебя ждала.

— Но почему?! — спросила я.

— Почему что? — спокойно переспросила она.

— Почему ты не хочешь жить?

— Там же всё про всех известно, а уж тем более ангелу моей смерти!

— Но я — не ангел! Мне просто надо понять, что произошло!

— Тогда ты ошиблась адресом, и нам не о чем говорить, — произнесла она с досадой и повернулась лицом к дождю.

— Умоляю всеми Святыми, скажи, почему?!

Она обернулась, держась правой рукой за оконную ручку, а левой — по-прежнему перебирая чётки.

— Я ничего не помню. Помнить — больно. Эта боль убила бы меня, кто-то из нас должен был умереть: или я, или боль. Я молилась — просила стереть мне память, чтобы не сбежать в Небо, но это была лишь иллюзия выбора! Бог услышал мои молитвы и стёр память. С тех пор я просыпаюсь по утрам и ничего не помню. Даже того, что произошло накануне. Такая жизнь ужасней любой смерти. Благими желаниями вымощена дорога в Ад. От судьбы не уйдёшь! Я пыталась избежать того, к чему в итоге и пришла. Но мне не страшно — я умерла одновременно со своей памятью.

Хранитель завис в воздухе перед окном, а рядом с ним появился тот самый чёрт, который шепнул мне перед дверью: «Наша пошла!» Промокший чёрт потирал свои омерзительные копытца и с нетерпением бил хвостом по скользкому карнизу.

«Я в Будущем» заметила мой взгляд, повернулась лицом к дождю и, увидев Хранителя, вскрикнула:

— Это ты!

Она уже собиралась сделать шаг навстречу Хранителю, которого явно приняла за ангела смерти, как я ринулась к ней, пытаясь ухватить за чёрный балахон, чтобы… но… о ужас! — мне показалось, что именно из-за меня, из-за этого моего движения — энергетической волны, она внезапно поскользнулась на залитом дождём подоконнике и — вместе с оконной ручкой, не выдержавшей нагрузки, в одной руке и с чётками в другой — мгновенно рухнула во тьму.

— НЕЕЕЕЕЕЕЕТТТТТТ!!! — закричала я.

Чёрт радостно исчез, а Хранитель, тяжело вздохнув, обнял меня.

— Почему ты ничего не сделал? Почему не спас? Она ничего не помнила! У неё были чётки — она молилась, понимаешь? А ты не слышал её! И знал, что я не смогу ничего узнать и изменить, потому что вы забрали у неё память!

— Успокойся, Рух! Всё будет хорошо, нам пора.

— Подожди. Возможно, здесь есть подсказка.

Я огляделась по сторонам — кухня. Стол у окна с подсвечником, залитым воском. На стенах слева — иконы. Справа — плита и раковина. Просканированный холодильник оказался практически пуст — половинка лимона и творог.

Я прошла из кухни в прихожую и далее — в комнату: опять иконы на стенах, камин, кресло-качалка, кровать и платяной шкаф. На прикроватной тумбочке — молитвослов. Внутреннее наполнение шкафа по количеству вещей напоминало содержимое холодильника.

— Ничего не понимаю, — прошептала я. — Она была монахиней?

Хранитель отрицательно покачал головой. Я вернулась в коридор: как и в прочих помещениях, на стенах — иконы. Внезапно я заметила ещё одну дверь с ржавым замком, за которой скрывалась комната, где — вот это да! — находились мешки со всякой всячиной, покрытые паутиной и пылью, видимо, «Я в Будущем» заперла здесь своё Прошлое.

— Нам пора, Рух! — окликнул меня Хранитель.

— Я мигом, — произнесла я, почему-то метнувшись в дальний угол к стеллажу, и принялась молниеносно сканировать названия книг, пока мой взгляд не остановился на «Верите ли Вы в призраков?». — Мне нужна эта книга. Я хочу забрать её с собой!

— Оставь. Все книги хранятся в Библиотеке Вселенной. Ты сможешь читать её, спускаясь по Лестнице. Тебя устраивает такой вариант?

— Хоть что-то, — пробормотала я в ответ, и уже через мгновение мы вернулись к загадочному Дому №1.

40 До/1 После. Возвращение на Афон

Где-то во Вселенной

Пытаясь абстрагироваться от увиденного в потенциальном Будущем, я собралась распахнуть дверь в Дом №1, как Селена остановила меня.

— Не спеши, Рух! Пообщаемся вчетвером в звёздном саду, — с улыбкой произнесла она и повела меня к небесным качелям. — Как думаешь, что тебя ожидает на Земле?

— Когда Хранитель пробудил меня ото сна, я думала о светлом и радостном. Мне говорили, что земные родители помогают душе освоиться в новом пространстве, потом дети вырастают, встречают земную любовь, создают семью в домах, где тепло и уютно, заботятся друг о друге и работают, делая нечто полезное для мира. Но теперь не знаю, что и думать. Я так и не поняла, кем стану и через что мне предстоит пройти.

— Всем страшно перед воплощением, — успокоила меня Селена. — Небесный паспорт — не приговор, но лабиринт с коридорами предопределённых вариантов. Выходить за рамки лабиринта запрещено, но внутри него почти всегда есть право выбора.

Мы с Селеной уселись на качелях, а Сириус и Хранитель потихоньку их раскачивали.

— Ты находишься в отправной точке судьбы, — произнёс Сириус, — в моменте первого вдоха на Земле. Эта точка называется Асцендентом, она попадает в один из 360 градусов небесного круга, Часов Жизни, и фактически определяет всю твою земную жизнь.

— И что это за градус? — поинтересовалась я, и на экране Вселенной замерцало Созвездие Большого Пса.

— Магический градус тайны и пророческого дара, — сказала Селена, — один из самых мистических, именно здесь Солнце соединяется с Сириусом. Сириус, Альфа Созвездия Большого Пса, Небесный Волк, — символ людей-одиночек, которым неважно мнение окружающих, их тянет к исследованию Незримого Мира, что может закончиться весьма трагично из-за ослабленного чувства самосохранения.

— Кстати, градусы имеют цвета, — уточнил Сириус. — Мой — фиолетовый, знак посвящённых, означает прямую связь с Небом и высокую духовность. Данный градус обычно акцентирован у аскетов и духовных учителей-просветителей, но иногда и у великих учёных, литераторов, переводчиков, дизайнеров интерьеров — у неординарных и загадочных личностей, чаще — гениальных, чьи жизни переполнены таинственными событиями и «случайными» совпадениями.

— Будешь предчувствовать грядущие события, — добавил Хранитель.

— Сириус — великий маг, — подтвердила Селена. — Ему 250 миллионов лет. Королевская звезда ярчайшего света! Светимость Сириуса превышает солнечную в 25 раз. Звезда посвящённых, получающих духовную поддержку из Тонкого Мира. Она передаёт ключи от Тайных Знаний, обеспечивает авторитет, славу и всевозможные почести. Сириус акцентирован в небесных паспортах множества известных людей.

— А кто все эти люди? — поинтересовалась я, с любопытством рассматривая голографические портреты на экране.

— Альберт Эйнштейн, лауреат Нобелевской премии в области физики. Он проникал в Тонкий Мир, исследовал Пространство и Время, предсказал квантовую телепортацию и гравитационные волны, занимался проблемами космологии и изучал воздействие полей, — сказал Хранитель.

— Елена Петровна Блаватская, — добавил Сириус, — посвятила жизнь исследованию Тонкого Мира, написала много книг по Тайным Знаниям, основала Теософское общество.

— Лауреат Нобелевской премии по литературе, поэт, писатель и художник Герман Гессе, — улыбнулась Селена. — Он интересовался психоанализом, исследовал душу и её состояния, занимался философией и сравнительным религиоведением.

— Сириус можно назвать «пламенем бессмертия», — сказал Хранитель. — Души, воплощающиеся под Сириусом, оставляют значительный след на Земле. Какой именно — зависит от соединения Сириуса, его аспектации и небесного паспорта. В Древнем Египте дети-Сириусы определялись на роль жрецов.

— Однако запомни, — предупредил Сириус, — я предоставляю человеку колоссальную энергию, которой сложно управлять, — даже небольшое действие может произвести пожар. Но если мою энергию не использовать или использовать во зло, человек будет ею же сожжён или укушен, я же заведую волками и собаками.

— Либо человек служит человечеству, — резюмировала Селена, — сознательно принося своё «Я» в жертву, за что получит славу и признание, либо его отзывают с Земли. Моя роль не столь велика, но поддержка Высших Сил тебе гарантирована на протяжении всего воплощения!

— Селена, планета Света, умножает мои силы, — добавил Хранитель.

— Верно, — улыбнулся Сириус, — а мы с Селеной попытаемся оградить тебя, Рух, от Чёрной Магии. Станешь человеком, от которого исходит Небесный Свет, люди потянутся к тебе за помощью. Селена склоняет к альтруизму, но энергетические доноры привлекают вампиров-манипуляторов, а Светлые существа ненавистны Силам Тьмы. Нечисть будет сужаться вокруг тебя плотным кольцом и вряд ли оставит в покое до твоего возвращения в Небо. Аналогичное положение Селены у Жанны Д`Арк, обвинённой в колдовстве и сожжённой на костре во времена инквизиции. Тебя не сожгут, но пострадать придётся. Обладая экстрасенсорными способностями и даром целительства, сможешь стать Белым Магом.

— У Святого Серафима Саровского аналогичная Селена, — добавил Хранитель. — Полюбишь природу, и она ответит взаимностью, животные будут тебя слушаться. На Земле очень красиво, Рух! Горы, деревья, цветы, бабочки порхают, пчёлы трудятся. Но нам пора в Библиотеку, читать книжку из Будущего!

Библиотека Вселенной

— Ничего себе! — воскликнула я.

— Величайшее книгохранилище. Здесь собраны даже черновики из когда-либо существовавших в проекции. А уж рукописи и воистину, как сказал один писатель, не горят!

— Но как здесь сориентироваться и добраться до нужной книги?

— Сформулировать мысленно, что требуется найти.

Мы заняли кресла в Читальном Зале. Едва я вспомнила название, как книжка появилась прямо передо мной. Я посмотрела на обложку и прочитала имя и фамилию автора.

— Кто это — Алиса? Ты её знаешь, Ангел?

— Конечно! Это ты.

— Ничего себе сюрприз! Я-то думала, что просто общалась с призраками. Возможно, в книге указана причина стёртой памяти? О нет! Нет! — воскликнула я, прочитав аннотацию. — Это рассказы, написанные в детстве! Здесь не может быть причины!

— Все люди — родом из детства. Да и нет ничего случайного, тем более для души с Сириусом и Селеной на Асценденте!

Книга раскрылась на рассказе «Письмо», и я прочитала текст загадочного послания из переписки третьих лиц, живущих в конце XIX века и явно связанных с Теософским обществом госпожи Е. П. Блаватской. Заканчивалось оно так: «„Безусловно, в жизни моей происходили и другие необъяснимые случаи, связанные с перешедшими в Мир Иной, но признаюсь Вам, что больше всего меня всегда беспокоили взаимоотношения живых людей, ведь именно они превращают некоторых из нас в призраков… 13 апреля 1883 года“ P.S. Письмо найдено автором книги в Астральных Скрижалях 13 апреля 1994 года. Подчёркивания сохранены…»

— Как это понимать, Ангел? Она, то есть я в детстве, залезла в Астральные Скрижали, нашла это письмо 111 лет спустя после его написания третьим лицом четвёртому лицу и зачем-то опубликовала?

— Сделай запрос в Астральные Скрижали на существование оригинала.

Я сосредоточилась, отправила мысленный запрос, и перед моим взором возникла прозрачная старинная бумага, исписанная заковыристым женским почерком.

— Сверь дату, — предложил Хранитель. — Найди отличия между оригиналом и копией. И заметь, что несколько слов, переданных не калькой, но верно по смыслу — не такой уж и плохой результат!

Урануполи, Афон, Греция

Наконец-то! Я — здесь! Боже, какое же это счастье возвращаться сюда снова и снова! Я ожидала выдачу багажа в аэропорту Салоники с предвкушением чашки кофе на балконе с видом на море в моей уютной норе в Урануполи. В августе я снимаю квартиру на верхнем этаже в доме Николетты, 5—7 минут пешком до парома на Афон. Афон в Греции — не только государство в государстве, православная монашеская республика на Святой Горе, куда не пускают женщин. Афон — полуостров, почти целиком принадлежащий Православному Афону до войны с Турцией. Позже, для расселения греков-беженцев, часть монастырской территории была передана светской Греции со сдвигом границ к Урануполи, городу Неба (или Урана — планеты, заведующей Небом), ныне — небольшую деревушку, доступную для проживания всех желающих. Из неё рано утром отправляется паром в Дафни (порт Афона), а в 10 — экскурсионный корабль до Святой Горы, чтобы туристы полюбовались монастырями издалека и приложились к Святыням, которые приплывают к кораблю на лодках с афонскими монахами. У подножия Горы захватывает Дух! — огромный столп Света уходит в Небо. Эх, бы я была мужчиной, поднялась на Гору, пожила в монастырях и… вернулась бы? Счастье — умереть на Святой Земле. Но и в Урануполи чувствуешь распахнутые Врата, и тебя мгновенно слышат в Небе, каждое слово и мысль. Я люблю Урануполи! Мне нравится там всё: люди, море, еда, атмосфера душевного спокойствия и Дух Святой Горы. Афон — это любовь с первого взгляда, и моё сердце навсегда останется с ним.

Багаж начал выползать на ленту. Перемещая взгляд с одного чемодана на другой, я заметила Монаха-Старца. Я встречала его раньше, но где и когда? Впрочем, на Афоне повсюду — монахи, особенно в августе, — пик паломничества, ведь отмечается множество православных праздников, включая день Святителя Пантелеимона, в честь которого назван афонский Русский Монастырь, и Успение Богородицы. И я люблю слушать истории про Афон, когда монахи, останавливаясь на ночлег в Урануполи, ужинают в кафешках и делятся впечатлениями. Я вышла из здания аэропорта. На улице, как и обычно, меня встречает Костас, друг моей подруги Димитры. Он хватает мои вещи, и вот мы уже мчимся по серпантинам «домой». Через час — полтора я брошусь в объятия Николетты, схвачу ключи от своей норы, закину вещи, выпью чашечку кофе и побегу на море — самое прекрасное, лазурное, райское море с видом на сказочный остров Амульяни, на Святую Гору и таинственную Башню; море с рыбками и белым песочным пляжем, на котором всегда мало людей, но есть тень от оливковых деревьев. К обеду я возвращаюсь домой и до 18-ти занимаюсь рукописями, на этот раз — чудом уцелевшими рассказами из книги «Верите ли Вы в призраков?». В 18 жара начинает спадать, и я отправляюсь на променад — встречать закат на границу с Афоном у полуразрушенного монастыря Зигу, где можно искупаться в скрытой от посторонних глаз бухте, а затем возвращаюсь к Башне — символу Урануполи (бывшая гостиница для монахов, а ныне — музей), пью кофе с друзьями, обмениваясь историями, в том числе про Святых и иконы. Я люблю Афонские иконы, люблю подолгу на них смотреть — чувствовать, здесь много живых и уникальных! В полночь я возвращаюсь домой.

Урануполи

— С возвращением! — воскликнула Николетта. — Квартира Алисы ждёт свою хозяйку! Кофе?

Я распахнула дверь на балкон и улыбнулась: «Привет, Город Неба! Привет, Солнце и Море! Здравствуй, Афон и Святая Гора!»

Внезапно зазвонил телефон, но номер не определился.

— Привет, Алиса, — раздался знакомый мужской голос. — С возвращением!

— Рэй?! — я не верила своим ушам.

— А где ты сейчас? — поинтересовался он.

— На Афоне… Послушай, но…

— На Афоне? Хм… — казалось, он был удивлён.

— Я всегда на Афоне в августе… Но Рэй…

— В августе?! — ещё больше удивился он.

— Да послушай же ты меня! Как ты можешь мне звонить? Ты — призрак!

— Призрак, и что? Ты никогда не общалась с призраками?

— Вот так, как сейчас с тобой, нет.

— Значит, пришло время, чтобы теперь и так — тоже.

— А что ты хотел мне сказать? — спросила я, почти расслабившись и смирившись с возможностью общаться по телефону с призраками, звонящими в прямом эфире на Афон с неопределяющихся номеров.

— Да так… Ладно, я понял. Увидимся.

— Где? Здесь, на Афоне? — удивилась я.

— Кто ж меня, колдуна, на Афон пустит? Во сне! — засмеялся Рэй, и связь прервалась.

В Урануполи всего две многолюдные улицы: морская, с кафешками и магазинами, и центральная, через два дома от морской, в основном с иконными лавками. Улицы начинаются у Башни.

Иконная лавка Димитры находится на центральной улице прямо напротив Башни, а Святая Марина, замахивающаяся на Дьявола топориком, приобретённая у Димитры, — моя первая афонская икона. Димитра и вся её семья — греки. Мы общаемся по-английски.

— Привет, Алиса! Надеюсь, Костас домчал тебя молниеносно? Как море?

— Я — в Раю, спасибо! — улыбнулась я и заскользила взглядом по стене с рукописными иконами.

— Марина у тебя уже есть, и Святое Семейство — тоже, — Димитра помнит все иконы, которые у меня уже есть. — Кстати, как поживает Марина? Она ещё не зарубила Дьявола топориком?

— Всё ещё рубит, — вздохнула я. — Мне нужна икона Святого Петра.

— У меня есть Пётр и Павел!

— Пётр и Павел у меня есть. Кстати, я хожу в церковь Святых Апостолов Петра и Павла, подворье Оптиной Пустыни. Знаешь, что они символизируют?

— Я не такая набожная, поэтому и расспрашиваю тебя про иконы, пользуясь тем, что ты любишь кофе, — Димитра улыбнулась.

— Пётр и Павел — символ дуальности мира, чёрное и белое, слитое воедино, левый и правый путь. Пётр считался главным апостолом в Католичестве, а Павел — в Православии. На Афонском изображении они обнимаются, и их объятие — в форме сердца.

— Белая и Чёрная Магия?

— Можно и так сказать, но мне нужен Пётр с ключами, — уточнила я, продолжая осматривать рукописные иконы, многие из которых я уже видела здесь в прошлом году.

— С ключами от Рая? — переспросила Димитра.

— У него там два ключа, — засмеялась я, — и не факт, что оба — от Рая!

— Ты же у нас на Афоне — уже в Раю! — сказала Димитра, доставая амбарную книгу, в которой ею ведётся учёт всех заказанных на Афоне икон, их поступление и продажи. — Нет, Петра с ключами я никогда не заказывала. Позвоню завтра монахам-близнецам в скит Святой Анны, возможно, они успеют написать икону до твоего отъезда.

…Я зашла в иконную лавку семьи Яниса. Его родители говорят по-гречески, но Янис изучал русский. Он всегда поздравляет меня с православными праздниками, отправляя фото рукописной иконы праздника из их магазина. Недавно у Яниса родилась дочка.

— Алиса! С приездом, дорогая! Как дела? Как поживает Ваш кот?

Кот — не мой, но периодически у меня гостит и, совершая обход по квартире, включая открытые полки с Афонскими иконами, прикладывается к иконам лбом, прямо как человек. Я фотографировала кота, чтобы показать афонцам.

Отец Яниса здоровается со мной на греческом и сразу же просит девочек, работающих в их лавке, сварить кофе. Янис показывает новые иконы и делится последними новостями, а я медленно обхожу пространство и здороваюсь со Святыми, и те приветствуют меня в ответ. Янис говорит, что я чувствую живые иконы. А ещё есть следящие — Святые смотрят прямо на тебя, независимо от твоего перемещения в пространстве.

— Николай у Вас есть, и Александра тоже, — Янис помнит все иконы, которые у меня уже есть. — А чего у Вас нет?

— Лестницы, — призналась я.

— Редкая икона! Позвоню завтра в келью Святого Николая, узнаю, нет ли у них писаной, и тогда закажу, если нет, чтобы успеть до Вашего отъезда! Надо только выбрать образ — сейчас покажу, как у нас её пишут, и размер. Лестница помогает душам пройти Мытарства. Надеюсь, у Вас никто не умер? — Янис открыл страничку в Интернете и показал мне варианты лестниц.

Выбрав Лестницу, я оглянулась по сторонам, чтобы обозначить желаемый размер, и мой взгляд остановился на нижней полке в угловом стеллаже, откуда на меня пристально смотрела Богородица, явно живая, и я непроизвольно вздрогнула:

— Вот такого размера…

Кофе мы пьём на улице у входа в магазин Яниса. Здесь так принято: владельцы магазинов пьют кофе, общаются с прохожими, потом переходят улицу и пьют кофе с теми, кто напротив, обмениваясь новостями или молча рассматривая туристов с пакетами: пакеты, мелькающие чаще других, — указание на самую процветающую лавку в Урануполи. А Янис рассказывает мне про Афон, он бывает в кельях, беседует со старцами и водит туристов на Гору.

— Не встречали 12 отшельников? — поинтересовалась я.

— Чтобы их встретить, надо быть Святым, — вздохнул Янис и нырнул в лавку к только что зашедшим в неё покупателям.

— Как я рада, что Вы снова с нами! — воскликнула Лия, грузинка, моя ровесница, живущая здесь почти десять лет, сотрудница Яниса. — Слава Богу, Вы живы и здоровы! Вы очень светлая, даже хозяйка говорила: в Алисе — иная доброта, настоящая, с Неба.

— Спасибо, Лия! А Вы не знаете, как называется вот та икона Богородицы? — я показала её Лие сквозь витрину.

— Даже не помню, откуда она у нас. Но завтра скажу!

…Кирияки — племянница Димитры, да и Янис — её племянник, в этой деревушке почти все — родственники, хотя и не все дружны между собой. Кирияки досталась по наследству иконная лавочка её отца, который два года назад переквалифицировался в продавца мороженого. Лавочка, как и у Димитры, была небольшой, но Кирияки закупала большие и дорогие иконы. Мне нравился один из иконописцев, который писал для неё, и за приемлемые деньги.

— Привет, Алиса! Я снова беременна, как видишь! — улыбнулась она.

— И опять мальчик?!

— Ага! — засмеялась она и после приветственных расспросов приступила к обзору своих новинок.

— Алиса, очень рад тебя видеть! — обнимая и целуя меня в щёки трижды, произнёс зашедший в лавочку отец Кирияки. — Надолго к нам? Знаешь, а ведь ты никогда не уедешь! Останешься навсегда жить на Афоне!

— Кирияки, а у тебя нет, случайно, Святой Варвары с чашей? — поинтересовалась я, размышляя над словами её отца.

— С чашей — нет, а так — есть! А зачем тебе? Она от внезапной смерти оберегает? Чтобы не умереть без причастия?

Кирияки обещала узнать про Варвару, а я направилась к Сократису.

Сократис — друг Димитры, грек, но мы общаемся по-итальянски, хотя он говорит и по-английски. На итальянском нас никто не понимает, да и полезно попрактиковаться. Сократис любит редкие иконы и мне про них рассказывает — эмоционально! — похож на итальянца темпераментом.

— О! Алиса! С возвращением! Эх, что я тебе покажу! — кричит он издалека, а затем достаёт телефон и находит фото: — Про меня написали статью в National Geographic! Смотри! Видишь? Вот моё имя, вот название и адрес моей иконной лавки! А это мои иконы, вон они — на той стене! Прикинь, пришли журналисты и даже не сказали, кто они и откуда! Я, ты же знаешь, всегда говорю правду про иконы, и я им всё сказал! И они написали!

— Поздравляю! — улыбнулась я и, переведя взгляд на стену с иконами, замерла как вкопанная.

— Кофе? — предложил Сократис, не заметив моего оцепенения.

— Ты знал! Мне нужна эта икона, нигде не могла найти, даже решила, что её не существует!

— Какая из?

— Четырёх Евангелистов!

— Ха! У меня всегда есть то, чего якобы не существует! Ты же здесь — как местная жительница, всё про всех знаешь, что по чём, кто и чем торгует, разбираешься в техниках письма. А зачем тебе Четыре Евангелиста?

— Переписать Будущее.

Где-то в Тумане

Мы поднялись на лифте на последний этаж огромного торгового комплекса.

— Закрой глаза и дай мне руку! — загадочно произнёс Мишка и повёл куда-то, а затем шепнул: — Открывай!

— Вау! — воскликнула я, поскольку прямо перед нами, будто зависший в воздухе над пропастью, под куполом торгового комплекса, находился Фиалковый Остров, к которому вёл узкий мостик.

— Да не бойся, мост — настоящий, не рухнет! Потрясающая кафешка, и здесь сегодня завтракаем только мы!

Мы приземлились на диван, утопающий в фиалковых зарослях: они окружали нас со всех сторон — настоящие, крупные, красивые и… печальные. Официантка удалилась, приняв наш заказ, а Мишка достал и протянул мне подарочную коробочку:

— С Днём Святого Валентина!

— Спасибо! Ангелы всегда нужны, их много не бывает, — улыбнулась я, увидев чудесного серебряного Ангела-Хранителя, а затем, ещё раз окинув взглядом цветы, вспомнила: — Фиалки в Греции — символ траура! Представь, молоденькую Персефону, собирающую фиалки, похитил владыка Царства Мёртвых. С тех пор греки усыпают фиалками преждевременно умерших девушек.

— Да забей ты на Грецию! Лучше скажи, почему до сих пор не эмигрировала в Италию? Сто раз говорили: нечего тебе тут делать! Ты знаешь итальянский. Тебя в Италии принимают за местную жительницу. Ты молодая, умная, красивая. Ну? Сегодня же зарегистрируем тебя на международных сайтах знакомств. Помнишь, фотосессию осенью? Море потрясающих фоток! Выберем самые-самые, и через месяц ты пригласишь меня на свадьбу! Вот увидишь! Чего зря время-то терять? Чудо ты в перьях! Кстати, о перьях! Что пишешь?

— Ничего… Но знаю, что должна написать. Видела Там.

— Про Иную Реальность?

— Да, но, наверное, время ещё не пришло.

— А что видела?

Я задумалась над тем, как объяснить земному человеку, что мне показали в Небе, и перевела взгляд на цветы, но заметила Рэя — на мостике, ведущем к Фиалковому Острову.

— Так что тебе показали, Алиса? — переспросил Мишка, сидя спиной к приближающемуся к нам Рэю.

— Агрегацию атомов, — выдохнула я Мишке.

— А я углубился в научные книги, где столько всяких открытий в квантовых областях понаделали, и всё такое про Иную Реальность, прямо дух захватывает! Хочешь, дам почитать?

— Алиса, хочешь фокус? — спросил Рэй, присев рядом.

— Хорошо, дай почитать, — ответила я Мишке.

— Не бойся, — Рэй протянул мне руку. — Закрой глаза.

Я вопросительно посмотрела на Рэя, но не могла ослушаться. Мы сделали пару шагов от стола, в то время как Мишка, как ни в чём не бывало, продолжал:

— В следующий раз сразу три книжки тебе привезу. Итак, что мы делаем сегодня?

— Открой глаза, Алиса, — шепнул Рэй, и я повиновалась.

Мы стояли с Рэем на мосту. Я перевела взгляд на… О нет! Там, за столом, на Фиалковом Острове! Там по-прежнему была Я!

39 До/2 После. Тёмная Башня

Где-то во Вселенной

— Страшно, Рух? — спросил Хранитель у двери Дома №1.

— Ага, — призналась я.

— Не бойся. Не то место, где действительно страшно.

Я послушно распахнула дверь, шагнула внутрь и ожидала увидеть всё что угодно, но… Я оказалась на подвесном хрупком мостике, раскачивающемся от ураганного ветра над бушующим морем! Ветер жаждал сорвать мост и бросить его в бездну. Мост вёл к острову, окружённому высоченной каменной стеной, за которой возвышалась Тёмная Башня, уходящая прямиком в Небо.

— Где мы? Что происходит? — закричала я Хранителю, и огромные волны обрушились на нас, явно пытаясь утопить.

— Пойдём-пойдём, — Хранитель провёл меня до железных ворот крепости, которые тут же послушно отворились, а за ними… было так тихо, будто бушующего моря не существовало! Мощёная камнями дорожка вела к Башне, в окнах которой мелькнуло несколько призраков. По бокам от дорожки над красивыми цветочными клумбами порхали бабочки.

— Как здесь всё странно! Даже цветы, — невольно вырвалось у меня, — красивые, но печальные. Почему?

— Это фиалки, — Хранитель вздохнул, а я заметила приближающегося к нам Монаха-Старца.

— Здравствуй, Рух, — произнёс Старец, пронзая меня глубоким взглядом. — И Ангелу твоему здравия и сил. Море здесь почти всегда неспокойно. Вот-вот начнётся гроза. Пойдёмте, погреемся у камина.

Мы зашли в Тёмную Башню. В руке Старца появилась свеча. Он зажёг её силой мысли, и мы поднялись по узкой винтовой лестнице на последний этаж с крошечной дверью, украшенной черепом и надписью: «Memento Mori». Первое, что бросалось в глаза в комнате-келье, — отсутствие крыши: над нами раскинулось звёздное Небо, по которому проплывала Луна. Голый каменный пол. Маленькое окно без стекол, но с решёткой. У окна — деревянный стол, на нём — старинные книги, перо и чернильница. У камина — кресло-качалка. Над камином — потрескавшееся зеркало. Стены украшали подсвечники и иконы Святых, каждый из которых улыбнулся в ответ на моё мысленное приветствие.

— Мы — внутри твоего «Я», Рух! — шепнул Старец, присаживаясь в кресло у мгновенно запылавшего камина.

— Дом №1 — самосознание, — подтвердил Хранитель, — то, какая ты личность внутри, а не снаружи, твоё «эго».

— Эгоизм и гордыня тебе не грозят, — усмехнулся Старец. — Дом №1 оказался не роскошным дворцом, и даже не замком, а Тёмной Башней на островке, занимающем всего лишь 13 градусов из 360-ти в Круге, рассчитанном на 12 Сфер Жизни. Повезёт тебе с числом «13», раз уж и первый вдох — в 13-м градусе Рака, и в твоём «Я» — 13 градусов.

— Дверь открывается в момент первого вдоха, — уточнил Хранитель, — Дом №1 — ещё и Дом Жизни, а его Хозяин — Управитель Судьбы, в твоём случае — это Луна, но она находится слишком далеко отсюда, Селена является фиктивной планетой, Сириус — звездой, поэтому Старец-Сатурн выполняет роль доминанта Судьбы и оказывает максимальное воздействие на твоё Сознание.

— Ангел, не спеши! Скакать по Лестнице — дело неблагодарное, шишек можно набить, — остановил Хранителя Старец и материализовал для нас два кресла. — Остров находится в море, в знаке стихии Воды — Раке, Рух. Ты — эмоциональная и ранимая девочка, тонко чувствующая непроявленное и скрытое, Потусторонний для людей — наш Мир. Про таких на Земле говорят: живут без кожи, но имеют потрясающую интуицию. А мы говорим про Астральное — Звёздное тело — сверхчувствительную душу, находящуюся в вечном поиске покровительства и защиты — каменной стены. Однажды ты возведёшь высоченную каменную стену, отгородившись от людей из-за причинённой ими острой душевной боли, и построишь Тёмную Башню, уходящую в Небо, чтобы общаться с нашим Миром, изредка приглашая в гости избранных — с кем не нужно бояться быть раненой или убитой.

— Рак — нежное тельце и непроницаемый панцирь?

— Да, именно. Детям с тобой комфортно, они чувствуют мир, как и ты. А вот со взрослыми… При малейшей угрозе дискомфорта уйдёшь в себя — спрячешься. Осторожность, застенчивость, боязнь выражать эмоции из-за страха показаться смешной, слепленной из иного теста. Потрясающее воображение, но врождённая неуверенность в себе и страх перемен. Задача — раскрыть таланты, щедро предоставленные Небом, и, наступая на горло страхам, делиться с людьми результатами творчества души.

— А моя мама? Разве она не будет меня защищать? — спросила я.

— Да, — вздохнул Старец, — таким, как ты, важна поддержка, одобрение, любовь и забота близких. Свойственна сильная привязанность к матери и колодцу Прошлого. Он спрятан в подвале Башни. Ныряя в него, ты станешь глубокой личностью.

— А у меня будет большая семья?

— Про семью говорится не здесь, — Старец снова вздохнул. — Но ты будешь стремиться свить уютное гнёздышко в тихой гавани, чтобы чувствовать себя в безопасности. Когда обрастёшь панцирем, люди перестанут понимать, кто ты, — каменное выражение лица станет твоей маской. В отличие от большинства земных женщин, ты нелюдима и немногословна, но умеешь слушать и слышать, обладаешь способностью разговаривать молча. Ищи тех, с кем можно общаться без слов, как принято здесь. Твоей Селене свойственно помогать людям, ты склонна к самопожертвованию. Преданная, честная и верная, но легко внушаемая душа, ты открыта для магических воздействий, в первую очередь — со стороны партнёров по браку или по бизнесу. Тебя будут обманывать и предавать, но лучше быть преданной кем-то, чем предать кого-то.

— А я буду жить у моря?

— Ты будешь его любить и бояться одновременно, рисовать с детства, даже ещё не увидев его земными глазами. Что ты чувствовала, когда шла по мосту?

— Страх, — согласилась я со Старцем.

Внезапно за окном грянул гром и мгновенно хлынул дождь.

— Уран шалит, — вздохнул Старец. — Впрочем, о твоей рачьей сущности я сказал достаточно, остальное Луна детализирует.

Из потрескавшегося зеркала стали появляться призраки, они окружили меня со всех сторон и потянули за собой в… Библиотеку Вселенной.

— Не поняла, — призналась я Хранителю, присаживаясь в кресло в Читальном Зале, — почему в моём Сознании появляются призраки и живёт Монах, а на двери в келью висит табличка «Помни о смерти»? Старец ничего не сказал о себе, Луна проплыла над Башней куда-то вдаль, а море хотело меня утопить.

— Не всё сразу, Рух! Лестницу надо прошагать, а не проскакать. Внимательно слушай и впитывай в себя информацию, — проще на Земле вспоминать будет.

Книжка раскрылась на странице с миниатюрой «Девочка и Море»:

«Она подолгу сидела у моря на закате, Девочка в розовом платье. О чём-то размышляла и пристально смотрела в Небо. Она видела Таинственную Страну в облаках, где жили крылатые люди. Сиреневые замки манили её к себе, в их причудливых садах благоухали сказочные цветы и пели волшебные птицы. Ветер доносил до Девочки необычайные ароматы и отзвуки чарующих мелодий. А ещё она видела в Небе знакомые лица, они улыбались и звали Девочку в Небесную Страну, в Город Солнца. Она мечтала попасть к ним, но не знала, как это сделать, — у неё не было крыльев. Солнце садилось в море. Тёплые волны ласкали её ножки, напевая тихую добрую песню, которую она слышала от матери, когда была ещё совсем маленькой. Девочка оглянулась, но на берегу никого не было, и ей стало совсем одиноко. Угрюмые Скалы не понимали её, потому что не имели чувств, отчего, впрочем, и не умирали. Скалы, как и обычно, лишь молча созерцали картину на закате Солнца: Девочку и Море. Солнце приближалось к линии горизонта. Волны шептались всё громче и громче. Волшебная Страна уплывала вдаль, теряя свои очертания. Девочка стояла у моря. И слёзы упали в море, и море стало солёным… Чайки, прилетевшие вечером на тот берег, уже никого не застали. Солнце скрылось за горизонтом, наступала ночь. Где-то далеко в Небе они заметили очертания неизвестного Города. Им стало интересно: что это за Город — не на Земле, а в Небе? Никогда раньше они не видели таких городов! И две самые любопытные чайки решили долететь до загадочного Города, но тщетно — у них не хватило сил. А Девочка исчезла. Скалы больше не созерцали её здесь, на берегу моря, на закате Солнца. И только книжка, оставленная Девочкой на прибрежном камне, напоминала им о её существовании…»

Урануполи

Я проснулась от звонка будильника в 9:50. Мне снился странный сон, но Рэй… что он хотел сказать? Фиалковый остров существовал на самом деле. Мишка, отличный поэт и зам. министра, пригласил меня в то кафе отметить выход его книги, в которой были и стихи, посвящённые мне. Мечтал погулять на моей свадьбе в Италии.

Я спустилась на завтрак. Мама Николетты готовит его сама. Её завтраки гораздо вкуснее, чем в гостиницах, да и моя комната — просторнее, а уж какой у меня шикарный балкон! Днём Солнце с него уходит, позволяя мне обедать, обозревая острова в лазурном море; по ночам мимо проплывает Луна, а загадочная многолучевая звезда подмигивает. Дом построен на скале, возвышающейся над морем, словом, живу я на последнем этаже таинственной Башни, чтобы спокойно беседовать с Небом, не боясь цунами. Забавно! Везёт мне на «13» — это номер моей квартиры на Афоне, дачи и гаража, квартиры экс-мужа в Москве, последние цифры телефонного номера. Поднимаясь с завтрака, я столкнулась с горничной и попросила её не убираться у меня каждый день, а только выносить мусор, — мне нравится чувствовать себя как дома… Море — море — море… Накупавшись, обычно плюхаюсь в белый песок у дальних скал, а потом возвращаюсь домой, по дороге купив мороженое и фрукты в магазине при таверне «Акрополи», где я изредка ужинаю. Прочитав «Девочку и Море», в которой править особо нечего, я впала в воспоминания детства, но ровно в 18:00 (люблю распорядки и всё системное, не переваривая хаоса) отправилась на прогулку к Афонской границе, прихватив с собой акафист «Взыскание погибших», — днём слишком жарко. По дороге я захожу в церковь Святых Константина и Елены, где находятся Иверская, Скоропослушница и старинная икона любимой греками и мной Святой Петки Параскевы. Именно Петка — первая рукописная икона у меня дома, я купила её в замке на острове Святого Стефана в Черногории, где жила в отпуске давным-давно. В Урануполи в церковь можно заходить в любой одежде и обуви, а гречанки не покрывают голову платком в знак памяти о войне с Турцией — протест против мусульманских обычаев. Внутри церкви работают кондиционеры и стоят стулья, на которых прихожане сидят, за исключением особых моментов богослужения.

Дорога к границе с Афоном начинается от Башни и идёт налево вдоль моря, перпендикулярно центральной улице. Минут через 30 вы увидите монастырь Зигу, монумент «Охраняется ЮНЕСКО», золотой герб Афона, колючую проволоку и небольшой таможенный дом, хотя на Афон в 99% случаев, если море не штормит, добираются на пароме, а не по суше. Я люблю эту деревенскую дорогу — мимо виноградников и оливковых рощ, участков местных жителей, и крошечного лакшери отеля «Скиты», где я сама бы не отдыхала, потому что море после Башни — другое, оно резко меняется, превращаясь из доброго и домашнего в стихийное и суровое, будто граница начинается сразу за Башней. Я добрела до границы и привычно остановилась у разрушенного монастыря Зигу, первое упоминание о котором относится к 941 году. Обычно доступ на территорию раскопок закрыт, но София, дочка Димитры, однажды провела меня сюда и показывала всякое интересное и любопытное. Я повернула направо и дошла до моря вдоль колючей проволоки, поприветствовала Святую Гору и прочитала акафист. У проволоки летают стражи — осы, сканируют намерения, но я не собираюсь пресекать границу, и меня оставляют в покое. София показала мне потрясающей красоты таинственную бухту правее от границы. Между скалами существует небольшой проход, но во время вечернего прилива попасть в бухту или выбраться из неё можно только вплавь, поэтому брать с собой ничего ценного не стоит — всё оставляется на скале при входе. Я залезла на одну из скал, чтобы встретить закат. Солнце напоминало горящую свечу. Сделав несколько фото, я обнаружила отчётливо проявленных призраков, отправила кадры своей знакомой, Светлане, и, подняв голову, увидела… Клянусь, это был тот самый Монах из аэропорта! Он медленно шёл вдоль берега, затем присел на камень неподалёку и тоже встречал закат. Когда Солнце исчезло, я побрела обратно. Старец направился следом за мной, но свернул к таможне. Я облегчённо выдохнула. В нём было нечто, что отличало его от других монахов, но что?

Димитра беседовала с мужем и братом у своей иконной лавочки напротив Башни. Она поприветствовала меня улыбкой, предложила кофе и поинтересовалась, как прошёл мой день.

— Ходила на границу, а Пётр с ключами как поживает?

— Я позвонила монахам-близнецам, но они сказали, что сейчас — август, и у них сплошные праздничные мероприятия. Могу прислать тебе Петра почтой, месяцев через девять, — предложила Димитра, протягивая мне кофе. — Сегодня пара из Сербии купила две нерукописные иконы, а мужчина из Лондона, не поверишь, твою любимую «4-ое Поколение»! Как вошёл в лавку, так замер и говорит: «Хочу!»

Лондон… Что-то внутри ёкнуло, и одновременно я увидела Монаха, того самого! Он вышел на площадь перед Башней, пересёк её и…

— Извини, клиент! — шепнула Димитра и нырнула в магазин, а я сделала несколько шагов к Башне, но Димитра вернулась: — Прости, ложная тревога!

— А Башня, ты говорила, она закрыта?

— Да, уже несколько лет. Типа, у государства нет денег, чтобы содержать музей. И с крышей проблема. На старых открытках Башня выше. У нас периодически бывают землетрясения. Последний этаж разрушился, а денег на восстановление нет, — объяснила она и протянула нечто, завёрнутое в фольгу. — Моя мама тебе лично просила передать! Это пряники, она сама их готовит! К чаю!

Поблагодарив Димитру и её маму, я… направилась к Башне и, резко замедлив шаг, обошла её со стороны площади, затем — с моря: замок на двери, ограда заперта, света в окнах нет. Но я была готова поклясться всеми Святыми, что буквально пару минут назад в неё проник тот Монах!

…Я долго не могла заснуть, вышла на балкон. Тихо-тихо. Чёрное-пречёрное Небо. Луна хотела мне что-то сказать, но на внутреннем экране появилась икона Божьей Матери из магазина Яниса, и мне послышалось: «Ну же, Алиса! Вспомни меня, вспомни!» Да, с этой иконой связано нечто важное, но что? Я вернулась в комнату, легла на кровать, выключила ночник и снова попыталась уснуть.

…В здании со множеством дверей молниеносно проносились люди с крыльями. Один из них, похожий на Ангела-Хранителя, схватил меня за руку и быстро повёл по коридору, будто мы опаздывали. В очереди в «Справочный стол» я заметила мужа моей московской соседки. Он улыбнулся и помахал мне рукой, пожелав удачи, или послышалось? — слишком шумно! — то ли от шуршания крыльев, то ли оттого, что у каждой двери — толпы людей, что-то бурно обсуждающих друг с другом. Мы поднялись на последний этаж и зашли в дверь с надписью: «Прямой эфир». Крылатый служащий в белых одеждах прилежно выводил слова пёрышком с невидимыми чернилами в призрачной книге, лежащей на столь же призрачном столе. Впрочем, всё в загадочном здании представлялось достаточно туманным. Дописав нечто, служащий взглянул на нас и спросил:

— Стандартная?

— Да, Брат, — кивнул Ангел.

— Как зовут? — на этот раз служащий обратился ко мне, я ответила, он записал моё имя, поставил рядом галочку и протянул книгу Ангелу: — Даты и время сам проставь. И распишись. А то тут намедни прецедент возник. Меня обвинили, что я неверную цифирь поставил. Стали разбираться, а это Хранитель намудрил. Там ровно полночь была, а часы чуть-чуть отставали.

— А когда отправится? — спросил Ангел, расписываясь.

— У нас тут новое постановление вышло: в прямом эфире — по три раза в сутки, так что не переживай, Брат, до всех долетит! Удачи, Алиса!

Я хотела спросить, что это значит и где мы находимся, но кто-то окликнул меня. Я обернулась и увидела Рэя. И мгновенно… здание исчезло. Не было больше ни людей, ни служащих с крыльями — только Чёрное Небо, звёзды, я и Рэй. По Небу побежали зарницы. Оно вспыхивало красными зигзагами, похожими на молнию, и затихало, вспыхивало и затихало, но гром отсутствовал.

— Рэй, что происходит? — спросила я.

— Молния, — спокойно ответил Рэй, подойдя ко мне близко-близко.

— Какая ещё молния?

— Телеграмма — молния.

— Телеграмма? — удивилась я. — Кому?

— Всей Вселенной, Алиса, — ответил Рэй и… исчез.

Я проснулась. На Афоне по-прежнему была ночь. Я вышла на балкон. Абсолютная тишина и чернющее Небо, ни облачка, как вдруг… я увидела ту же вспышку, что и во сне! Небо вспыхивало красными зигзагами и затихало, вспыхивало и затихало, вспыхивало и затихало…

38 До/3 После. Дары волхвов

Где-то во Вселенной

— Теперь поговорим обо мне, — произнёс Старец, покачиваясь в кресле-качалке у камина. — Я — Сатурн, тяжёлая планета, опоясанная множеством колец, приношу в ту Сферу Жизни, где оказываюсь, всяческие ограничения. Лишаю чего-то либо создаю препятствия в достижении результата, заставляю человека трудиться с максимальной самоотдачей, брать на себя ответственность, проявлять строгую дисциплину. В то же время я — символ мудрости, крепости Духа, разума, рассудка и даже расчёта, достаточно одинок и консервативен. Я означаю Старца, старших родственников в семье — бабушек и дедушек, но, как говорят многие волхвы, не люблю детей, поскольку мне ближе мудрая старость. Я строг с детьми, предпочитаю зрелых личностей. На момент твоего воплощения я нахожусь в гостях у Луны, и мне здесь плохо — не люблю воду, поэтому частенько сижу у камина — грею косточки, и ты тоже полюбишь камины на Земле. С Луной мы слишком разные. Она живёт эмоциями, а я — разумом. Она хаотична и изменчива, а я — системен, меня угнетает всё, что выходит за рамки правил и нарушает стабильность, я люблю постоянство. Она — ведомая, а я — ведущий, более того, я жёстко диктую свои условия и требую безоговорочного подчинения. Она — гуманитарий, а у меня математический склад ума. Она — расплывчата, а я — сверхточен. Она — волна, а я — скала. Сатурна в Раке называют изгнанником.

— Я — изгнанница? И вы оба, Луна и Сатурн, — мои главные планеты?

— Конфликт налицо, и он в твоём «Я» просуществует в течение всего воплощения. Луне сложно выражать разнообразные чувства и эмоции, а я склоняю к чёткости и ограничиваю количество. Твоя задача — перерабатывать количество в качество, структурируя хаос, строить осмысленные системы и выдавать их миру, например, в немногих словах, которые ценятся на вес золота. Ты сможешь сделать карьеру, будучи отличным организатором и властной личностью, но вне работы оставаться мягкой и ведомой Луной. Тебя потянет к старшим по возрасту и вообще к мудрым людям, а с детьми… рассказывая им сказки на ночь, как Луна, проявишь крайнюю строгость в воспитании, как Сатурн, при этом самоотверженно защищая их, стоя за них стеной. Повышенное чувство долга повиснет на твоих плечах тяжёлым грузом ответственности.

— А мои родители? Я увижу их до воплощения?

— Да, но позже, — вздохнул Сатурн.

— Душа моя, не всё так плохо, — подбодрил меня Хранитель. — Если станешь трудоголиком, не будешь болеть.

— Ты опять забегаешь вперёд, — упрекнул Старец Хранителя. — Я не люблю лентяев, но поощряю тех, кто усердно и кропотливо трудится, вникая в детали, глубоко копая, вдумываясь в истинный смысл, классифицируя и выстраивая логические взаимосвязи, систематизируя данные, организуя процессы в строго заданных рамках Пространства Времени, а для этого требуется максимальная концентрация на предмете и, как следствие, тишина и отсутствие толпы. Ты достигнешь наилучших результатов в одиночку: либо работая на себя, либо — над собой, последнее — более уместное выражение, поскольку речь идёт о твоём «Я». В отношениях с людьми ты крайне сдержана и молчалива. Изначально занимаешь оборонительную позицию на всякий случай, чтобы никто не обидел. Гиперчувствительная Луна скрытна, осторожна и недоверчива, как Сатурн. Внешне — неприступная и холодная скала, отчуждённая от реальности, внутри — бушующие волны-чувства. Многие будут считать тебя тяжёлым в общении человеком — твоё лицо несёт печать чрезмерной серьёзности, тебе сложно и даже странно улыбаться без повода, а поводов для радости будет действительно немного, при этом немногосложные фразы сложно трактовать обычным людям, а уж с твоей честностью и жаждой справедливости мало кто уживётся рядом. Как следствие, ты будешь всё чаще молчать, всё больше замыкаться в себе и даже в толпе ощущать себя в пустынном одиночестве. Здесь присутствует строгое деление на «Я» и «они».

— Работай над своим «Я» и расти духовно, — утешил Хранитель. — Чем меньше поверхностных контактов, тем выше поднимешься по Лестнице Духа, и тем больше мудрых мыслей в лаконичной форме выдашь миру в итоге.

— Ангел, ты всё время пытаешься, как говорят люди, бежать впереди паровоза. Это хорошо и правильно при охране подопечных на Земле, — усмехнулся Старец, — но мы пока ещё на Небе, и только в Доме №1. Безусловно, для Рух важно зарекомендовать себя в глазах мира. Сильна потребность в уважении, в признании окружающими, в любви, как минимум близких. Не получая заслуженной поддержки и одобрения, ты не должна опускать рук, а работать ещё больше и качественней, самоорганизуясь, перфекционируя себя и результаты своего труда. Таков процесс самосовершенствования и оттачивания мастерства по-Сатурну. Я — не Юпитер, и ничего лёгкого не признаю. Моя любимая земная поговорка: «Терпение и труд всё перетрут». Без жалоб на беды и препятствия. Без поиска виноватых. Без осуждений. Не позволяя себе лени и праздности. Не завидуя никому. И тогда, шаг за шагом, преодолевая невзгоды и лишения, даже периодически падая, но поднимаясь, начиная всё с начала и упорно и смиренно продолжая свой Путь, сжав силу воли в кулак, ты сможешь вскарабкаться на высокую гору и получишь заслуженную награду.

— Здесь нет даже кровати для сна, — задумчиво произнесла я.

— Ты будешь отдыхать, не переживай, — подбодрил меня Хранитель, — но в аскетичном режиме. Монахи, например, спят по несколько часов в сутки.

— Теперь о крепости, — продолжил Старец. — Ты будешь клешнями цепляться за всё, что приносит ощущение безопасности и защищённости во внешнем и во внутреннем мире, исходя из принципа от добра добра не ищут. Тебе нужны гарантии, особенно волнует вопрос комфортной старости: создать надёжную семью, иметь свой, пусть и небольшой, домик-крепость, любую недвижимость, то есть нечто материальное. Ты будешь бережливо и трепетно относиться ко всему, что достанется тебе с трудом, а без труда, как ты уже поняла, ничего доставаться не будет. При разрыве связей или лишении твёрдой почвы под ногами, возможна глубокая депрессия.

— Но Сатурн, если я правильно поняла, — вспомнила я внезапно, — даёт трудности и чего-то лишает, ограничивает в чём-то. Получается, что разрыв всё равно произойдёт? Дом №1 во временном отрезке соответствует периоду детства?

— Ты вся — в своего Хранителя, забегаешь вперёд, хотя твоя мысль работает в верном направлении. Большинство важнейших душевных травм случается в детстве. Обычно дети с Сатурном в Раке имеют те или иные сложности с родителями, не получая заботы и ласки, а впоследствии — в своей семье, с супругами — из-за сложности в проявлении чувств, с детьми — из-за строгости в воспитании, что приводит к разочарованиям в людях, замыканию в себе, глубинному чувству неудовлетворённости жизнью. Если же в семье всё благополучно, то возможен насильственный разрыв связей, расторжение преемственности поколений. Тогда человек всю жизнь возвращается в Прошлое — животворящий источник, из которого черпает силы, да и вообще живёт скорее Прошлым, чем Будущим, впадая в воспоминания детства и ностальгируя по утраченному или несбывшемуся, имеет болезненную зависимость от Прошлого или от родителей. Вечный ребёнок в душе, он пытается сохранить хотя бы в своём внутреннем мире исчезнувшую в небытие связь, постоянно соединяя разорванную реальностью ниточку, поддерживая всеми фибрами души преемственность поколений. Даже если разрыва не было, но детство прошло в холодном отчуждении на уровне чувств, человек попытается компенсировать тепло в собственной семье.

— Значит, родители не будут меня любить? — мне стало очень грустно.

— Этого я не говорил, — не без ноты печали констатировал Старец. — А вот Творец сказал: «Будьте как дети, и войдёте в Царство Небесное». Как бы то ни было, для тебя очень важны традиции, семейные ценности и Прошлое. Теперь немного о личной жизни, поскольку Луна и знак Рака предполагают и сферу интимного бытия. Я лишаю земных соблазнов путём некоторых ограничений на эмоциональные радости. Не ты сама сдерживаешь себя в страстях и не наслаждаешься жизнью по полной программе, а данная тебе установка Свыше. Всё, что происходит в твоей Судьбе по замыслу Творца, исключительно тебе же во благо. Ты сможешь стать не просто серьёзной, а очень глубокой и мудрой личностью, видящей и способной в точных словах передать как минимум часть истины, которую ты обязательно раскопаешь в процессе работы над собой. А сейчас я покажу тебе кое-что интересное, пойдём.

Старец взял свечу, мы вышли из кельи и спустились в Подземелье.

— Это тот самый Колодец, из которого ты будешь черпать свои силы, — прокомментировал Сатурн, — можешь в него заглянуть.

Я зависла над Колодцем. Казалось, он бездонен, но внезапно я заметила в нём… Луну!

— Но не он — цель нашего путешествия, — промолвил Старец, и мы полетели по коридорам, напоминающим запутанный лабиринт.

Внезапно мы очутились в красивой пещере с горным озером и необычным садом.

— Мой Сад Камней. Иногда я скрещиваю деревья, чтобы получить уникальный целительный эффект.

Мы медленно бродили между деревьями, а Старец не без гордости рассказывал о заключённой в камнях энергии и её влиянии на души.

— В детстве, играя во дворе с девочками, при выборе одного из четырёх Царств, ты возьмёшь себе в подчинение Подземное. Позже начнёшь искать камни и делать из них украшения. Ты будешь чувствовать их, как Луна, и любить, как Сатурн. Вот, например, ларимар. Волшебный камень затерянной Атлантиды. Он пробуждает память о Прошлом. Нежный, не правда ли? — спросил Старец, и его взгляд стал мягче. — А это — Лунный камень. Твой камень, Рух. Он умеет исполнять желания и способствует раскрытию творческих талантов. Тебе его подарит Луна.

— Сатурн даёт склонность к коллекционированию, — уточнил Хранитель, — интерес антиквариату, истории и археологии, поскольку есть зацикленность на Прошлом, особое внимание уделяется его ценностям. Тебе понравится погружаться с головой в информационный поток, выведывать нечто интересное и скрытое, выуживать редкие экземпляры, анализировать и систематизировать данные, собирать коллекции и показывать их друзьям, делясь знаниями.

— Сад Камней принесёт тебе радость, пусть и небольшую. А ещё ты найдёшь на Земле уникальные живые иконы. Часть из них ты уже видела в моей келье… Но теперь мне нужно немного отдохнуть, — извинился Старец, и мы с Хранителем отправились в Библиотеку.

— Ангел, Сатурн сказал, что ограничит мои земные страсти и соблазны, и что он не любит детей. Но ведь у меня будут дети?

— Ты такая забавная, Рух! — Хранитель улыбнулся. — Дети будут, но Сатурн у тебя — маг. Ты станешь очень симпатичным существом, обладающим магическим притяжением существ противоположного пола. Чтобы не допустить погружения в пучину земных страстей, на твоём земном теле в момент воплощения проявится небесная татуировка. Недавно я послал твоей маме маленькую мышку, она её испугалась и… Родимое пятнышко — знак Неба. Люди, пытаясь привлечь к себе внимание, делают нечто похожее на своей коже, но их изощрения имеют искусственный привкус. А ты, учитывая рачью сущность, будешь очень даже стесняться небесного знака, минимизируя количество контактов и в сфере земных страстей.

Мы расположились в креслах Читального Зала, книжка слетела мне в руки и раскрылась на странице с миниатюрой «Туман».

— В этой книге нет ничего страшного, поверь, — успокоил меня Хранитель, мгновенно отсканировав мои чувства.

— Значит, я так и не узнаю причины? Что произошло в Будущем?

— Ты слишком зациклилась на причине, Рух. Почитай лучше рассказ о разбитых зеркалах в Городе, чьи жители перешли в Мир Тумана: «И твоя последняя мысль звенит в тебе, как колокол: жизнь закончилась, а ты так и не успел сделать в ней что-то очень и очень важное…» Ты напишешь это в 13 лет, Рух.

Урануполи

Взяв иконы, приобретённые на тот момент, я отправилась на пристань к Башне, откуда каждое утро в 10:30 уходит экскурсионный корабль к подножию Святой Горы. Курсирует он по юго-западному побережью, укрытому соседними островками и полуостровом Синтония, в хорошую погоду и только до Горы — сразу за ней, у мыса полуострова, находится бездна с резким перепадом глубины до 1 000 метров. С другой стороны Афона практически всегда неспокойно, поэтому поклониться Святой Горе едут из Урануполи.

Путешествуя вдоль побережья, можно любоваться природной красотой, но красивых мест на Земле — много, а Афон — уникален. По легенде, гора названа в честь титана Афона, бросившего камень в Посейдона, далее легенда раздваивается: по одной версии погиб сам Афон-титан, по другой — Посейдон. В 48—49 году нашей эры к берегам Афона в районе монастыря Иверон во время шторма прибило корабль с Богородицей и Апостолом Иоанном Богословом. Местные языческие храмы мигом рухнули, жители обратились в Христианство, а Богородица попросила у Творца оставить это место для Неё, настолько оно Ей понравилось. С тех пор Афон считается Садом Богородицы, а одна из самых известных Афонских икон называется Афонская Божья Матерь, или Игуменья Святой Горы. На Афоне — более 200 келий, скитов, а также пещер, в которых живут аскеты, и 20 крупных монастырей, из них один — Святого Пантелеимона (он же «Руссик») — русский, один — сербский и один болгарский, остальные — греческие. Первый монастырь, Лавру, основал Святой Афанасий Афонский в 963 году на юго-восточной стороне полуострова, но ещё в 676 году император Константин передал весь полуостров в вечную собственность монахам, а самым древним храмом считается храм Успения Богородицы недалеко от столицы Афона, построенный примерно в 335 году.

Первый монастырь, появляющийся с юго-западной стороны Афона, — болгарский Зограф с нерукотворной иконой Георгия Победоносца, чудесным образом проявившимся на иконной доске. За ним — греческий монастырь X века Дохиар со Скоропослушницей, и сразу после него — Ксенофонт, где хранятся мощи Святых мучениц Марины и Петки Параскевы, и не только. Каждый монастырь имеет свои святыни, а также библиотеку, где хранятся печатные книги, древние рукописи и папирусы. Я мысленно вспоминала самые известные афонские чудотворные иконы Богородицы: Иверская («Вратарница»), написана Апостолом и Евангелистом Лукой, в Ивероне, Всецарица («Пантанасса») и «Закланная» в Ватопеде, Скоропослушница в Дохиаре, Троеручица и Млекопитательница в Хиландаре, Домостроительница («Экономисса») в Лавре, Старица («Геронтисса») в Пантократоре, «Достойно Есть» в Карее, Иерусалимская и Афонская в Руссике, Путеводительница («Одигитрия») в Ксенофонте, Акафистная в Дионисиате… В числе известных реликвий, хранящихся на Афоне: Пояс Пресвятой Богородицы в Ватопеде, глава Святого Пантелеимона и стопа Андрея Первозванного в Руссике, мощи Иоанна Предтечи в Дионисиате, частицы Животворящего Креста, Дары Волхвов…

У Православного Афона свои правила: заход Солнца знаменует полночь, независимо от времени на часах. Монахи питаются два раза в сутки — после литургии утром и вечером. Они практически не спят и постоянно молятся за весь мир. Рождество в Урануполи — 25 декабря, а через 5 километров на Афоне — 7 января, потому что Афон живёт по старому (юлианскому) календарю с разницей в 13 дней с календарём светской Греции, фиксированные праздники отмечают «по старому стилю». Юлианский календарь, названный в честь Юлия Цезаря, создан александрийскими звездочётами на основе астрономических принципов эллинистического Египта, и внедрён 01 января 45 года до нашей эры. В Киевской Руси календарь называли «Миротворным Кругом» (Кругом, творящим Мир). Я бы назвала Матрицей Пространства Времени. Григорианский календарь (новый стиль) введён папой Григорием XIII в 1582 году в католических странах на основе астрономических перерасчётов, сделанных из-за смещения дня весеннего равноденствия, по которому определялись ежегодные даты Пасхи, и рассогласования пасхальных полнолуний с астрономическими. Сегодня григорианский календарь используется практически повсеместно. Когда я думаю о том, насколько хорошо разбирались в астрономии ещё в Древнем Египте и в Индии, я слышу голос Вечности: «Время жизни человека — капля в море, Алиса, как и знания отдельно взятого человека, в частности тебя».

Мы подплываем к Руссику, расположенному практически на берегу. В 2016 году монастырь был переполнен паломниками — отмечали 1 000-летие русского монашества на Афоне, а сегодня здесь готовятся ко Дню Святого Пантелеимона, отмечаемому 9 августа, паломников временно не принимают. В Руссике подвизаются около 70 монахов и послушников, а в библиотеке находится более 20 000 книг и рукописей. Когда-то здесь жил прославленный Святой преподобный Силуан Афонский. Он помогает, когда на человека нападают лень и праздность. Следующий монастырь — Ксиропотам — на уровне 200 м над морем, почти над портом Дафни, обладает, среди прочих реликвий, самой большой частью Животворящего Креста с отверстием от гвоздя. А вот и основной причал Афона с этой стороны полуострова — порт Дафни (маленькая пристань). На Афоне курсируют автобусы, но желательно, на мой взгляд, путешествовать пешком. Легко заблудиться, но я слышала удивительные рассказы паломников о том, как им из ниоткуда являлись Старцы, подсказывали путь и тут же исчезали. Мужчины для посещения Афона должны заранее получить визу (диамонитирион), поскольку, и особенно в праздничные дни, монастыри могут не принять паломников. Восхождение на Святую Гору, как правило, осуществляется с предварительного благословения, полученного от монахов уже на территории Афона. Янис рассказывал, что неоднократно у подножия Горы его группам приходилось задерживаться на несколько дней, поскольку Старцы не давали благословения на подъём. Эх, была бы я мужчиной! Но я — обычная девушка, а даже девушке-царевне, которая в 422 году шла в Ватопед, послышался голос Богородицы, остановивший её, чтобы та не смущала монахов. В 1045 году Владимиром Мономахом был издан указ о том, что женщины не могут находиться на территории Афона, за исключением самой Богородицы. Так же на Афоне нет животных женского пола, хотя некоторые уточняют: за исключением куриц и кошек, поскольку куры несут яйца, из которых изготавливаются темперные краски для иконописи, а кошки ловят мышек. Афонцы рассказывают, что несколько лет назад журналистка решила исследовать Святую Гору, но пошла купаться и была съедена акулой, коих в водах Афона никогда не водилось. Интересно, что область, где расположен Урануполи, называется «Великая Стража».

У монастыря на отвесной скале — Симонопетра — «Симон на камне», по мнению афонцев, лучший хор певчих. Когда преподобный Симеон решил основать здесь монастырь, братья-монахи сопротивлялись — место опасное, и один из них упал в пропасть. Симеон расстроился, молился, и упавший со скалы брат-монах внезапно вернулся живым и здоровым. Ближе к Святой Горе расположены монастыри Григориат и Дионисиум, в последнем находится десница Иоанна Предтечи. И вот я уже смотрела на Гору: «Здравствуй! Какое же счастье, что Ты позволила мне вернуться сюда, к Тебе!» Святая Гора имеет ярко выраженную форму пирамиды. Обращённая к кораблю вогнутой стороной, она кажется мне зеркалом — позволяет увидеть себя Её глазами, сканирует наши мысли и чувства, может менять Пространство, Время и людей. Она напоминает Тибетский Кайлас, хотя и ниже его — высота над уровнем моря 2033 метра. Обычно Гора покрыта венцом из облаков, даже когда небо безоблачно, — знак того, что Богородица на Афоне. Облака на Горе необычные. Однажды я видела венец из ликов Святых и ангелов, а затем — образ Георгия Победоносца, даже успела сфотографировать — Святой Георгий на коне копьём поразил Дракона, после чего превратился в обычное облако и поплыл дальше. На вершине Горы установлен Крест и построен небольшой храм Преображения Господня, а в пустыни обитают загадочные 12 монахов-аскетов, невидимых даже большинству монахов. Вернее, их видят, если сами аскеты позволяют. Когда один из аскетов переходит в Мир Иной, кто-то из проживающих на Афоне монахов призывается и внезапно исчезает из своего монастыря или кельи.

К кораблю причалила лодка со Святыней из ближайшего к Горе монастыря — Святого Павла. Монахи водрузили ларец по центру соединенных столов на нижней палубе. Выстроилась очередь, и все стали спрашивать: что там?

— Дары Волхвов!

Я написала имена в поминальную записку, передала монаху иконы для освещения на Дарах Волхвов, приложилась к ним сама и приложила крестик, кольцо и чётки из шерсти, сплетённые монахами из того же монастыря и приобретённые мной на корабле. Люди подходили и уходили, а я стояла рядом с мощами.

— Бог тебя любит, — улыбнулся монах, дал мне благословение и перекрестил на прощание.

Монахи вернулись в монастырь, а я стояла на палубе и смотрела на Гору. Неоднократно за историю Святой Горы монахи сталкивались с различными проблемами и хотели покинуть это место, тогда им являлась Богородица, оказывая чудесную помощь, и они оставались. Но, по преданию, однажды Она покинет Гору навсегда, и тогда исчезнет с Афона Её самая известная икона — Иверская, а затем Святая Гора уйдёт под воду, и наступит Апокалипсис.

— Лия, Вы узнали, как называется та икона?

— Ах, да! Янис позвонил на Афон, и монахи сказали: «Взыскание погибших».

Я на мгновение замерла, а потом достала из сумки одноимённый акафист. Лия удивлённо подняла брови.

— Читаю на границе с Афоном каждый вечер, Лия! Я училась в церковной школе и пела в храме. Там была неизвестная мне икона, у которой я стояла во время служб, когда не пела на клиросе. Прошло много лет, и сотрудница на работе сказала, что та икона называется «Взыскание погибших». Несколько лет спустя в книге православного священника я прочитала, что она помогает в критических ситуациях, на грани погибели, самоубийства, при потере надежды и лишении последней опоры, при наркозависимости, ей молятся за без вести пропавших, убитых и умерших не своей смертью, за детей, оставшихся без родителей. И тогда я поняла: моя икона. Я у Вас Её заберу. Сразу ведь почувствовала, но не узнала — это и не греческий образ, и не из того храма, но точно «Взыскание погибших». Есть несколько особенностей образа: пальцы Богородицы сомкнуты в замок, будто стеной тебя окружает и не даёт рухнуть в бездну; распущены волосы, и нет на голове платка, будто Она — обычная женщина.

Я достала свою книжку «Храм Сердца» и протянула её подошедшему к нам Янису, но не успела ничего сказать, как появился его отец и, поздоровавшись, стал что-то быстро говорить по-гречески.

— Отец Гавриил, с Афона проездом, пойдёмте к нему? — резюмировал Янис. — Вы сможете взять благословение. Мы с ним давно знакомы. Он очень хороший человек.

В соседнем доме Янис представил нас друг другу и добавил, что Отец Гавриил прекрасно понимает по-английски, знает множество иностранных языков, включая арабский и арамейский, и читает древние манускрипты и рукописи в оригинале.

— Что это за книга у Вас? — спросил Отец Гавриил.

— Как раз хотела попросить Яниса передать, то есть подарить её Библиотеке Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне.

Я протянула книгу Отцу Гавриилу, и он стал с интересом рассматривать обложку, на которой изображены два слоника, сидящие спиной к читателю на лавочке в лесу и любующиеся звёздным Небом, один из них — маленький, а другой — большой. Отец Гавриил улыбнулся, погладив их хвостики.

— Это — я, а рядом — моя мама, — улыбнулась я. — Книга называется «Храм Сердца», она состоит из трёх частей: 40 стихов как сорокоуст маме, потом — стихи времён моей учёбы в церковной школе, и третья — отголоски церковного хора. Книга посвящена маме, Патриарху Алексию II и известному русскому поэту Александру Блоку, потому что он когда-то написал про «девушку, которая пела в церковном хоре» — почти про меня.

— А почему Патриарху? — с интересом спросил Отец Гавриил, медленно пролистывая книжку и пытаясь прочитать называния стихов.

— Тогда в Москве ещё не было Храма Христа Спасителя, и Патриарх служил в храме, где я училась и пела.

— Подпиши Игумену Эвлогиосу, это глава Руссика. Через пару дней праздник Святого Пантелеимона, и мы передадим ему твой подарок!

— Недавно Отца Гавриила назначили Архимандритом Ватопеда, — улыбнулся Янис после возвращения в лавку. — Он молодой, но Бог его продвигает вверх, уже служил на Воздвижение с Патриархом Иерусалимским в Иерусалиме. В следующем году хочет взять меня с собой. Я пришлю видео их службы.

— Пока вас не было, ушла икона, на которой Христос держит в руке земной шарик, опоясанный зодиакальным Кругом, а на самом шарике изображены планеты, — сообщила нам Лия.

— И Сатурн с кольцами, и Луна, — я вспомнила ту икону.

— Верите, что планеты влияют на наши судьбы? — спросила Лия.

— Судьбы пишутся на Небесах, а волхвов привела к Христу звезда, — ответила я. — В аэропорту Салоники продавали дорогие рукописные иконы с изображением знаков Зодиака, а на сертификате с печатью было написано, что это копии фрагментов древней росписи стен Афонского монастыря. Вы, случайно, не видели их, Янис?

— Нет, но вполне возможно. А Вы сегодня ездили к Горе? И какие Святыни привозили с Афона?

— Дары Волхвов…

Где-то в Тумане

«Лон-Дон, Лон-Дон…» — я очень устала. Здесь постоянно идёт дождь и стелется Туман, который поглощает всё и вся. И меня, он поглотит и меня тоже. «Лон-Дон, Лон-Дон…» — колокольным звоном раздаётся во мне, а мы сидим на скамейке у Темзы с Серёжей Добронравовым и молчим. Он такой же молчун, как и я. Кажется, он — писатель. Я очень устала и даже не помню, как мы здесь оказались. Сквозь голые ветки деревьев, похожие на решётку, ползут мрачные тучи. «Лон-Дон, Лон-Дон…» — из Тумана появляется мужчина. Мне страшно с ним встречаться. Почему? И я проваливаюсь в Туман, где мы стоим с Серёжкой на нулевом меридиане в Гринвиче, и я говорю ему: «Всё изменится! Здесь жизнь начинается с нуля!», и мы поднимаемся в Башню Королевской Обсерватории, но из Тумана — проклятье! — вновь появляется тот мужчина. «Лон-Дон, Лон-Дон…» — я не вижу его лица, но он смеётся, злорадно, едко, и мне снова страшно. Вывески, вывески, множество столов с книгами. Я хочу бежать отсюда — прочь, в Туман! Моё сознание начинает расщепляться на атомы. Я больше не хочу ни о чём думать, помнить — прочь! — все эти атомы — «Лон-Дон, Лон-Дон…» — я вижу их со стороны, они теряют взаимосвязи и, как мыльные пузыри разного диаметра, разлетаются прочь — «Лон-Дон, Лон-Дон…» — и лопаются, лопаются, лопаются, и вместе с ними гаснут невидимые лучи — доступы к тому сектору, где хранится моя земная память — по фрагментам — один за другим… «Лон-Дон, Лон-Дон…» — звучит всё тише и тише, и мне становится спокойнее, я скоро ничего не вспомню — а значит, стану свободной, и меня здесь уже больше ничего не удержит… ничего…

— АЛИСА! — внезапно раздаётся резкий голос. Рэй возникает прямо передо мной: — Где ты была на море? Ну?

Я отрицательно мотаю головой: «Не помню…»

— Где тебе было хорошо??? ВСПОМНИ СЕЙЧАС ЖЕ!

И я не могу ему не подчиниться. Он — сильнее меня. И все эти атомы начинают возвращаться ко мне, как в обратной перемотке кино, и я… просыпаюсь на Афоне. За окном — ночь. Я выхожу на балкон, смотрю на ярчайшую жёлтую звезду и слышу, как звонит телефон.

— Рэй, — произношу я разбитым голосом, — я не понимаю, как ты можешь мне звонить?

— А я не понимаю, как ты до сих пор не понимаешь, что я тебе не звоню, — спокойно произносит он, но я слишком слаба, чтобы разгадывать его ребусы.

— Что со мной происходит? Тебе Там всё известно. Раньше я почти никогда не видела снов. А здесь они снятся мне уже третью ночь подряд.

— Зайди в Башню.

— В Урануполи? Она закрыта. Уже много лет.

— Она открыта. С 9 до 16. Каждый день, кроме понедельника. Встань с утра и ступай в Башню, не заходя по дороге ни к кому из своих знакомых, — произнёс Рэй, и связь прервалась.

37 До/4 После. Призрак Джойс

Где-то во Вселенной

Старец-Сатурн сидел в кресле у камина.

— Джойс Мэри НанКивелл Лок, — сказал он, закрывая книгу. — «14 пальцев Святого Петра». Джойс прослужит на Земле 95 лет. Сатурн — планета стариков и долгожительства, но в гостях у твоей Луны с её эмоциональными реакциями… С одной стороны — подавленное «Я», с другой — необычайная выносливость и глубокое копание себя. Немногословие, малообщительность и серьёзность — не такие уж и плохие качества, присущие отшельникам и монахам. К тому же краткость — сестра таланта. В отличие от любителей поболтать и наобещать горы, а потом исчезнуть, ты — верный друг и всегда поможешь и делом, и словом. Сатурн — планета мудрецов. Про детей-Сатурнов говорят, что они рождаются стариками, а умирают молодыми.

— Разве дети могут родиться стариками?

— Нет, но именно в детстве с ними происходит нечто, что делает их взрослыми по сравнению со сверстниками, существенную роль играют бабушки и дедушки. Вынужденное раннее взросление приводит к тому, что сколько бы ни было человеку лет в дальнейшем, он пытается компенсировать те беззаботные детские годы, которых его лишили, чтобы почувствовать себя настоящим ребёнком.

— А почему лишают детства? Разве это справедливо? — воскликнула я.

— Смотри-ка, как остро ты ратуешь за справедливость! Сатурны взывают к справедливости и рассудку, но большинство людей думает исключительно о себе. Оставь право вершить судьбы Творцу. На Земле невозможно полностью осознать Его замыслы, чтобы верно трактовать происходящее. Путь духовный не устлан лепестками роз. Помести душу в комфортные условия, и в 99% случаев она потеряет связь с Небом, погрузившись в мирское и преходящее. А у Неба на подобных тебе — иные планы.

— Сатурн — учитель, — уточнил Хранитель. — Он даёт человеку трудности в качестве экзамена.

— В худшем варианте ты превратишься в мрачнейшего лентяя, проклинающего судьбу, в скрягу-материалиста, копящего на старость, ненавидящего людей и Небо заодно, зацикленного на плохом и, как следствие, снежным комом притягивающего к себе всё больше негативных событий. Таких людей я не люблю, и они обречены на постоянные физические и нравственные ограничения вплоть до лишения разума. Но, надеюсь, ты смиренно примешь тяготы жизни и станешь излучать Любовь и Свет, превращаясь в высокодуховное существо, которое постоянным и упорным трудом служит миру и незаметно восходит на свою, пусть и не самую высокую, но Гору. Сатурн в лучшем проявлении — это скала Духа, и никакие волны Луны не смогут человека сломить. В ходе поисков каменной стены где-то на стороне, будучи Луной, ты превратишься в неё сама, будучи Сатурном.

— А Сатурн у меня в Доме №1 — навсегда?

— Планеты движутся по кругу, подобно стрелкам в часах. Текущее положение Сатурна показывает Сферу, где предстоит капитально поработать. В контрольных точках происходит анализ пребывания души на Земле, принимаются решения о её дальнейшей участи. На момент твоего воплощения я нахожусь в 13 градусах от точки первого вдоха, на границе с Домом №2. Один градус условно приравнивается к году земной жизни, таким образом, все основополагающие события по Сатурну произойдут до твоего 13-тилетия.

— Все? Их будет несколько?!

— Давай о хорошем, — Старец погладил меня по голове. — У каждой планеты могут быть дружеские и враждебные связи с другими планетами. Я дружу с твоей Венерой. Она любит искусство и творческое самовыражение, обладает прекрасным вкусом. У меня всё хорошо с математикой, пропорциями, ритмичностью, сосредоточенностью и трудолюбием. Луна — символ богатого внутреннего мира и глубины чувств. Это шанс раскрыться через творчество — музыка, поэзия, живопись, скульптура и архитектура. Не копи энергию внутри себя, а преобразовывай страдания Луны в нечто прекрасное и наполненное Любовью, как Венера, и мудрое, как Сатурн. Если говорить о литературе, скажи не много, но многое. Врождённая заниженная самооценка защитит от гордыни, а мы с Венерой принесём заслуженную славу и признание. Такой аспект встречается у выдающихся деятелей культуры и искусства и у великих математиков. Пойдём полюбуемся звёздами на балконе, благо дождь закончился!

Мы прошли на балкон через соседнюю комнату. Небо стало абсолютно безоблачным, а звёзды — настолько яркими и близкими, что казалось, до них легко дотронуться рукой.

— Посмотри, прямо над Башней — Созвездие Малого Пса и одна из самых ярких звёзд — Процион. Мы — в соединении в одном градусе. Опасная звезда: способствует не только внезапному взлёту, удаче и славе, но и падению. Придаёт смелости, храбрости, но усиливает вспыльчивость, прямолинейность и честность, человек может обижать других своими словами. Станешь всё делать наспех или озлобишься на мир, и милый пёсик превратится в бешеную собаку — загрызёт тебя до смерти. Будешь с преданностью относиться к своему делу и кропотливо-смиренно трудиться, Процион повиляет тебе хвостиком и обязательно отблагодарит.

— Процион акцентирован у писателя Эмиля Золя, — шепнул Хранитель.

— Я нахожусь в Доме №1, но у Двери в Дом №2 — в Сферу Финансов. Моё влияние распространяется на обе Сферы, но отвечаю я за две другие, — промолвил Старец задумчиво. — В частности управляю Домом №7, Сферой Партнёрства и Брака. Соединение с Проционом способствует получению наследства, даёт покровительство и поддержку влиятельных лиц и старших по возрасту, партнёрство с ними в бизнесе и в браке. Но не всё золото, что блестит, Рух, и подробнее об этом уже не здесь…

— Ангел, у меня в жизни будет хоть что-то хорошее?

— У тебя буду я, разве это не хорошее? — Хранитель обнял меня крылышком. — Жизнь на Земле коротка, но интересна. Не успеешь разгуляться, как вернёшься обратно. Души спускаются послужить миру. Счастье в земном понимании преходяще и условно. Когда станет совсем тяжко, помни, что всегда найдётся тот, кому ещё тяжелее.

Книжка открылась на странице с рассказом «Прощание с детством»: «Времени не существует. Оно условно и относительно. И ты научишься им управлять, когда поймёшь, что совершенно не важно, сколько тебе лет на Земле, главное — кем ты себя ощущаешь…»

Урануполи

Даже не позавтракав, я вышла из дома и направилась к Башне. В отличие от многих, Рэй никогда не обманывал меня и не говорил ничего просто так. Но Димитра, чья иконная лавочка находится прямо напротив Башни, не могла не знать, открыта та или нет.

К Башне можно попасть через центральную и морскую улицы, на обеих меня знала каждая собака, но я пролетела по морской, молясь, чтобы никто не окликнул, и молитва подействовала. Калитка во двор, как и дверь в Башню, оказались открыты. У служебного помещения справа беседовали две женщины.

— Доброе утро! Можно? Вход платный? — спросила я, но те, продолжив дискуссию, как ни в чём не бывало, удалились в комнату слева.

«Значит, бесплатный», — решила я и углубилась внутрь.

Дверь в левом дальнем углу вела в комнаты с экспозицией находок с раскопок на территории Афона, включая монастырь Зигу. Я застывала у экспонатов, изучая их описание. На витринах были представлены погребальные сосуды 1100 года до нашей эры, ритуальные принадлежности, медные шлемы со дна моря, датированные VI веком до нашей эры, женские украшения. Особенно мне понравилось кольцо с пятиконечной звездой и птицей с раскрытыми крыльями и глиняные дощечки, вдоль и поперёк исписанные формулами. Изучив экспозицию первого этажа, я поднялась на второй по деревянной лестнице и вышла на балкон, с которого открывался прекрасный вид на Афон, море и магазин Димитры. Внезапно кто-то положил руку на моё плечо, я вздрогнула — «Вход — платный?!» — и обернулась.

— Всегда рада гостям! — улыбаясь, сказала женщина-призрак.

— Здравствуйте, — растерянно прошептала я в ответ.

— Обращайся ко мне на «ты». Я — Джойс. Джойс Мэри НанКивелл Лок. Продолжаю жить здесь, в Башне, хотя и покинула земное тело в 1982 году, немного не дотянув до 96-ти. Я похоронена на местном кладбище в Урануполи, а ты?

— Я — Алиса, живу в Москве, но приезжаю сюда летом.

Казалось, мой ответ удивил её, но она взяла меня за руку.

— Пойдём, я расскажу тебе про мою Башню!

Мы прошли в крошечную комнату. Несколько узких окошек с решёткой, выходящих на море, два деревянных стула, камин по центру, пара полок с книгами, тканый ковёр на стене и стол с… печатной машинкой!

— Да, я писала романы, очерки и стихи. Вот здесь уцелевшие.

Я окинула взглядом полку со старинными книгами, и мне в глаза бросилось название про Святого Петра.

— Ты родилась в этой Башне?

— Нет, в Австралии. Я любила природу и деревенский уклад жизни, но мне хотелось путешествовать. После свадьбы с Сидни, он был журналистом и тоже немного писал, мы присоединились к гуманитарным миссиям и в разных странах помогали людям, пострадавшим в Первой мировой войне, а в 1923 году, когда закончилась греко-турецкая война, приехали сюда, чтобы заниматься обустройством беженцев из Турции. Территория Урануполи тогда принадлежала монастырю Ватопед, а граница Афона находилась в Трипити. По договорённости с государством, границу сдвинули к монастырю Зигу, а Ватопед предоставил землю и постройки, включая Башню, беженцам. Сначала мы жили на острове Амульяни напротив, а потом переселились в Башню. Я очень любила её и люблю до сих пор. Мы — там, где наше сердце, и после смерти нас тянет к тому, к чему или к кому мы привязаны на Земле.

— Все души тянет или только светлые?

— Почти каждая душа имеет в себе нечто тёмное. Одного местного жителя мучило незавершенное дело, он сокрушался и плакал, приходя ко мне за утешением. Кого-то тянет к совершённому постыдному поступку, чтобы переписать Прошлое, но оно жёстко фиксируется в Летописи Мира, его нельзя изменить. Когда-то у меня работала помощница Марфа, её сын после смерти обещал загладить свои проступки, помогая тем, кто пока ещё на Земле.

— А что было с тобой после…?

— Я не сразу поняла, что меня больше нет. Продолжала «кушать» и «спать», «наряжаться» в платья и считать себя женщиной. Самая сильная привычка всех призраков — визуализировать принадлежность к земному полу. Теряя тело, перестаёшь быть женщиной или мужчиной, ты — душа. Хаотично и неосознанно я возвращалась в различные фрагменты Прошлого, переживая их заново «здесь и сейчас». Я видела и то, что причиняло мне боль, и людей, которым я помогла, — тёплый Свет их памяти согревает душу. Иногда я думаю, что мы, как земные личности, существуем до тех пор, пока нас помнят на Земле. Память обо мне хранят стены этой Башни, и в Урануполи ещё живы те, кто знал меня лично.

— А Димитра знала?

— И она, и её мама, и её бабушка. Видишь пристройку? Там находился медицинский пункт и хранились лекарства. Однажды Димитра, будучи ещё маленькой девочкой, упала, расшибла коленку и прибежала ко мне. Я промыла рану, забинтовала ножку, рассказывая сказку про овечку, и угостила сладостями.

— А ты видела Лестницу?

— Конечно, Алиса, — Джойс улыбнулась. — Она — в душе. Ты и при жизни движешься по ней вверх или вниз. А посмертное состояние — это метания души по её Прошлому, плач и скорбь о том, что она сделала не так, радость от Добра и Света, привнесённых ею в мир, и в итоге — её самоопределение по результатам притяжения к тому или иному. У каждого — своя Лестница в Небо. На Афоне усопший монах воскрес на собственных похоронах, чтобы рассказать братьям, как черти чуть не унесли его в Ад за пристрастие к винопитию, но добрые дела заступились за него и перевесили чашу. Кто-то присутствует на Суде над собой, кто-то — нет, возможно, не осознаёт происходящего.

— А когда память об усопшем исчезнет, тогда…?

— На Земле исчезнет, не в Небе. Душа постепенно успокоится, освободившись от воспоминаний. И чужих, и своих собственных, и…

В комнату зашёл турист с дочкой лет пяти. Я испугалась, что они увидят меня сидящей на экспонатном стуле и беседующей с призраком, поэтому резко встала и сделала шаг к окну, но боковым зрением заметила, как девочка подошла к Джойс и с удивлением рассматривала её, а затем — меня.

— Дети иногда видят нас, — улыбнулась Джойс. — Я очень любила детей! Мы организовали в Урануполи начальную школу, а позже я раздобыла стадо овец и учила женщин ткать шерстяные ковры. Наши работы получали множество наград, но все шедевры распроданы. Остался только этот ковёр на стене.

Дочка туриста мгновенно переместила взгляд на ковёр, но отец взял её за руку и увёл в следующую комнату, а я подошла к книжной полке и заметила нишу с наградами.

— Мои, да, но всё земное — условно, важна безусловная любовь сердца. При жизни я чувствовала поддержку Неба. Иногда руки уже опускались, но обстоятельства менялись, и всё получалось даже лучше задуманного. Я видела много страданий и полюбила людей за мужество, с которым они переносили беды. Каждая душа приходит в мир служить другим, но не каждая вспоминает об этом на Земле.

— Я тоже… пишу, — робко призналась я.

— Приходи ночью, почитаем друг другу наши стихи? В Башне у моря, у распахнутых Небесных Врат, где по ночам слышен шёпот голосов Иного Мира, славно пишется! Знаешь, многие писатели жалеют, что не успели написать нечто важное. Земные дела затягивают в болото суеты, и зачастую самое главное откладывается на потом. Многие призраки пытаются нашептать коллегам по перу недосказанные строчки.

— Джойс, а ты не видела здесь… Монаха?

— Сюда часто приходят монахи. На верхнем этаже находится часовня. Для туристов она закрыта, но монахи-призраки в неё заглядывают. Я не хочу им мешать. У меня целых две комнаты и балкон, где по вечерам я наблюдаю, как моя деревня погружается в сон, а по утрам встречаю Солнце. Монахи приходят ночью по подземному коридору, который соединяет Башню с монастырём Зигу, там находится пограничный пост. Видимо, их не пускают на Афон, а Зигу разрушен, ближайший вариант — моя часовня.

— В Башне есть подземелье?!

— Целый лабиринт! Я спускалась однажды, но побоялась заблудиться. Возможно, он соединяет Башню со всеми монастырями. Хочешь его исследовать?

Где-то в Тумане

Лунная Соната… Она начинает тихонько звучать во мне. Откуда-то издалека, где всё — в Тумане, но сквозь него я вижу… чёрную мебель. И мне становится плохо физически — так я чувствую Плохое, связанное со смертью, адские порталы в Низший Астрал.

— Садись, — произносит мужской властный голос, но я отрицательно мотаю головой. — Я сказал: САДИСЬ!

И мне хочется бежать прочь, в Лунную Сонату, которая звучит всё громче, но меня возвращает женский голос: «Не бросай его! Помоги ему!» Кто это кричит? Не знаю. Не помню. Я шагаю в Туман, где звучит Лунная Соната, но из Тумана выплывает… чёрная навороченная машина.

— Ты же воспринимаешь меня как своего мужчину? — произносит мужской властный голос и злорадно усмехается.

Я резко поворачиваю вправо и делаю шаг в Туман, но попадаю… на сцену, залитую светом, где мне, ослеплённой прожекторами, что-то вручают, но я не помню, что именно. И я снова слышу голос того, чьё лицо скрывает от меня Туман:

— Я поеду с тобой в Венецию, ну и Женю возьмём за компанию…

Кто такой Женя? В какую Венецию? — я ничего не понимаю, но мне больно. Я резко поворачиваю налево и шагаю в Туман, навстречу Лунной Сонате, которая зовёт меня к себе, но из Тумана появляется… моя мать. Вся в чёрном. Она не хочет, чтобы… что? Чтобы я ехала в Венецию?.. А голос, тот властный мужской голос, кричит на меня:

— Почему Женя подарил тебе розу??? И что у тебя с Витей?!!

Кто такие — эти Женя и Витя? Туман ползёт по моему Сознанию, и я начинаю бежать прочь, к Луне, теперь она — всё ближе и ближе, но женский голос останавливает меня: «Не бросай его! Помоги ему!» Я на мгновенье замираю, чтобы вспомнить, кто это. Но тщетно: Лунная Соната сливает их голоса в одно, а Туман рисует деревья в парке, он манит меня туда, где… Но я резко разворачиваюсь, делаю шаг в противоположную сторону и проваливаюсь… в белую комнату, где звучит всё тот же мужской голос:

— Сделай проект, и мы обязательно с тобой куда-нибудь съездим.

Кто он? И почему мне так плохо, что хочется раствориться в Лунной Сонате, которая вливается в меня волнами, и я уже не шагаю, а снова бегу, пытаясь выбраться из кошмарного лабиринта, но из Тумана выплывает… стол со свечами. Я не вижу лица, но он протягивает мне бокал с вином:

— С днём рождения, дорогая! Я хочу выпить за то, чтобы ты умерла раньше меня! — и пьёт до дна…

«Не бросай его! Помоги ему!» — раздаётся женский голос, но уже гораздо слабее, в то время как Лунная Соната звучит всё громче и громче, и я слышу его крик:

— Да кто ты такая?!

И я резко встаю и ухожу, не оборачиваясь, всё дальше и дальше, туда, где Лунная Соната звучит так громко, что я уже не слышу ничьих голосов… Совсем ничьих… Совсем…

36 До/5 После. Сломанные часы

Где-то во Вселенной

Мы вернулись в Башню Старца и оказались в тайной комнате, по стенам которой располагались стеллажи с книгами, а по центру стоял стол с одиноким подсвечником. Сатурн зажёг свечи, материализовал кресла и предложил нам присесть.

— Теперь самое интересное, Рух. Это копии книг из Библиотеки Вселенной. Как думаешь, почему они здесь?

— Они Вам важны?

— Они мне интересны. Я их изучаю. Подчёркиваю. Выписываю. Заново перечитываю и подчёркиваю. Тематически они относятся к одной из Сфер, которыми я у тебя заведую. Посмотри, к какой.

— Смерть и Магия?!

— Совершенно верно. Находясь в твоём Доме Жизни, я заведую твоей Смертью и Магией (Домом №8), ну и помогаю Урану по Дому №9 — Духовного Пути, Учителей.

— Ничего себе! — воскликнула я, не сдержавшись, и мгновенно вспомнила Будущее. — Вы, моя основная планета, Вы — Смерть, и находитесь в моём «Я»?! Основные события по Сатурну произойдут до моего 13-тилетия, значит, я умру в детстве?

— Неплохо для начала, — Старец взглянул на Хранителя. — Феноменальная скорость усвоения материала. Но я не люблю всплесков Луны и хаотичных знаний. Энергия Смерти — это энергия Скорпиона-Плутона, и я в твоём случае несу её в себе. Такой Сатурн-Плутон. Тяжёлый случай — Хозяин Смерти в Доме Жизни, что приводит либо к саморазрушению, ведь Скорпион склонен жалить себя самого, впадая в депрессию, либо к колоссальной трансформации личности, придавая человеку необычайной живучести и хладнокровия в экстремальных ситуациях, он выживает там, где все остальные мигом отправляются в Небо. Я буду постоянно ставить тебя на порог Смерти. Ты — магнит, притягивающий к себе критические для жизни ситуации. Но, пройдя через Смерть в детстве, — а я погружаю человека в нечто с головой, заставляю его опуститься до самого дна, а не плавать на поверхности, — имея опыт выхода души из тела, ты перестанешь Её бояться! Ты будешь с преогромным интересом исследовать Смерть, как учёный препарирует букашку под микроскопом! — все виды, способы, причины, а также состояния души после перехода в Тонкий Мир, у тебя предельно обострится нюх на Смерть!

Я молча слушала Старца и отказывалась в это верить.

— Теперь о магии. Энергия Плутона наделяет меня магическими способностями. Звезда Процион, с которой я соединяюсь, склоняет к оккультизму. Сириус — звезда, под которой ты воплощаешься — знак посвящённых в тайные знания. А расположение твоей гиперчувствительной Луны означает открытую дверь в наш Мир. Опасность для тебя заключается в следующем. Первое: Плутон бросает человека в омут земных страстей плотской любви. Ты будешь обаятельна и привлекательна. Плутоническая энергия превращает людей в сексуальные магниты. Существует опасность, что ты потонешь в области сексуальных практик, подключаясь к энергиям Низшего Астрала. Придётся досрочно отозвать тебя с Земли, так как это противоречит планам Творца на твоё воплощение. Второе: имея врождённые паранормальные способности и зная все механизмы магии, ставя эксперименты над Пространством Времени, просчитывая сценарии развития событий, как шахматист — партию на 10 ходов вперёд, и обладая математическими способностями, а также влиянием на людей, ты начнёшь практиковать магию и станешь взломщицей Матрицы. Третье. Я заведую Сферой Партнёрства и Брака, тебя привлекают люди-маги с ярко выраженным Плутоном. Взаимосвязь Сфер 1—7 («я-партнёр») означает «подобное притягивает подобное», но тебе интересны те, кто старше, сильнее и умнее. Сфера №7 — это и твои враги. Партнёры-колдуны способны уничтожить тебя. Я нахожусь в градусе «Мотылька, летящего на свет», энергий Марса и Плутона, что даёт болезненную восприимчивость, чрезмерную доверчивость, склонность к попаданию под чужое воздействие, предрасположенность к насильственной, тайной смерти. Но Хозяин Смерти в Доме Жизни — 1 из 2-х компонентов формулы саморазрушения с досрочным возвращением.

— ?! — я подпрыгнула в кресле: передо мной возник подоконник из Будущего.

— Да-да, и второй компонент в наличии — помощник твоей Смерти — Уран, — мрачно продолжил Старец, — внезапный крах, внезапная смерть.

— Нет! — я вскочила с кресла. — Не хочу так воплощаться!

— Душа моя, успокойся! — Хранитель обнял меня крыльями. — Лишь в 8-ми из 10-ти случаев люди с такой формулой покидают Землю досрочно и самостоятельно. Селена гарантирует поддержку Высших Сил! Мы будем всячески тебя оберегать!

— Варианты Смерти обсудим в Доме №8, — тяжело вздохнув, произнёс Старец. — Сейчас мы находимся внутри твоего «Я», личности. Сатурн — планета старцев. Кто-то из твоих бабушек и дедушек окажется белым магом с сильной Селеной, а кто-то — чёрным магом-Плутоном. Твоё детство пройдёт в атмосфере Смерти и Магии, выживешь — получишь шанс для коренной трансформации личности. Я планирую отдать тебя в церковную школу в главный храм города при Патриархе. Проведёшь там около пяти лет, будешь много читать и, учитывая мою дружбу с Венерой, писать. Позже мы с Ураном пошлём тебе духовных наставников. Сделай правильные выводы, или как минимум один, — Старец улыбнулся: — Казалось бы, крошечный Дом — всего-то 13 градусов, а сколько в нём энергий пересекается!

Я улыбнулась, и мы переместились в подземелье к колодцу памяти. Старец раскрутил бадью, серебряное ведёрко упало в глубину и зачерпнуло воду.

— Подойди поближе, — попросил он.

Я встала рядом. Сатурн с улыбкой окатил меня… нет, не водой — серебряный поток струящегося эфира наполнил душу энергией и смыл страхи. Старец снял со среднего пальца правой руки кольцо с выгравированным на нём знаком Сатурна и протянул мне.

— Прими мой маленький подарок. Однажды ты найдёшь его на Земле. В мужском монастыре Святой Анастасии в Греции. И, если не пройдёшь мимо, оно поможет вспомнить меня и наш разговор здесь.

… — Ангел, всего Домов — 12? И в каждом из них меня ждёт такое же «интересное»?

— Не драматизируй. Я и сам нервничаю! Ты воплотишься и сразу всё забудешь, а мне тебя всю жизнь по краю пропасти вести. За тобой, в отличие от других, глаз да глаз нужен! Просто соломки подстелить не получится.

— Скажи, а за что со мной так? — не унималась я.

— Вот ты, как Сатурн, никогда не будешь чего-либо говорить или делать без определённой цели. То, что происходит с ребёнком в детстве, — это не «за что?», а «для чего?», «с какой целью?». У многих великих личностей акцентирован Дом Смерти.

— И кем они были на Земле?

— Нууу… президентами стран были. Ты будешь жить в стране, где…

— А когда я увижу маму? Почему она бросит меня?

— Никто не говорил, что бросит, просто всему — своё время.

Книжка про призраков раскрылась на странице с рассказом «Печать» — о маленькой девочке, которая видела печать смерти на людях, но тщетно пыталась их спасти: «Даша набрала чей-то номер, но никто не поднимал трубку, впрочем, разве в заброшенном доме кто-то живёт, кроме… призраков? Зачем и кому она всё время пытается дозвониться?»

Афон, Греция

Море в бухте у дома Николетты — райское, но для разнообразия я отправилась за волшебством! Вур-Ву-Ру  группа необитаемых островов у соседнего полуострова Синтония. Вплываешь в залив и попадаешь в сказку — вспоминаются пираты, карта спрятанных сокровищ, попугаи… Корабль останавливается, ты прыгаешь с палубы в море, добираешься до острова вплавь и чувствуешь себя Робинзоном. Всю дорогу на меня смотрела Святая Гора, а я — на Неё. Облаков не было даже над вершиной — Богородица отлучилась по важным делам. Вчера Димитра сказала, что бездна у мыса Афона с перепадом от 80 до 1 000 метров действительно существует, но по преданию глубина пропасти равна высоте Горы, то есть 2 033 метра, что навело меня на не менее глубокие размышления. Муж Димитры — моряк, и на вопрос, не рыбачил ли кто в той стороне, он ответил, что это равносильно самоубийству. Вчера же я пытала местных жителей по поводу ярко-жёлтой многолучевой звезды, перемещающейся по Небу. Как выяснилось, это — Арктур, «Хранитель Небес». Пульсирующая звезда-гигант, возрастом свыше 7 миллиардов лет, ярче Солнца в более чем 100 раз. Да, здесь, на границе со Святой Горой-пирамидой, расположенной прямо у бездны, на территории области, именуемой греками «Великой Стражей», стоит «Город Неба» (Уран-у-полис), над которым сканирует пространство звезда «Хранитель Небес». Я спрыгнула с кораблика первой — волшебно!

Каждый раз, когда я приезжаю на Афон, получаю порцию новостей про Gold-Mines — горе-золотодобытчиков, и мне становится страшно: что будет с Афоном завтра? Недалеко отсюда зарубежная компания решила добывать золото, с чем местные жители пытались всячески бороться, ведь высокотоксичные испарения отравят море и природу всех полуостровов Халкидики, а из горы Скурье, где строятся шахты, уже исчезает питьевая вода. Учитывая сейсмологическую активность, защитные сооружения, типа купола над шахтой, никого не спасут. Но митинги протестов, как и бывает в историях, где замешены крупные суммы, окончились плачевно. И все мои знакомые на Афоне находятся в мрачном ожидании своего Апокалипсиса, когда им придётся навсегда покинуть Город Неба. Я спрашивала Яниса, что говорят афонские старцы, и он ответил: «Плачут и молятся».

Я вернулась на корабль вплавь, и он отчалил к Амульяни — острову напротив моей бухты. Тем временем поспел обед, но кто-то крикнул: «Дельфины!» И все туристы мгновенно превратились в детей — повскакивали со своих мест, забыли про всё на свете и фотографировали игривых дельфинов, сопровождающих корабль. Святая Гора снова смотрела на меня, и я — на Неё. «Один из старцев сказал, что ему явилась Божья Матерь, плакала — уходит с Афона,» — на днях поведал мне Янис. Мы подплыли к шикарному пляжу Амульяни — Аликес, и снова наслаждались морем, а потом на корабле обогнули остров и причалили к пристани для прогулки по деревне. Я брела по крошечной улице, погружённая в печальные размышления о Gold-Mines, когда меня потянуло в сувенирную лавку. Пройдя мимо витрин с украшениями, я развернулась к выходу, но почему-то сделала шаг назад, и мой взгляд упал на дальний стол… Не может быть! Я подплывала всё ближе, боясь спугнуть видение. Я не знала, кто Он, но… знала Его, и безмолвно застыла у рукописной иконы Святого, стоящего у колодца с серебристым ведром в руке.

— Вы Его знаете? — окликнул меня владелец магазина.

— Нет, но… — я не понимала, как объяснить греку, что неоднократно бывала на медитациях в неизвестном монастыре на горе, где именно у этого колодца именно этот Старец обливал меня святой водой из этого ведра, о чём я поведала миру в первой части своего романа «Книга Тайных Знаний» ещё в сентябре 2009 года.

— Его здесь никто не знает, — вздохнул владелец магазина. — Священномученик Филумен Святогробец. Зарубили его топориком. Монах-грек, служил в Палестине, был архимандритом Иерусалимской Православной Церкви и Стражем Колодца Иакова на горе в Самарии, где произошла встреча Христа с самарянкой, описанная в Евангелии от Иоанна Богослова. Вода в Колодце символизирует живую воду Веры, испив которую, человек становится освобожденным. Филумен канонизирован 11 сентября 2009 года. Мощи его находились на горе Сион. К нему обращаются, как к победителю демонов и Тёмных Сил…

— Сколько стоит икона? — спросила я и вспомнила, что денег на карте на рукописную подобного размера явно не хватит.

Владелец магазина задумался. Моё сердце сжалось. И он назвал ровно ту сумму, которая была на карте!

Урануполи

Я услышала приглушённую трель телефона и открыла глаза — задремать здесь легко и даже очень приятно: ветки оливкового дерева чуть колышутся от ветра, а цикады создают убаюкивающий фон.

— Где ты сейчас? — Рэй, как всегда, проявился неожиданно.

— На пляже. Вздремнулось чуть-чуть.

— А ты берёшь с собой на пляж телефон? — усмехнулся он и был прав.

— Обычно нет, но, видимо, предчувствовала, что ты позвонишь!

— А сколько сейчас времени?

— А тебе зачем? — удивилась я.

— Интересно, во сколько ты ходишь на море.

— Не знаю… И часы у меня уже давно показывают неизвестно что. Я продолжаю их носить по привычке.

— Посмотри, где тень у оливок, где Солнце…

— Ааа! … Около шести вечера!

— Ты, наверно, уже проголодалась?

— А ты хочешь пригласить меня на ужин?

— Хочу, но чуть позже. А что ты ела вчера вечером?

Я попыталась вспомнить, но, видимо, ещё не до конца проснулась, и всё мешалось в кучу, и в голове стоял туман.

— Какая разница: салат из морепродуктов или курица?

— Без разницы. А на пляже есть ещё кто?

— Семья у берега.

— Подойди, спроси, сколько времени. Иди с телефоном.

— Простите, который час? — обратилась я к мужчине, который уже собрал свои вещи, в то время как его жена переодевала детей. Но мужчина, мельком взглянув на меня, обратился к жене:

— Я пошёл. Жду вас в машине.

Я повторила свой вопрос женщине, но та в упор меня не замечала.

— Алис, оставь их в покое, вернись под оливки.

— Рэй… Они, что, — призраки? — прошептала я в ужасе.

— Вполне возможно. А где ты была вчера?

— Ммм… вчера… что же я делала здесь вчера? Знаешь, на Афоне живёшь в таком расслабленном режиме… А! Вспомнила! Ездила на корабле к Горе!

— И монахи привозили Дары Волхвов из Святого Павла?

— Нет, Дары Волхвов привозили прошлым летом, а вчера — мощи из Ксенофонта!

— А ты, случайно, не видела в Урануполи призрака Джойс?

— Здесь много призраков, а кто это — Джойс?

— Не возвращайся сейчас к себе. Попробуй опять задремать. Да?

Слова Рэя насторожили меня, но я тут же вспомнила забавный случай и засмеялась:

— Там паук спрятался, да? И мне надо подождать, пока ты его силой мысли не прогонишь?

— Почти угадала, — усмехнулся Рэй.

...

Я слышу Лунную Сонату и проваливаюсь в Туман…

На Красной площади устроили Рождественский каток. Вечером здесь по-новогоднему сказочно. Валера составил мне компанию. Он был на Афоне в монастыре Святого Пантелеимона, останавливался в Урануполи, познакомился с Димитрой и Янисом, купил икон. Я возила его в Неа Рода к иконе, написанной Евангелистом Лукой, но он ничего не почувствовал. Впрочем, как и в Пантелеимоновом монастыре. Но вот раздаётся звонок, и надпись на экране на английском гласит: «Гора Афон».

— Алиса, с Рождеством! — я слышу знакомый голос Яниса.

— С Рождеством, Янис!

Мы обмениваемся поздравлениями и прощаемся до августа, но я отправляю ему фото Красной Площади с курантами, а он присылает мне фото из Афонского монастыря. Улыбаюсь и загадываю желание — вернуться на Афон, а Валера мечтает о горящей путёвке в Турцию.

Лунная Соната звучит всё громче…

Женя затерроризировал меня звонками, а я ещё даже не перешла к ним на работу. Нас познакомили две недели назад, предложив сделать проект с нуля. Он выпрашивает мой адрес, но я приезжаю в центр сама. Мы сидим в ресторане. Он пересказывает мне свою биографию и предлагает пожить с ним в Тайланде.

— В каком смысле?

— В прямом. Живу я заграницей. Периодически бываю в Москве. Будешь заочно работать над проектом. Мы так зимой работали. Не представляешь, как там классно! У меня была любовница, но мы с ней уже расстались, и всякие а-ля травки, и, когда мы занимались любовью, это было офигительно!

Рэй смотрит на нас, сидя за соседним столом, и смеётся:

— Везёт же тебе, Алиса!

И я уже ничего не слышу, кроме всё громче звучащей во мне Лунной Сонаты, но…

Витя подвозит меня к метро и останавливает машину. Последнее время мы часто общались по скайпу по работе над тем проектом.

— Я не могу поцеловать тебя его губами, — произносит он. — Но…

И возникает неловкая пауза, а я вижу Рэя в зеркальце — на заднем сидении, за нами, он говорит мне:

— Обними его, Алиса, как друга. Не будь жестокосердной, ты же — не я. А он — такой же, как и ты, один из немногих, кто не желает тебе зла.

Я беру Витю за руку и молчу, но внезапно… О нет! Лунная Соната обрывается звуком хлопающей двери! Я вижу себя саму, ушедшую в ночь. Но я — здесь! И я держу Витю за руку! Как друга. Как человека, который знает, как мне больно. Которому я могу всё рассказать, и который…

— Рэй! Неееет! — кричу я в зеркальце.

— Да, Алиса, да…

И я мгновенно просыпаюсь… На Афоне…

35 До/6 После. Остров сокровищ

Где-то во Вселенной

— Смелее, Рух, там нестрашно! — улыбнулся Хранитель, когда мы подошли к Дому №2.

— А что там?

— Сокровища, но исключительно земные.

Я зажмурилась, дёрнула дверь на себя и шагнула внутрь. Едва я ощутила под ногами что-то скользкое, как меня резко подбросило вверх, а затем вниз, я открыла глаза и… гигантские волны обрушились на меня и сбросили в бушующую стихию! Зловещее небо, сверкающие молнии, удаляющийся плот с Хранителем… Я камнем пошла ко дну, и ко мне навстречу, ехидно оскалившись, устремилась акула. Но внезапно появившийся старичок в светлых одеждах с рыжей шапочкой на голове подхватил меня у самого дна, поднял наверх, вернул на плот Хранителю и исчез. Шторм постепенно утихал, тучи уползали восвояси.

— Слава Святому Спиридону! Хороший знак, Рух! Значит, на Земле он тебе поможет. Не забудь подарить ему новые тапочки!

— Я поняла, почему на двери Башни моей Жизни изображён череп с табличкой «Помни о Смерти»!

— Там ещё фиалки цветут, а над ними бабочки порхают — символ трансформации и бессмертия.

— Почему ты всегда улыбаешься, Ангел?!

— Потому что ты всё больше становишься похожей на человека и забываешь, что пока ещё не можешь утонуть.

— Но где мы? — я огляделась, но суши не наблюдалось, как, впрочем, и сокровищ.

— В Сфере твоих финансов, материальных благ, имущества и накоплений, запаса сил, как следствие — питания физического тела, земного богатства.

— Да какое ж тут земное богатство, когда кругом — вода?!

— Так ты управляй своим плотом!

— Но вёсел-то нет!

— Силой мысли и интуицией! Сферой твоих финансов заведует Луна. У тебя нюх на деньги, ты всегда чувствуешь, где зарыты сокровища!

— Уфф, — только и выдохнула я, но поняла, что плыть надо направо.

Вскоре Луна исчезла, взошло Солнце, а на горизонте показался остров.

— И в твоей жизни будет немного Солнца в холодной воде, — улыбнулся Хранитель. — Заработки благодаря интуиции и здравому рассудку. Солнце — это очень хорошо, оно у тебя с Луной дружит, но Солнце появилось не сразу. А вот Сатурн находится в полушаге от Дома №2, даже если б и в трёх шагах находился, фактически он присутствует здесь незримо и оказывает своё влияние.

— Необитаемый? — уточнила я, когда мы причалили к острову.

— Да, теперь найди свои сокровища и раздобудь еды.

— Но что здесь можно раздобыть из еды? — удивилась я, ступив на берег, где ничего не было, кроме скал и неизвестных деревьев.

— Отчего же! В море плавает рыба, а деревья плодоносят. Выводы?

— Негусто!

— Как скажет бабушка: «Вся твоя жизнь, Алиса, — сплошной пост!»

— Не проще сразу уйти в монастырь?

— Проще, согласен. Итак: морепродукты. Аскетичное питание, раза два в день и что Бог пошлёт. Не хорошо с точки зрения получения энергии, но нет зависимости от земной пищи и греха чревоугодия. Правда, если не питаться системно, пострадает система пищеварения, появится склонность к анемии и истощению. В детстве с едой туговато.

Я пошла вдоль берега и свернула в чащу, где буквально сразу же наткнулась на… шалаш.

— Моя недвижимость?!

— Недвижимость в Доме №4, но на Земле говорят: с милым Рай и в шалаше!

— Ты шутишь? — воскликнула я. — Я буду жить в шалаше?

— Многие Святые не имели на Земле даже шалаша!

— Вот именно — Святые! А не такие обычные люди, как я…

— Святыми не рождаются, ими становятся. Но разве ты — обычная? Посмотри, что там.

Шалаш, на самом деле, оказался очень милым. Небольшое окошко, детская табуретка и стол, на нём — тетрадка в клетку и ручка. Но меня потянуло в дальний угол, где на полу, устланном сеном, было явно что-то не так. Я раздвинула соломинки, обнаружила тайник — зарытую в землю коробочку, в которой находились морские камешки и связка с разнообразными ключами, и вышла из шалаша в растерянности.

— Ну как тебе наследство от дедушки? — поинтересовался Хранитель. — Он построит тебе шалаш на даче. Будешь в нём читать и писать. Дед твой любит природу, и ты её полюбишь.

Внезапно небо почернело, засверкали молнии и раздался гром.

— Уран шалит! Идём в шалаш, Ангел! Сейчас польёт дождь!

Я развернулась к шалашу, но молния ударила в дерево, к которому шалаш был пристроен, и то, загоревшись, тут же исчезло вместе с моим наследством, а следом исчез и Уран: небо мгновенно прояснилось, и снова светило Солнце.

— Как?! — закричала я. — Лишения, ограничения и… пепел в итоге?

— Ограничения в деньгах, особенно в детстве, да. Деньги зарабатываются своим трудом, количество полученного — всегда меньше затраченных усилий. Отсутствие стабильности и твёрдой почвы под ногами. Луна легко расстаётся с деньгами, а Сатурн — копит, они для него — надёжный фундамент и символ безопасности. Лишения в детстве заставляют искать стабильности и гарантий про запас из-за страха нищеты в старости. Но мудрость и практичность не дадут тебе превратиться в скрягу, да и выплывешь, если что, — Святой Спиридон поможет.

— А где деньги-то? — озираясь по сторонам, спросила я.

— Луна с Сатурном не дружит — материальной поддержки от семьи ты лишена. Наследство получишь вряд ли — Уран является символом внезапного краха по независящим от тебя обстоятельствам: из-за несдержанных обещаний, кражи имущества…

— Наследство сожгут?

— Недвижимость могут сжечь или отнять. Завещание в последний момент перепишут на другое лицо. С чужим капиталом связан Дом №8. Масса искушений — рискованные или незаконные финансовые махинации, азартность, балансирование на грани краха. Шансов на финансирование из Сферы №5 — от любимых людей и детей — тоже нет, там у тебя злой Плутон, он твой нюх на деньги в корыстных целях использует.

— Но у меня Сатурн управляет и Сферой Партнёрства, Брака и Открытых Врагов, значит, мои партнёры и враги — богатые личности?

— Возможен брак с состоятельным человеком либо с паразитирующим на тебе, отнимающим с трудом тобой заработанное. Даёт склонность к постоянным спорам из-за имущества вплоть до судебных разбирательств. Желательно, чтобы ты с партнёрами имела одинаковую шкалу ценностей. Обмануть могут, кинуть на деньги. Предположим: ты принципиально честна и прямолинейна (Сатурн в Доме №1). Получаешь высшее образование в сфере финансов (Сатурн соуправитель Дома №9 в Доме №2). И вот какой-то Плутон (управитель Дома №6 — работа) назначает тебя (Венера в Доме №10) распоряжаться финансами в крупную компанию (Сатурн управитель Дома №8,7). Ты можешь блестяще управлять чужим капиталом и организовывать бизнес с нуля — трезвым рассудком просчитывать проекты и реализовывать их оптимальным путём благодаря шестому чувству, но обнаруживаешь в компании нечто плохое — махинации, воровство, или понимаешь, что финансовая модель бизнеса изначально убыточна. Как честный человек, говоришь об этом Плутону, а ему правда твоя не нужна или не выгодна.

— Как не нужна правда?! — подпрыгнула я от несправедливости.

— А так! У тебя — иллюзии на работе (Нептун в Доме №6), а у твоего Плутона Нептун — управитель его собственной смерти и банкротства. Нептун надел на Плутона розовые очки, тумана напустил в глаза, и всё, Рух! Ты хотела Плутона спасти, а он тебя выгнал в одночасье, ничего не заплатив (Уран — соуправитель Домов №7,8).

— Вот это да! — воскликнула я и закусила губу от обиды. — Как справедливо устроена жизнь!

— Ты получишь хорошее образование: и церковное, и финансовое (Сатурн-Уран), и гуманитарно-языковое (Луна-Уран), что поможет самореализоваться в сфере Урана — Доме №9: работа в иностранных компаниях / с иностранцами, в чужой стране, в издательском бизнесе, в области высшего образования, духовных практик, туризма, торговли предметами, имеющими отношение к духовности; но нет стабильного дохода.

— Где же деньги раздобыть?!

— Это тайна, покрытая мраком, — усмехнулся Хранитель. — Твоя Луна, управитель Финансов, находится в Доме Тайны — тайные источники доходов, доходы от тайн и всего таинственного и мистического, через экстрасенсорные способности и Лунный нюх, от работы в закрытых организациях, в изолированных местах, на островах в эмиграции, в тюрьме или колонии, в монастырях, больницах. Крупный капитал и недвижимость — это Юпитер, им здесь не пахнет, но с ним надо дружить! Он у тебя в оппозиции с Ураном: меньше подарит, чем ты заслуживаешь, или внезапно передумает, или обанкротится. Дом покровителей сильный, с голоду не умрёшь, но, как сказал один звездочёт, «знойные ветры пустыни иссушают оазис моего эгоизма». На деньги не купишь счастья. Терпение, смирение и труд! Сатурн покровительствует мудрецам и старикам, дружит с Венерой, символ наличного капитала, в статусном Доме: деньги от статуса, карьеры, от мужчины, начальника, но не крупный капитал. Подходящие профессии — творческие, ты ценишь эмоциональную радость. Сатурн с Венерой любят предметы искусства и коллекционирование. Что ты видела в Башне Сатурна?

— Книги, иконы и камни… Посмотри, а что там?! — воскликнула я, заметив на горизонте странный корабль.

— Нам пора в Библиотеку — к острову вот-вот причалят пираты!

Мы добрались до Читального Зала в абсолютном молчании. У меня не было ни сил, ни желания что-либо спрашивать. Книжка про призраков открылась на странице с рассказом «Дом у станции»: «По ночам здесь собираются призраки, и мы разговариваем… И твои приходят тоже. Даже вот на днях — играли в шашки и тебя вспоминали! Жаловались они, что ты нас забыла совсем, а я говорю: „Она вернётся. Обязательно!“ Не зря же я оставила ту половину дома нетронутой. Всё на своих местах, как и было. А в шашки дед твой выиграл!»

Урануполи

Я перемещалась вдоль стен с иконами в лавке Яниса, и один из Святых провожал меня взглядом. Я не выдержала и взяла икону в руки.

— Святитель и Чудотворец Спиридон Тримифунтский, — сказал Янис. — Мы его очень любим. Он жил на Кипре в городе Тримифунт в III — IV веках, а до сих пор творит чудеса.

— Почему он в шапочке, и что за странная вещь с огнём у него в руке? — спросила я.

— Шапочка пастушья — овечек пас, но после смерти жены и дочери посвятил себя служению Богу, его назначили епископом. Спиридон служил в храме, ангелы ему прислуживали, пели молитвы, и люди их слышали. Много чудес совершал: исцелял и воскрешал из мёртвых, изгонял бесов, вызывал дожди в засуху, перед ним расступались водные потоки. В 325 году на 1-м Никейском Вселенском Соборе шёл спор о Боге и единстве Святой Троицы. Спиридон был необразованным человеком, но взял черепицу и произнёс молитву, после чего черепица распалась на составные элементы: вода вытекла, огонь вверх взмыл, а земля осталась — три в одном. Бог дал Спиридону много духовных даров: он видел людей насквозь, предвидел события, включая дату своей смерти — ушёл во время молитвы.

— Тут девушка к нам приходила, — вспомнила Лия. — Ей предложили работу в другом городе, а накануне вылета потерялся диплом. Скорее всего, её мама наводила в доме порядок и случайно выбросила. Ночью девушка спала с открытой балконной дверью. В дрёме ей показалось, что кто-то зашёл в комнату через балкон и положил на стол бумаги. Утром она обнаружила диплом на столе! Купила у нас икону и повезла на Корфу вместе с тапочками. Спиридон же, помогая людям, тапочки свои изнашивает, поэтому ему приятно, когда в знак благодарности люди приносят новые.

— В смысле…? — переспросила я.

— Тело у него — живое, мягкое, — спокойно ответила Лия. — Температура 36 и 6. Его даже учёные исследовали. Рака с мощами с XV века находится на Корфу. Когда священники не могут раку открыть, Спиридон отсутствует по делам, а постукивание в раке раздаётся, значит, вернулся. Иногда на мощах — промокшая одежда и водоросли — помогал в море. Говорят, и в других храмах, где есть частицы его мощей, постукивание слышится, дверца к мощам приоткрывается сама, а потом закрывается. Тапочки Спиридона от ходьбы изнашиваются, священники ему их меняют, а стёртые разрезают и раздают паломникам.

Лия удалилась и, вернувшись, протянула мне бумажный квадратик со штампом Спиридона:

— С мощей! Положите в кошелёк, чтобы деньги водились.

— Спасибо! Значит, он помогает в финансах?

— Он помогал бедным, раздавал деньги, — сказал Янис, — но был строгим — наслал дождь на скупого богача, который продавал хлеб в три дорога. Жадные люди пытались его обманывать. Купец не доплатил за одну из 100 коз, так та коза возвращалась от купца к Спиридону.

— Однажды воры решили украсть у Спиридона овец, — продолжила Лия, — но не смогли за ночь выбраться из овчарни, будто их связали по рукам и ногам, а Спиридон пришёл утром, призвал не идти путём Тьмы, подарил по овце и сказал: «Не зря же вы тут всю ночь мучились».

— Он превращал змей в золото, — добавил Янис. — Однажды показал богачу, как деньги превратились в змею и уползли восвояси. Как сказал Иоанн Крестьянкин: «молились бы Святителю Спиридону, и были бы давно с жильём…» Спиридон помогает и с трудоустройством, в коммерческих и торговых вопросах, фермерам, земледельцам, скотоводам.

— Корфу, где находятся мощи Спиридона, не попал под захват турок, — продолжила Лия. — А бомбы Второй мировой войны падали под углом — в море, храм с мощами остался не тронут. Вы можете к нему съездить — самолётом из Салоники или паромом из Игуменицы. Четыре раза в год совершают крестный ход с мощами Спиридона по острову. Люди пробегают под ракой, многие исцеляются. Будете в храме, увидите побитый светильник — подарок итальянского адмирала, решившего в начале XVIII века переделать алтарь в католический. Спиридон дважды явился итальянцу во сне с предупреждением, но работы начались. Ночью разбушевался шторм, Святой покинул раку, вышел к воротам, и три языка пламени из колокольни ударили в склад с порохом, адмирал и его работники погибли, а светильник в храме упал и получил огромную вмятину. Да, чуть не забыла: зайдите в подземелье храма — там продаются кольца Святого Спиридона!

…Я заказала свежевыжатый апельсиновый сок в кафешке на морской улице, но ко мне подбежала Кирияки.

— Покупательница ищет иконы для денег. Я рассказала про Спиридона, а она спрашивает: какие ещё есть?

— У меня в детстве была единственная иконка «Нечаянная Радость». На ней изображён грешник, молящийся перед иконой Богородицы. Бабушка говорила, помогает с деньгами. Скорее — с внезапной радостью, когда надежды нет. В 13 лет меня крестили в церкви «Нечаянной Радости».

— Не думаю, что случайность! У нас говорят, иконы сами выбирают, в какой дом идти служить, но «Нечаянной Радости» у меня нет. А ещё?

— «Всех скорбящих радость» с грошиками-монетками. Обычно образ пишут без денег, но во время пожара в Петербургской церкви эта икона не пострадала, потому что к ней чудом прилипли монеты из чаши для подаяний. Если что-то потерял — здоровье, работу, деньги или надежду, Богородица через ангелов поможет обрести снова.

— И этой нет! Есть Афонская «Экономисса». В X веке Богородица явилась Святому Афанасию Афонскому, основателю Великой Лавры, когда монахи из-за отсутствия продовольствия решили покинуть Гору: «Не покидай обители, я возьму её под свою защиту, и у тебя всегда будет еда». Афанасий вернулся и обнаружил полные погреба. Образ его видения называется «Экономисса», или «Домостроительница», находится в Лавре, помогает в решении материальных проблем, спасает от банкротства и от голода. В России знают о ней?

— Да, этому образу молились в блокадном Ленинграде.


Корфу

Корфу, или Керкира — греческий остров в Ионическом море и городок с сильным Венецианским влиянием, поскольку около 400 лет он принадлежал Венеции. «Город замков», охраняется ЮНЕСКО. Я стояла в храме Святого Спиридона в очереди к его мощам и читала молитву. Рака установлена справа от алтарных врат в особом приделе, который периодически открывают для паломников. Зайдя внутрь с непередаваемым трепетом, я отдала стоящему в ногах у Спиридона священнику тапочки, которые тут же были положены в открытую раку, а затем — приобретённые мною на Афоне иконы для освящения на мощах. Мысленно благодаря за уже оказанную мне помощь и обращаясь с очередной просьбой, я наклонилась к голове Святого и поймала его пристальный взгляд, неописуемое сияние исходило из глазниц — поток чистого Света. Священник, стоящий у изголовья, вручил мне освящённые иконы, и я покинула придел. В храме я заметила странного Монаха. Где мы встречались? На Афоне? В голове стоял густой Туман, и всё в нём кружилось, перемешивалось и таяло. Вскоре Монах исчез, я успокоилась и, без труда вспомнив близких и знакомых, передала поминальные записки священнику, а затем спустилась в иконную лавку, находящуюся под храмом где-то внизу слева. Я спросила о кольце Святого Спиридона, монах оценивающе посмотрел на меня и знаком предложил проследовать за ним в подземелье. В дальней келье он достал коробку с кольцами с выгравированным и позолоченным изображением Святого и молитвой на обратной стороне.

— Мы не продаём их в церковной лавке, только если кому-то очень нужно. Они делаются из серебряных пластин, которые подвешиваются на раку на некоторое время.

С радостью от приобретения заветного кольца я зашла в церковь Иоанна Крестителя и, передав записки для поминовения, встала в очередь к мощам, которые Настоятель вынес из алтаря. Приложившись к мощам, я уже развернулась к выходу, но Настоятель задержал меня, указав на мой нательный крестик, приобретённый у Яниса, освятил его и вернул мне, затем приложил к моему лбу частицу животворящего креста, и мощная энергетическая волна пробежала по телу.

Я гуляла по городу, когда знакомый голос окликнул меня.

— Не Афон, здесь можно, — объяснил Рэй. — Посидим в кафешке? Как ты?

— Отлично, а ты? Не хочешь уходить, или не пускают?

— А колдунов пускают в Небо? — усмехнулся он, и мы расположились в кафе у моря.

— А ты не верил, что жизнь после смерти существует! Эх, Рэй, зачем ты использовал магические способности против людей? К чему все эти миллионы и Лазурные берега? Разве они принесли тебе счастье? В итоге ты потерял почти всё, что имел. А Там черти есть? Ад есть?

— И черти, и Ад.

— И ты их видел?

— Видел.

— Но ты в них не верил, и всё равно видел? — не унималась я.

— Кушать хочешь? — спросил Рэй, явно не желая рассказывать мне про чертей.

— Нет, а ты? Там вообще что-то едят?

— Грешников на сковородках зажаривают, а потом едят!

— Но тебя что-то до сих пор не зажарили!

— Ещё не вечер. Ты ничего странного не замечала? Что будто бы не так? И какие сны тебе снятся?

— Монаха я вижу, — призналась я. — Сегодня в храме у Спиридона, а до этого на Афоне. А сны мне снятся редко или не запоминаются.

— И что мне с тобой делать? — задумчиво произнёс Рэй. — Как думаешь, где ты сейчас находишься?

Внезапно что-то заставило меня перевести взгляд с Рэя на толпу прохожих, и я увидела… себя, садящуюся за соседний столик! Рэй взглянул на мою копию, а затем на меня.

— Рэй, — в ужасе произнесла я, — это ты колдуешь надо мной?!

— Не угадала. Я правда не знаю, что с тобой делать. Ты ничего не помнишь, вернее, помнишь выборочно и не осознаёшь реальности, поэтому и не видишь ни чертей, ни ангелов. Ты наглухо застряла в своём Прошлом, блуждая по лабиринту памяти.

Я встала, подошла к себе самой за соседним столом, окликнула, — тщетно, и вернулась к Рэю.

— Допустим, я застряла в Прошлом, но где тогда моё Настоящее?

— Его больше нет на Земле, Алиса. Ты мертва.

Я вскрикнула от ужаса внезапного осознания и… проснулась…

На Афоне была глубокая ночь.

34 До/7 После. Крылатый лев

Где-то во Вселенной

— Не поверишь, там солнечно! — улыбнулся Хранитель у двери в Дом №3.

Я зажмурилась и ступила внутрь, но, открыв глаза, обнаружила прямо пред собой… широко раскрытую скалозубую пасть!

— Нет! — вцепившись в Хранителя, воскликнула я, и пасть тут же захлопнулась.

— Ну извини, это я просто зевнул, — спокойно произнёс Лев. — Заждался тебя уже, а Солнце печёт во всю!

Лев, настроенный совершенно не агрессивно, был очень даже мил. Он погладил меня кисточкой хвоста, чтобы я успокоилась, протянул лапу и глубоким голосом произнёс:

— Вообще-то, я — котёнок, но большой. Только никому не говори, а то перестанут меня воспринимать всерьёз! Дом №3 — Сфера Близких Контактов, братьев и сестёр, краткосрочных местных поездок; коммерции и бизнеса; начального обучения и Слова — ораторства и литературы в плане написания, но не издания, поскольку изданием занимаются в Доме №9. Можешь меня погладить, я не кусаюсь.

— Но где мы? — пожав Льву лапу и почесав его за ушком, спросила я. — Здесь же ничего вокруг нет! Только Солнце печёт.

— Совершенно верно, мы — в пустыне.

— В пустыне? Сфера моих Близких Контактов?

— Одинокой душе и толпа — пустыня, — мурлыкнул Лев. — Эту фразу прочитал в Небе и озвучил на Земле Чехов, писатель.

— Приятно познакомиться, Рух! — засверкав солнечной улыбкой, произнесла внезапно проявленная Звезда. — Я — Акубенс, или Сертан, по классификации астронома Байера от 1603 года, Альфа Рака, соответствую стихии Огня. Я — покровительница, веду по жизни странных и одиноких людей, включая юродивых, пророков, звездочётов и писателей. Даю возможность проникнуть в Мир, где сосуществуют Прошлое и Будущее, и узнать нечто для воплощения в реальность.

— Сертан — маг, звезда откровений и пророчеств. Преподносит подарки-сюрпризы в Сфере своего расположения! — добавил Лев и расправил крылья.

— Да ты крылатый! — воскликнула я, и Лев довольно мурлыкнул. — Но мы — в пустыне! О каких подарках речь?

— Здесь обитают волшебные миражи и слышны откровения. Отшельники уходят в пустыню, чтобы стать ближе к Небу, — подбодрил меня Хранитель. — У Сертан черты Сатурна и Меркурия, что хорошо, ведь она находится в Сфере Меркурия — Слова. Твои слова забьют живительным источником.

— Сертан придаёт силы для выживания в суровых условиях, — произнёс Лев. — Она же — символ египетского жука-скарабея, воскресения души, источника Вечной Жизни, что логично дополняет Солнце, Высшее «Я», — твоего жизнедателя.

— Меня называют «убежищем» и «тайником», — продолжила Сертан. — Испытывая боль, будешь здесь уединяться и творить, при этом энергия Сатурна потребует творчества духовного.

— Куда ни глянь, печать Сатурна, — вздохнула я.

— Сертан ярко выражена у Папы Иоанна Павла II, у Микеланджело, который написал картину Страшного Суда, — добавил Хранитель. — Чаще способствует продвижению человека в сфере литературы, в изучении звёзд и в общественных делах.

— А теперь я расскажу о себе, — мурлыкнул Лев. — Полетаем-ка над пустыней! Садись ко мне на спину и держись крепче.

Я ухватилась за пышную гриву Льва, Хранитель помахал нам крылом, и мы взлетели.

— Знаешь, почему я — крылатый? Люблю крылатые слова. Они летают в воздухе, а я на них охочусь, ловлю, а потом с ними играю, — произнёс Лев с улыбкой. — Люди, у которых я — в Доме №3, славятся силой в творческом мышлении. Широкий полёт мысли плюс воображение и изобретательность — залог успеха и самореализации в Сфере искусства. У писателей Сфера №3, связанная со Словом и умением излагать мысли, часто залита светом при рождении. Лев — существо темпераментное, ведёт за собой массы, в нём горит пламя Вечного Огня, способное зажечь других. Знание иностранных языков — как плюс. Хорошее положение для актёров театра и кино, мне присущ ярко выраженный сценический драматизм. Льву нужны слушатели для самореализации.

— В пустыне много слушателей?!

— Мал золотник да дорог, хотя тебя интересует глобальное, Лев — царь зверей, а цари мыслят немелочно. Царь великодушно берёт подданных под свою опеку — ты склонна покровительствовать и помогать другим. Тех, кто хитрит, лукавит и всячески изворачивается, гони от себя подальше. Что видишь там, в оазисе?

— Царь-Лев? — заметив странного человека в короне, с книгой и пером в руках, предположила я.

— Царь Давид, пророк и праотец Христа. Он царствовал сорок лет и считался идеальным правителем, хотя сначала пас овец, как обычный пастух, но мужественно дрался со львом, защищая их. Затем Давид стал храбрым воином. Он объединил Израиль и вернул Ковчег Завета, каменные Скрижали с 10 Заповедями, в скинию на гору Сион, где и погребено его земное 70-тилетнее тело. Давид планировал построить Храм, но строительством занимался его не менее прославленный сын Соломон. Впрочем, обладая красноречием и творческими дарами, Давид при жизни на Земле прекрасно играл на музыкальных инструментах, в итоге оставил неизгладимый след как псалмопевец. Сложенные им гимны из книги «Псалтырь» до сих пор читают в православных храмах.

— А Соломон тоже что-то писал?

— Да, но предлагаю всё-таки вернуться ко Львам. В общении Львы прямодушны, хотя властны и порой упрямы. Я презираю предателей и трусов, но склонен обожествлять тех, кто дарит мне Знание. С момента воплощения жажда знания будет расти в тебе, как говорят люди, не по дням, а по часам, как на дрожжах, что располагает к чтению литературы, но не всё золото, что блестит, — ищи мудрые книги. Преумножению знаний и вдохновению способствуют путешествия и новые знакомства.

На горизонте показался Город-на-Воде.

— Какой красивый! Но как он здесь оказался, в пустыне?

— Это мираж, Рух, хотя и достаточно реалистичный. Город-на-Воде существует в земной реальности, и ты в нём обязательно побываешь. Как минимум, потому что я — его символ, — мурлыкнул Лев, и мы опустились на центральную площадь Города-миража и побрели к главному Собору.

— Да здесь сплошные львы! — воскликнула я.

— Крылатый лев с раскрытой книгой — символ не столько Венеции, сколько Евангелиста Марка. Его мощи были тайно вывезены из занятой мусульманами Александрии — тело спрятали в корзину и укрыли свиными тушками, чтобы иноверцы, считающие свинью грязным животным, не смогли прикоснуться к грузу. С тех пор мощи находятся в Венеции в главном Соборе. Мать Марка была проповедницей Христа, в их доме собирались верующие. В итоге Марк стал учеником Апостола Петра, со слов которого и написал Евангелие. Марк основал церковь в Египте, стал первым епископом Александрии, он считается покровителем коптов — египетских христиан, называющих Марка «Боговидцем». Он умер по дороге на свою казнь, к которой его приговорили язычники в 68 году от Рождества Христова.

— А почему его символ — крылатый лев, а не другое животное?

— Многие пророки, включая Иезекииля в VI веке до Рождества, имели доступ к Тонкому Миру и прозрели существо с четырьмя ликами — Тетраморфа: человека, льва, тельца и орла. В откровении Иоанна Богослова говорится о 4-х отдельных существах — стражах 4-х углов Трона Бога, 4-х пределов Рая, в дальнейшем — 4-х стихий и сторон света. В IV веке Святой Иероним обосновал связь Евангелистов с их образами. Начало Евангелия от Марка — это «Глас вопиющего в пустыне», который ассоциировался у ранних христиан с рычанием льва. Лев — символ силы и всемогущества, а одна из центральных тем Евангелия от Марка — тема силы и всемогущества Бога. Люди спорили о правильности распределения символов Тетраморфа между Евангелистами, но именно по Марку разногласия отсутствовали. Более того, именно его Евангелие использовалось Матфеем и Лукой при написании собственных.

— Значит, ты — покровитель писателей? — улыбнулась я.

— Евангелисты — покровители писателей. Ты найдёшь икону Четырёх Евангелистов на Земле и вспомнишь меня, — мурлыкнул Лев. — Но, возможно, вспомнишь и раньше, в Венеции. Неслучайно она притягивает писателей и поэтов, а некоторые даже похоронены на её острове-кладбище.

— Поэты — это певцы псалмов?

— Поэты — это писатели, которые излагают мысли лаконично. Но писатели, на самом деле, — маги. Слово — великая вещь, Рух. С помощью него можно убивать и воскрешать, менять Время, события и сценарии судеб. Ты сможешь просмотреть гипотетические сценарии судьбы, удалившись в пустыню, а затем переписать их, повернув Словом нужную цепочку событий в нужное русло, после чего она материализуется на Земле.

— Это очень сложно, — вздохнула я.

— Львы предприимчивы и находчивы, но им вечно не хватает времени, — задумчиво произнёс Лев. — Твоя Сфера Слова попадает в градус популярности, плодовитости, писательского таланта, предвидения, это градус «лицезрения Истины»: «фигура с лицом, закрытым вуалью, сидя на скале, указывает на излучающий яркий свет Глаз, находящийся в воздухе прямо перед ней». Так говорил звездочёт Серебряного века. Душа, часто пребывающая в одиночестве, наделена пророческой силой — она способна лицезреть Иную Реальность, затмённую толпой.

— Понравилось путешествие? — поинтересовался Хранитель, присаживаясь в кресло Читального Зала.

— Лев — это всего лишь большой кот. Не знаю, что лучше: утонуть на дне бушующего моря или умереть от жажды в пустыне?

— Пустыня — внутреннее состояние твоей души. Что видела?

— Царя Давида и Город-на-Воде с собором Святого Марка.

— Неплохо. Кстати, у Царя Давида была магическая печать, которую он передал по наследству сыну Соломону, — знак восьмиконечной звезды на перстне, имеющем власть над духами Низшего Астрала.

— Кольца не видела.

— И это к лучшему, тебе нельзя практиковать магию.

— Но Лев сказал, что я смогу переписывать сценарии судеб!

— Ты способна считывать в Скрижалях различные сценарии Будущего, но не должна нарушать Небесных Законов, взламывая Матрицу, как хакеры — компьютерные программы, чтобы изменить программные коды внутри определённых участков.

— Я не понимаю, что такое Матрица, да и как можно её взломать?

— Матрица Пространства Времени. Пока запомни, что Солнце управляет твоей Сферой №3 и является самой сильной планетой, наравне с Луной. Твоя сила — в Слове, Рух! Хороший рассказ — «Кошачье имя».

— Какое имя? — удивилась я.

— Элис, или Алиса. Так в некоторых странах называют кошек. А сам рассказ написан от лица собаки: «Я никогда не понимал человеческой природы и, видимо, уже не пойму. Но почему же люди, которые, в отличие от собак, обладают даром речи, не в состоянии понять самих себя и друг друга хотя бы просто для того, чтобы стать счастливыми?..»

Урануполи

Какое же счастье быть здесь, на Земле, по которой ходили Святые Паисий и Афанасий, Иоанн Богослов и сама Богородица!

Слева от меня, в тени оливок, стояла коляска с младенцем. Родители оставили дочку и пошли купаться. Девочка заворочалась, и к ней мгновенно подлетела старушка. Она принялась баюкать внучку и обратилась ко мне, ей явно не хватало общения:

— Что бы они без нас делали? Мы из Австрии. Приезжаем с мужем с 1966 года. Сначала здесь, в бухте, не было домов, лишь в Урануполи. Но мы нашли этот пляж. Волшебное место, правда? Когда на скале над бухтой построили несколько домов, мы стали жить в бело-синем. А теперь приезжаем с сыном, его женой и дочкой. Надо же кому-то о них заботиться? А ты на Афоне какими судьбами?

— Я — из Москвы. Живу в доме Николетты. В отпуске.

— Ааа! В отпуске!.. Если вдруг потребуется помощь, обращайся! — загадочно подмигнув, произнесла старушка и исчезла.

— Алиса! Ну расскажите же про Спиридона! — окликнула меня Лия.

— Передала ему тапочки, нашла его кольцо, но странное дело: он на меня… смотрел. Глазами. И мне не показалось это странным вчера. А сейчас думаю: но ведь у мощей не бывает глаз?

— Давайте посмотрим в Интернете, как он выглядит! Кстати, когда Гоголь оказался на Корфу во время крестного хода, Спиридон поднялся в раке и на него грозно посмотрел.

— Вот это да! — ошеломлённо произнесла я, разглядывая фотографии. — До сих пор на внутреннем экране — поток света из его глазниц! На ночь я оставила икону Спиридона у подушки. Утром масло у меня со лба стекало в глаза и пахло, как в церкви, хотя вчера миропомазания не было.

— Отличный знак! А к нам приходил монах-иконописец с Афона, сказал, что икона, которую Вы забрали, однажды замироточит. Привёз нам Евангелистов, по одному.

Мы прошли вдоль стен и остановились у Апостола Иоанна Богослова.

— Жаль, что остров Патмос отсюда далеко, в 70 километрах от Турции, — вздохнула Лия. — Там нет растительности, по-гречески «Патмос» — «скала». На вершине острова — монастырь Иоанна Богослова, но пещера, где дано пророчество об Апокалипсисе, — вне монастыря. Диктовали два дня, потом ещё десять, Иоанн озвучивал, а его помощник записывал. На иконе у Святого палец приложен к губам — знак молчания, печати: ангел попросил умолчать о многом. Обычно Иоанна изображают с орлом — символом полёта мысли и проникновения в Иной Мир. Вместе с братом Иаковом, он дружил с Петром и стал возлюбленным учеником Христа. Лишь Пётр, Иаков и Иоанн видели моление о Чаше в Гефсиманском саду.

— В Евангелии от Марка Христос называл его «Сыном грома»?

— Однажды они с братом попросили, чтобы огонь снизошёл с Неба на самарянское поселение. В Пещере Откровения Иоанн сначала услышал гром. Кстати, Иоанн очень боялся плавать по морю, но его всегда спасали во время штормов. По просьбе Христа он заботился о Богоматери, и на Афон они приплыли вместе. На Успение Богородицы Иоанн присутствовал с цветком из Рая, полученным от Неё накануне, затем направился проповедовать в Эфес, далее его приговорили к смертной казни в Риме, но ни чаша с ядом, ни кипящее масло в котле не подействовали. Тогда Иоанна сослали на Патмос, где он изгонял бесов и исцелял язычников, обращая в Христианство, а умер в Эфесе в преклонном возрасте, когда вернулся из ссылки, незадолго до смерти написав Евангелие последним из Евангелистов, заполняя оставленные ими пробелы.

— Интересно, Лия, что Иоанн — единственный из Евангелистов, кто умер своей смертью. Попросил вырыть могилу, лёг в неё, а когда его стали засыпать землёй, уже был мёртв. Потом в могиле нашли только сандалии — возможно, как и Спиридон, до сих пор ходит по миру в теле и помогает нам.

— Да, не Лука, повешенный на дереве в Фивах. Лука был художником, он писал Богородицу с Её разрешения первым и при Её жизни. С тех пор он считается покровителем художников. Все его иконы двусторонние, но ещё по ликам можно определить: один художник писал или разные. Я люблю чудотворную икону Луки в деревне Неа Рода, Вы же видели «Скупиотиссу»? Икона чудом уцелела в Турции и чудом не попала в афонские монастыри. Лука дружил с апостолом Павлом, написал Павла с Петром, а сам на иконах изображается с тельцом. Основная тема Евангелия от Луки — жертва Христа ради человечества, а телец — жертвенное животное.

— А Евангелист Матфей, как бывший сборщик податей, покровительствует налоговым службам и бухгалтерам?

— Да, и у нас так говорят! Он изображается человеком, которому диктует Евангелие ангел. Про его жизнь мало что известно, несколько стран заявляют о наличии его мощей, но считается, что мощи Матфея хранятся в итальянском Салерно. В Италии же, в Падуе, находятся мощи Луки. А Святой Марк, крылатый лев, покровитель Венеции, — в Венеции.

— Да, я много раз была в Венеции, — вспоминания мгновенно нахлынули волной, и я мысленно перенеслась на площадь Сан-Марко, но Лия вернула меня на Афон:

— Мне ближе Иоанн Богослов. Он ступал на Афонскую землю. Знаете, что мне запомнилось из Евангелия от Луки? Однажды им встретился незнакомый человек, который от лица Христа изгонял бесов. Апостолы запретили ему это делать, а Иоанн сомневался, правильно ли запрещать. И Христос сказал Иоанну: «Не запрещайте, потому что кто не против вас, тот за вас».

— Интересная фраза, — согласилась я и перевела взгляд в окно, у которого… стоял тот самый Монах, рассматривая иконы в лавочке Яниса, и мне стало страшно.

Неа Рода

Пешком до Неа Роды не добраться, но поездка на автобусе от Урануполи стоит всего 1,8 тугрика. Неа Рода — деревня, расположенная недалеко от Урануполи, сразу за портом Трипити — предыдущей границы с Афоном, в самом узком месте полуострова, где при желании можно купаться в море с обеих сторон. По дороге слева появляется роскошный Eagle’s Palace, где останавливаются шейхи, а чуть позже, справа, — пятизвёздочный Alexandros Palace, где я когда-то отдыхала с сыном, отсюда через поля по сельской тропинке мы добирались до Неа Рода. Тогда я не знала, что в деревне хранится уникальная чудотворная икона.

Однажды я жила на Афоне зимой — период безвременья: льют дожди, лавочки закрыты, кафешки исчезают, будто бы их не было вовсе, людей на улицах нет — изредка встречаются кошки. Урануполи — это деревня кошек, а Неа Рода — деревня собак. Урануполи просыпается на Крещение, отмечаемое примерно в Афонское Рождество: деревня идёт на крестный ход до пристани, с которой после молебна в море бросают крест, за ним ныряют мальчишки — кто быстрее? Потом священник обходит каждый дом и кропит его святой водой. В то рождественско-крещенское время я попросила Димитру отвезти меня в Неа Рода к чудотворной иконе. Мы приехали к закрытым дверям. Пока Димитра по телефону разыскивала настоятеля, я обратилась к Богородице, мысленно представив её образ на иконе, и мгновенно получила ответ на свою просьбу, пришедший в виде смс-ки от нужного человека. А вот Димитра сообщила, что настоятель отъехал и появится в Неа Рода только на следующий день. Конечно, я приехала ещё раз. Настоятель открыл церковь для меня, и мы с ним немного поговорили по-английски. Возвращаясь в Москву, я попросила Димитру передать Богородице мой маленький подарок — золотое кольцо с сапфиром и бриллиантами, которое я долгое время носила, не снимая. Настоятель повесил его на цепочку, прикреплённую к иконе.

И вот я снова здесь, но церковная ограда закрыта. Я зашла в угловую часовню, где можно поставить свечку и помолиться в любое время суток, а затем решила прогуляться вдоль берега по улице с кафешками, поскольку магазинов в Неа Рода нет. Я присела на берегу и смотрела, как полуостров в форме подковы огибает море. Солнце уже не пекло и готовилось уйти в ночные покои. Чайки ловили рыбу. На пляже веселились дети. Внезапно кто-то присел рядом.

— Рэй? Как? — воскликнула я.

— Граница проходила по Трипити, поэтому здесь мне можно. Кушать хочешь?

— Нет.

— А какое сегодня число, знаешь?

— Рэй, я сплю сейчас?

— Ты теперь вообще не спишь. Или… только и делаешь, что спишь.

— А где я сейчас?

— На Лестнице. Помнишь, архимандрит Игнатий лично передал тебе с Афона в подарок книжку про Лестницу? Вместе с рукописной иконой. Ты была первой, кто её заказал.

— Ааа! Да! Я заказывала Лестницу. Так её написали? Но я сейчас — в Неа Рода, приехала к…

— Безусловно, это так. Попроси вернуть тебе память, чтобы доделать кое-что.

— О чём ты?

— Однажды ты попросила стереть тебе память — боялась, что не выдержишь боли и лишишь себя жизни. Просьбу исполнили, но твоя жизнь превратилась в Ад, и…

— Что за бред?

— Вспомни, Алис, или ты никогда не выберешься из ловушки. Однажды ты помогла мне, и я обязательно явлюсь на Суд, чтобы засвидетельствовать своё почтение, но…

— Какой ещё Суд?

— Когда душа оставляет земное тело, все, кто знал человека при жизни, получают телеграмму. При желании каждый может явиться на Суд засвидетельствовать добрые и злые дела усопшего. Конечно, Ангел-Хранитель всё записывал, и ничто не утаится, но если какая-то душа по доброй воле решит поддержать тебя на Суде, это засчитывается как дополнительный плюс.

— Ты хочешь сказать, что я…

— Именно, и Суд уже идёт! Но ты настолько сильно сливаешься со своим Прошлым, что тебе кажется, всё происходит «здесь и сейчас». Просыпаясь, ты замечаешь странности — нечто, что не так, как было тогда. Попробуй делать шаг в сторону! Представь, что ты смотришь кино про себя саму. Ты — не внутри экрана, ты — перед ним, и настоящая реальность проявится во всей своей красе. Персонаж кино не видит того, кто смотрит кино со стороны.

— И кто-то приходит что-то говорить про меня?

— Да, но ещё не дошли до главного. Крайне желательно доделать то, что ты не успела, до 40-го дня. Я просто хочу тебе помочь.

— Просто? Ты же ничего не делал просто так!

— Если сможешь уйти в Небо, помолишься за меня, и мне станет легче. Ступай в церковь, Алис. Тебя Бог любит.

Я вернулась к по-прежнему закрытой ограде, но из церкви вышел старичок. Увидев меня, он открыл дверь и жестом предложил зайти. Я скользнула внутрь, где никого не было и не горел свет. Чудотворную икону перенесли ближе к алтарю и установили слева. Я прильнула к «Скупиотиссе» и заметила своё колечко, подвешенное на цепочку среди других подношений. Не знаю, сколько пробыла там. Будто очнувшись ото сна, я перечислила имена знакомых на поминовение, опустила монетки в чашу для пожертвований, и направилась к автобусной остановке, чтобы успеть вернуться в Урануполи на семейный ужин с Димитрой в «Коккинос». Каждый мой приезд она приглашает меня в один из местных ресторанов.

Урануполи

«Коккинос» — круглогодичный ресторан на центральной улице Урануполи около одноименной иконной лавки, где гречанка Эфи продаёт самые дешёвые рукописные иконы.

— А где ты обычно ужинаешь? — спросила Димитра.

— В «Эвкалиптусе».

— Я знаю владельца, он — хороший человек!

Димитра делит всех людей ровно на три категории: «хорошие», «плохие» и «ядовитые».

— А что ты предпочитаешь в «Эвкалиптусе»? — поинтересовалась Рула, кузина Димитры, составившая нам компанию вместо дочки Димитры — Софии, вынужденной задержаться на работе в «Скитах».

— Чередую салат из морепродуктов с курицей. Каждый третий день не ужинаю.

— Алиса питается Святым Духом, как монахи, — улыбнулся муж Димитры.

— Поэтому монахи такие полные, как бочки с вином? — засмеялась Димитра.

Официант принёс меню. Димитра, как и обычно, заказала разные блюда из морепродуктов, чтобы каждый мог попробовать всё сразу. А Рула загадочно посмотрела на меня и спросила:

— Ты веришь в чудеса? Димитра сказала, ты — писательница. Может, тебе будет интересна моя история?

— Писательница — это хобби для души. В чудеса верю, конечно! Вся жизнь — сплошные чудеса!

— Отлично! Так вот… В 30 километрах от города Салоники, в поле, где нет ни деревца в обозримом пространстве, стоит часовня «Бродячая Богородица», построенная цыганами по просьбе самой Богородицы, которая явилась им на том месте. Часовня открыта круглосуточно, в ней нет никаких священников, но есть небольшая чудотворная икона, а при входе висит колокол, и каждый может позвонить в Небо. По традиции в часовню для Богородицы приносят женскую одежду, туфли, свечи и лампадное масло. Иногда, проезжая мимо, мы с мужем тоже заходим в эту часовню. Когда я была беременна сыном, которому сейчас уже тридцать лет, я просила Богородицу об удачных родах, и после его появления на свет мы подарили Ей платье и туфли. Однажды, когда сыну было около четырёх лет, мы втроём заехали к «Бродячей Богородице» в гости, и сын стал звонить в колокол. Мы просили его остановиться, но он был очень непослушным. Внезапно у двери часовни появилась красивая, но уже не молодая женщина. Она улыбнулась, и сын мгновенно присел на лавочку. Она села рядом и сказала, что любит эту часовню, иногда берёт здесь одежду и возносит молитвы в Небо о тех, кто принёс эту одежду. Мы простились с женщиной и вернулись в машину. Внезапно муж спохватился: «Что же мы её бросили в бескрайнем поле? Надо подвезти её! А мы даже не спросили, где она живёт!» Я сказала мужу вернуться в часовню и забрать женщину с собой. Но… её там не было. Она исчезла! Поле же то столь широко, что в нём невозможно остаться незамеченным! И за то время, пока мы шли к машине, она не могла уйти настолько далеко, чтобы…

— Богородица?! — воскликнула я.

— Лучше расскажи, Алис, как съездила в Неа Рода! — Димитра явно желала перевести разговор в патриотическую плоскость.

— Я помню её маленькой, в несколько улиц, а теперь она — город!

— Вот именно! Правительство вбухивает в неё столько денег, что на наш Урануполи ничего не остаётся! Мечтают превратить её в крупный курорт. Даже театр анимационный, как в Турции, строят! — Димитра болела душой за Урануполи. — Мы же — на границе с Афоном, сами выживем. Ты не обратила внимания: у них там улицы, наверное, вылизаны, и мусор вдоль дорог не валяется? Я звонила мужу Николетты, он же наш мэр, просила прислать чистильщиков улиц, ведь Успение — на носу! А ему в Иерисоссе сказали, что рабочих нет! Вот как улицы чистить — так нет желающих, а кричат: «Работы нет в Греции!» Да хоть отбавляй! Но за чистку улиц как золотодобытчик не заработаешь. А на днях недалеко от Скурье нашли рыбу — мутанта!

— Не мутанта, а просто ядовитую рыбу, — уточнил муж Димитры.

— Но эту рыбу запретили ловить и есть! А море — как кровь! Одно токсичное вещество упало в «ногах», а мигом оказалось «в голове»! На кладбище в Иерисосс зайти, а он ближе всего к шахтам, так даты сами обо всём скажут! И никогда мы не знали такого процента онкологии! — когда речь заходила о золотодобытчиках, Димитру было не остановить. — Людей, участвовавших в митингах протеста, сажали в тюрьму и разгоняли газом! Новое правительство обещало закрыть шахты, но после выборов замолчали! Работы продолжаются, и летом следующего года… Представь: все три полуострова отравлены! И пчёлы отравлены! И оливки! Ни оливкового масла тебе, ни воды! И при первом же землетрясении — Апокалипсис! Мы доверяем тебе то, о чём не говорим чужакам, Алиса. Ты знаешь, что происходит сейчас на Афоне, и ту сумму, за которую тот монастырь продал свои владения в Скурье этим убийцам! Их не смутило, что сам Афон погибнет! Деньги правят миром, а не Бог, прости Господи!

— Бог всё видит, — вздохнула я. — Вы живёте за пазухой у Святой Горы, в Богородичном Саду. Вы же верите в чудеса? Я уверена, что как минимум двенадцать отшельников на Афоне продолжают неустанно молиться за весь мир, а Богородица бродит по своему Саду, являясь на зов звонящего колокола и в обычном поле! Но даже если Gold-Mines победят, когда, кроме памяти, у нас уже ничего не останется, мы будем возвращаться в те дни и фрагменты, где нам было хорошо. И я обязательно вернусь сюда, в Урануполи, на Афон.

33 До/8 После. Пробуждение

Где-то во Вселенной

— Что означает эта Сфера? — спросила я Хранителя у двери в Дом №4.

— Начало и завершение: корни, традиции, предки, семья, земная Родина, недвижимость, обстоятельства ухода с Земли.

— Я наконец-то увижу родителей и смогу с ними пообщаться?

— Не здесь, Рух. Итак… Дом №4 начинается в знаке Девы. Семья тебе очень важна, ты будешь заботливо ухаживать за близкими, любить свой дом. Символ рабочей лошадки, на которой все пашут, работа до последнего вдоха.

— А что означает градус, в котором начинается этот Дом?

— Аналитический склад ума, мания планирования и структуризации, повышенная работоспособность, концентрированность, чувство справедливости и строгость в суждениях. Присутствует ещё одно указание на лишения в детстве, отсутствие стабильности и твёрдой почвы под ногами — у детей возникает чувство брошенности и психология бездомного существа. Но ты склонна к познанию Тонкого Мира. Не зацикливайся на мелочах и не копи материальных благ про запас — старайся избавляться от земного по максимуму. Достань-ка ключи с острова сокровищ.

Связка с ключами проявилась у меня в руке. Я открыла дверь, шагнула внутрь и оказалась… в комнате, где прямо у окна сверкала сказочная новогодняя ель, а в кресле сидел аристократичного вида Призрак. Он подошёл ко мне и с печальной улыбкой произнёс:

— Здравствуй, моя маленькая княгиня!

— Здравствуйте! — я была чрезвычайно удивлена.

— Твой прадедушка, — произнёс Хранитель. — Известная личность своего времени, о котором писали даже за пределами вашей страны, Рух. Представитель древнего рода Глинских.

— Глинских? — не понимая, переспросила я.

— Елена Глинская была матерью царя Ивана Грозного, — Призрак вздохнул. — Некоторое время она даже правила Русью. Её обвинили в колдовстве и отравили ядом. Но сейчас не об этом. Я пришёл сюда подбодрить тебя, ведь мы не пересечёмся на Земле. Моё воплощение состоялось в 1883 году, я вернулся в Небо в 1945, через два года после рождения моего внука — твоего отца. Когда-то у нас было несколько особняков в Москве, практически у Кремля — в Газетном переулке, в Колобовском… А на улице Герцена, вполне возможно, ты даже побываешь! После революции я жил здесь, в квартире на Тверской, где ты проведёшь свои первые четыре года на Земле… Впрочем, однажды и совершенно неожиданно ты всё-таки получишь Дворянскую Грамоту. Считай её моим маленьким подарком. К сожалению, даже уцелевшие в революцию драгоценности обменены на еду во время войны. Но в твоём сундучке реликвий сохранится мой старинный бокал изумрудного цвета, несколько фотографий и дореволюционная книга со сказочными иллюстрациями, подписанная и подаренная мне известным художником.

— Твоего прадеда знала вся Москва, с ним здоровались на улице, снимая шляпу, — шепнул Хранитель.

— Не стоит говорить обо мне, — скромно произнёс Призрак.

— Однажды, — загадочно продолжил Хранитель, — ты достанешь старый фотоальбом, и из него выпадет фотография, на обратной стороне…

— Ах, да! — воскликнул Призрак. — Там будет письмо, Рух. Я написал его женщине с твоим земным именем, но так и не отправил. Видимо, оно всё-таки предназначалось тебе, чтобы ты не отчаивалась. Мы — всегда рядом, пусть и незримо. К тому же ты можешь гордиться нами: мы не делали людям зла и смиренно переносили невзгоды.

Внезапно всё исчезло. Вернее, поменялись декорации в комнате. Я находилась на крошечной кухне в деревянном доме. Здесь пахло жареными грибами, на верёвках вдоль стен висели пучки сушёных трав, а на столике горела керосиновая лампа. За окном шёл дождь. Передо мной возник призрак висельника.

— Привет, Рух! Мне очень жаль! Я хотел, чтобы ты жила здесь вечно! — произнёс он и так же внезапно исчез.

Я удивлённо посмотрела на Хранителя, но даже не успела ничего спросить, как… дом… загорелся и мигом превратился в золу…

Декорации снова поменялись. Теперь это была комната с исписанными ручкой обоями, небольшой кроватью, огромным старинным зеркалом и… пианино. В мерцании горящих свечей комната наполнялась звуками Лунной Сонаты, а из зеркала появлялись призраки. Они увлекли меня в свой вихревой танец, и я слышала их голоса, все-все-все одновременно, со всех сторон:

— Помолись за нас! Она нас убила! Передай нашим детям, что мы их любим!

— Я не хотела их убивать! Всё ради него! Он бросил меня! Они забрали меня в Ад! Мне плохо! Так плохо! Помолись за меня!

— Прости меня! Я всё знал, но побоялся перемен!

— Ты же всё чувствуешь и знаешь! Я отказалась от своего сына, а Бог отказался от меня!

— Ты права, Рух! Здесь слишком много призраков, здесь опасно! Беги отсюда! Беги!

— Я не должна была так поступать! Не держи на меня зла!

— Прости, Рух! Бог наказал нас и не дал нам детей!

Я зажмурилась от ужаса! Кто все эти призраки?! Внезапно музыка оборвалась. Я открыла глаза, но теперь я видела быстро сменяющиеся картинки разных квартир. Они появлялись и тут же исчезали. Одновременно, один за другим, таяли ключи на связке. Сколько их было? Пять? Десять? Двадцать? И в каждой из комнат я слышала чужие едкие голоса:

— Сумасшедшая! Я не хочу, чтобы она жила с нами!

— Дурочка! Ей всюду мерещатся призраки!

— С такими убогими детьми ничего уже не поделаешь!

— Внучка ведьмы! Всё, что ей снится, сбывается! Вчера она предсказала сегодняшнюю смерть той женщины! Зачем она нам?

— Она пишет какие-то там стишки и письма в Небо! Этот горе-ребёнок не от мира сего! Рано или поздно она покончит собой, как Цветаева или Маяковский! Пусть Небо о ней и позаботится!

— Певчей в церковном хоре — место в монастыре!

— Ей нечего здесь делать! Она не ест арбуз вилкой!

— Я обещал тебе квартиру?! Да кто ты такая!

Казалось, я схожу с ума. Внезапно всё стихло. Я увидела маленькую комнату с иконами, по центру — образ Царской семьи. Это здесь я была в гипотетическом Будущем!

— Привет, Рух, не бойся, — услышала я и обернулась: передо мной стояла Женщина в белом сверкающем платье. — Я — Юнона, в древнегреческой мифологии — Гера, богиня брака и семьи, дочь Сатурна и жена Юпитера, мать Марса и Вулкана, сестра Плутона, Нептуна, Цереры и Весты. Когда-то в честь меня назвали месяц Июнь, 01 марта отмечали женский праздник — матроналии, а теперь Всемирный женский день отмечают 08 марта.

— Так ты — моя мама?

— Нет, я — символ жены, показываю тебя саму как жену — какая ты в семье, с кем тебе хорошо. На пороге в Дом семьи означаю семейный склад души. Семья для тебя — основа основ, твёрдая почва под ногами, надёжный тыл, а муж — каменная стена, твоя опора, защитник, кормилец — содержит семью в её патриархальной модели. Ты — ведомая, Рух, заботливая и нежная. Сделаешь дом уютным и гостеприимным, а отношения — гармоничными.

— Твоя Юнона дружит с 3-мя планетами — 3 типа мужчин для брака, — уточнил Хранитель.

— Секстиль, то есть счастливый случай или шанс, с Ураном в Скорпионе в Доме Любви и Творчества, — яркая или даже гениальная личность, возможно иной национальности или веры, отношения нестандартны, фейерверк эмоций, которые запоминаются на всю жизнь. Он связан со Сферой №9 — Духовный Путь и практики, философия, религия, храмы, учительство, ВУЗы, издательства, всё чужестранное и инородное, заграничное.

Секстиль с Марсом в Раке из Закулисья — таинственный человек, возможно, военный из спец. служб или сотрудник отгороженных от мира учреждений, мистик, интроверт, человек аскетического склада души, возможно эмигрант или живёт на острове. В отношениях — дух соревнования. Он — твой единомышленник, вы познакомитесь в неком клубе по интересам, через Интернет, СМИ и /или в закрытом, изолированном месте.

Но лучше всего найти Юпитера в Тельце, мы с ним — в трине, на расстоянии 120 градусов, идеальная супружеская пара! Трин — молниеносное развитие событий и решение всех проблем из-за устранения препятствий. Юпитер сделает тебя счастливой. Покровитель-единомышленник или начальник, связан с твоей работой и призванием. Статусный и умный человек, интересуется духовностью и искусством, любит красивые вещи, у него прекрасные отношения с твоей Венерой. Он поможет тебе реализоваться в призвании.

— Юнона находится в счастливом градусе Горного Орла, — улыбнулся Хранитель. — Символ учёных, писателей, философов и военных. Градус гениальности, проникновения в Тайны Вселенной, фатализма и звёздного часа Фортуны, который обязательно пробивает.

— Вы наконец-то вспомнили обо мне? — раздался голос внезапно появившейся в комнате Женщины. — Кому принести удачу?

— Удачу?! — усмехнулась я. — Да здесь — сплошные призраки! Лучше скажите, кто все эти люди, которые так ненавидят меня и гонят прочь?

— Здесь же находится твой Парс Фортуны — точка, которая рассчитывается математически и показывает Сферу, где тебе повезёт, — Хранитель обнял меня крыльями. — Успех в познании Тайного Мира, в профессиях, связанных с прошлым — например, археология или мифология, с земледелием и сельским хозяйством, либо на политической арене. В знаке Девы — успех в интеллектуальной деятельности, литературе, филологии, философии и религии, прикладном искусстве и художественных ремёслах, административной и исполнительской деятельности, в Тайных Знаниях и политике. Политика и Тайные Знания повторяются дважды, заметь.

— Я усиливаю связь с предками и тягу к собственному дому, даю наследство и оставляю наследие. При условии упорного труда и смирения, ты обретёшь славу на земной Родине, не исключено, что посмертную, — констатировала Фортуна. — Подобное положение наблюдалось у английского короля Карла I, наследника австро-венгерского престола Франца Фердинанда, индийского политика Махатмы Ганди, итальянского диктатора Бенито Муссолини, американского президента Джона Кеннеди, а также у поэта Уолта Уитмена и астролога Вальтера Коха.

— Они были славными людьми? — уточнила я.

— Прославится можно и дурными поступками! Градус моего расположения, — продолжала Фортуна, — означает консерватизм и привязанность к традициям, тяжёлые испытания и роль козла отпущения, как следствие, жажду уединения. Твоя опора — Фамильное древо аристократической семьи. Если не опустишь рук и не озлобишься на мир, станешь разносторонним и весьма скромным человеком с ярко выраженной трансформацией Сознания из-за пережитых событий.

— Фортуна дружит с Селеной и Сириусом, — добавил Хранитель. — Шансы и счастливые «случайности» тебе дарятся Небом. Отличные отношения с Солнцем — быстрый социальный подъём, слава и известность в обществе; с Меркурием — успех в Сфере Слова, например, в писательском труде. Хорошие отношения с Плутоном — воздействие на массы.

— Я не дружу с Сатурном, — заметила Фортуна, — препятствия и задержки с наследством и недвижимостью. Возможно, их постоянно отнимают в последний момент. Зато твой уход с Земли будет молниеносным!

Я взглянула на связку ключей и обнаружила, что на ней остался всего один ключ. От этой комнаты?

— А что там за ларчик, в шкафу? — поинтересовалась я, заметив исходящее от него сияние.

— Сокровища, доставшиеся тебе по наследству, — улыбнулась Фортуна. — Загляни, что там!

Внутри находились: альбом с чёрно-белыми фотографиями, фужер прадеда, проиллюстрированная известным художником дореволюционная книжка сказок, гранатовые бусы, локон чёрных волос, платочек с ручной вышивкой, погоны со звёздочками, газетная вырезка, патент о каком-то изобретении, а также несколько писем и перьевая ручка.

— Мал золотник, да дорог! — прошептал Хранитель, погладив меня крылом. — Но оглянись по сторонам! Отчего же, душа моя, ты совсем не замечаешь, как много у тебя друзей?!

— Друзей? Разве здесь кто-то есть, кроме нас? — удивлённо произнесла я и обвела взглядом комнату.

Внезапно лики на иконах ожили и зашептались, излучая мощные потоки Света. Я подходила к ним, и каждый Святой благословлял меня на жизнь. Они смотрели на меня со Вселенской Любовью и наполняли ею мою душу.

— И в следующем Доме так же? — горько хмыкнула я.

— Нет, там пиявки разные, — улыбнулся Хранитель.

— Пиявки — это «что» или «кто»?

— Скорее, «кто», — уклончиво ответил Хранитель.

— Разве уже показанного недостаточно для того, чтобы перестать хотеть жить?

— Нет, Рух. Если душу не отзывают обратно, значит, она ещё не всё сделала. Ты можешь не понимать, зачем тебя держат в земном теле, и, скорее всего, даже не обратишь внимания, когда выполнишь нечто из реальных задач.

— А я могу отказаться от воплощения?

— Ишь чего надумала! Существовала бы человеческая жизнь на Земле, если бы души могли отказаться спускаться в мир, полный боли и страданий? Все бы отказались! В Небе жить — не на Земле служить!

— А мой прадед, что он сделал на Земле по замыслу Неба?

— Посвятил жизнь музыке. Играл на флейте в Большом театре, виртуозно играл, много гастролировал, выступал с сольными концертами, преподавал в музыкальных техникумах и в консерватории имени Гнесиных, издал несколько учебников по флейте, которые до сих пор используются преподавателями. Был лично знаком с итальянским музыкантом и флейтистом Леонардо де Лоренцо, дружил с известным русским писателем Михаилом Булгаковым, со многими представителями творческой элиты своего времени. Ему посвящали отдельные произведения и целые симфонические концерты, о нём писали в разных странах. Тебе передастся его идеальный слух и чувство ритма, ты закончишь музыкальную школу по классу фортепиано, и тебя пригласят в консерваторию, где он когда-то преподавал. Ты окажешься перед выбором: пойти по его стопам или нет.

Книга раскрылась на странице с рассказом «Пианино» — девушка-призрак пыталась пристроить своего лучшего друга — пианино — в хорошие руки, но оно не выдержало разлуки с хозяйкой: «Её прозрачные пальцы побежали по клавишам, комната наполнилась волшебными звуками. Это были волны вибраций, захватывающих душу и уносящих её к великому Первоисточнику, а когда воцарилась тишина, мужчина ещё долго находился в состоянии оцепенения. Что это была за музыка? Кто её играл?»

Урануполи

— О! Как раз тебя ждала! Пойдём прогуляемся! — воскликнула Димитра, встретив меня, возвращающуюся с чтения акафиста, и её интонация предвещала бурю.

Прогулка для местных жителей — это пройти три дома вверх от Башни в сторону границы с Афоном, медленно вернуться обратно. В случае большой прогулки — прибавьте — вниз от Башни на пристань и вернуться к Башне. Если же прогулка глобальна, — плюс пять домов по морской улице и обратно, к Башне. Когда отец Кирияки настойчиво предлагал подвезти меня на машине от морской улицы до центральной, с разницей в один дом, я отказалась. Но от предложения Сократиса — прокатиться с ветерком от морской до улицы, следующей за центральной, расстояние уже в целых два дома, я отказаться не смогла.

В доме с иконной лавочкой напротив Башни Димитра родилась. Сейчас в нём живут её родители. Собственный дом Димитры и её дача — следующий за домом Николетты, до Башни — минут 5—7 пешком. Но для местных жителей данное расстояние является предметом поездки на автобусе, машине или мотоцикле. А уж прогулка пешком от Башни до границы с Афоном, где я читаю акафист, — почти подвиг. Димитра решительно взяла курс «наверх».

— Что случилось? — поинтересовалась я.

— Идём искать Василиоса! Ты не представляешь! Зла не хватает на этих родственничков! Не знаю, как у вас в России, а у нас 1-го мая — большой праздник. И мы у меня на свежем воздухе собираемся все за одним большим столом. Мы все — и я, и … — далее следовало перечисление братьев и сестёр, коих у Димитры аж двадцать, а также более дальних родственников.

— Да, у нас тоже отмечают 1-ое мая, — понимающе произнесла я.

— Так вот! Василиос — мой лучший друг! Порядочный, честный, хороший человек! Он в Бога верит! Понимаешь? Верит, а не просто крестится! И представь себе, этот …! Нет, невыносимо! А у Василиоса — семья! Жена и двое детей! Им кушать нечего!

— Так что произошло?

— Ангел! — воскликнула Димитра, и я невольно вздрогнула, а она продолжила: — Он стал его гонять!

— Не поняла, — честно призналась я.

— Ангел — муж двоюродной сестры мужа троюродной племянницы моего мужа! Да мы все тут росли под крышей моей матери! А он всё вынюхивает и вынюхивает! Нет, ты представляешь? Он с ним ел и пил, а сам бегает в полицию!

— Зачем в полицию? — снова не поняла я.

— Василиос приезжает в деревню торговать оливками! Он их выращивает и заготавливает сам! Ну нет у него иного способа накормить семью! Живёт в горах, где нет работы, но есть большой оливковый сад. У нас у всех оливки. Иногда я собираю больше 3 000 кг с раз-два-три и обчёлся деревьев. Кому, кроме как туристам, оливки Василиоса могут быть нужны? А этот родственничек его выслеживает, бегает, как собака-ищейка, и стучит в полицию, чтобы те прогнали его из деревни! А ему кушать нечего! В магазине оливки стоят в три раза дороже, чем он продаёт. У Василиоса — экологически чистейший продукт! Нам нужно срочно его найти и предупредить!

— Слушай, а зачем Ангел это делает?

— Вот! И я о том же! Крыша съехала! А мне-то каково! Из-за родства приходится каждый день здороваться!

Мы прошли три дома, после чего, не обнаружив Василиоса, повернули обратно к Башне для большой прогулки — к пристани.

— А некоторые, — продолжила Димитра, — претендовали на наш дом у Башни! Моя бабушка жила в конуре во дворе дома у Башни, где мы сейчас паркуем машину. Так вот бабушка приютила в своё время одну семью из жалости — жить им было негде. А когда мы все повырастали, бабушка сказала: сорри, но мой дом — для Димитры. Да там реально конура была, а не дом! И представь, они подали в суд на мою бабушку! Так они вообще мимо проходили! Я заплатила 21 000 тугриков только адвокату, а бабушкин домик не выдержал и рухнул! И теперь там стоит наша машина! Потому что больше туда ничего не влезает — такой маленький был домик!

«Знакомо!» — подумала я, но не стала утяжелять горести Димитры своими воспоминаниями и перевела взгляд на острова, за которыми Небо вспыхивало зарницами.

— Так, Василиоса здесь тоже нет, пошли искать дальше! А ещё у нас в деревне живёт монстр! Вот у меня — одна жизнь, и лавочка иконная — одна! И небольшая, согласись. Я её каждый день мою, убираю, чищу, натираю до блеска. А у него! Это ж уму непостижимо! Он же, кроме денег, вообще ничего не видит! Аренда здесь — минимум 45 000 тугриков! Ну куда тебе уже! Ну подумай ты о Боге! Ан-нет! Нолики в глазах у человека! Вот Сократис — другое дело! У него и гостиница на центральной улице, и ресторан, и лавка. Миллиардер, а хороший человек! Мы с ним говорим: «На иконах денег не делают!» И здесь Василиоса нет! Ну где ж его носит? Звонила — не отвечает! Ладно, возвращаемся.

— А у него есть икона Святого Василия? Я ездила в пещерный мужской монастырь в Черногории, где находятся мощи Чудотворца Василия Острожского. Он жил в начале XVII века, побывал на Афоне — его рукоположили в епископы в 28 лет в сербском монастыре. Добрый Святой, всем помогает. В монастыре, помимо его мощей, есть целебный источник, и растёт из горы волшебная виноградная лоза, а паломники записки с желаниями оставляют в расщелинах.

Мы вернулись к лавочке. Я с радостью плюхнулась в кресло. Димитра предложила кофе, но было слишком душно — на электронном табло у аптеки +32С в 22:30.

— Семейные иконы? — предложила тему для очередной беседы Димитра. — «Святое Семейство» с Марией, Иосифом и Христом. Их руки слиты воедино. Для крепкой семьи. Ну и, если бы у меня ещё спросили, я бы сказала: купите любой образ Богородицы. А ты?

— Святые Пётр и Феврония. У меня есть русская икона: Пётр обнимает Февронию, они держат в ладонях голубя, при этом у голубя тоже есть нимб. «Дерево Христа» и «Дерево Богородицы» хорошо передавать по наследству для сохранения генеалогического древа — рода. Для меня важна икона Царской семьи, царица Александра, её звали Алисой до крещения. Пожилым людям помогает Афонская «Геронтисса», она же — «Старица».

— Да, она предупреждает монахов на Афоне о переходе в Мир Иной и наполняет погреба едой, почти как «Экономисса», но Старицу изображают не сидящей на троне, а в полный рост, в тапочках на кафельном полу с кувшином, из которого льётся масло.

— Иконы Святых, чьи имена присутствуют или присутствовали в роду. Ещё Анна, Мария и Христос — «бабушка, мама и сын».

— А «Четвёртое поколение»? Сначала ты у меня её забрала, а следом — лондонец? Таинственная такая! Ты ещё просила, чтобы я позвонила монахам-близнецам на Афон за комментариями, а они отказались её комментировать.

— И она, да. Неканоническая икона. В Италии называется «Материнство», в переводе с греческого — «Четвёртое поколение». Три женщины — Богородица, её мать и бабушка — и младенец Христос. Все сильно отличаются в росте и размере, как матрёшка. Когда я была в Индии, нас привезли в горное ущелье, где в скалах высечены фигуры гигантов разной величины, на фоне даже минимального мы казались муравьишками. «Четвёртое поколение» напоминает мне легенду о 4-х расах человечества, начиная с элохимов и заканчивая нами.

— В каких только местах ты ни побывала, Алис! А мы планируем поехать в Марокко. Я тоже люблю путешествовать!

Внезапно… нет, это сюрр! — мужчина, светский мужчина — не монах, проплыл мимо нас к Башне… в чёрном деловом костюме и белой рубашке с галстуком… в длинном, но расстёгнутом чёрном пальто! В руках он держал чёрный зонт-трость и чёрный кожаный портфель, а на его голове возвышалась чёрная фетровая шляпа! Электронное табло по-прежнему показывало +32С!

— Димитра, — прошептала я, боясь спугнуть незнакомца, но она вскочила с кресла, как ошпаренная:

— Василиос! — и побежала к проезжающей мимо машине, задняя часть которой представляла собой открытую площадку, гружёную оливками.

О, любопытство! Я оторвалась от кресла и поплыла вслед за таинственным незнакомцем, предоставив Димитре возможность пообщаться с другом. Тем временем, незнакомец дошагал до пристани и, взглянув в безоблачное небо, раскрыл зонт (!) так же широко, как и я — глаза, и замер у Башни, периодически поглядывая на наручные часы, как люди, ждущие автобуса. Но остановка была не здесь! К тому же в это время автобусов в Урануполи нет и в помине! А распахнутый зонт и совершенно неуместное облачение в +32С? Почему никто не обращает на него внимания?!

Раздался телефонный звонок.

— Рэй! Спаси меня! Мужчина… в чёрном… он…

— Выпадает из общего контекста, да?

— Да, он — не здесь, не отсюда!

— Подойди к нему, пора просыпаться!

Я подходила к мужчине всё ближе и ближе, и пространство менялось прямо на глазах! Туман окутал Башню, и та превратилась в городской дом, у которого находилась автобусная остановка! Да, здесь шёл дождь и было холодно! Справа от себя я заметила типичную красную будку — Лондон!

— Нет! — закричала я от ужаса, зажмурилась и открыла глаза на Афоне, в Урануполи: Башня — на месте. Мужчина исчез.

Я молниеносно вернулась в дом Николетты, чтобы отдышаться от происходящего. Схватив ключ, поднялась на свой третий и последний этаж. Привычно открыла дверь, вставила ключ в автоматический включатель электричества, и свет включился. Но… ЧТО ЭТО? Где мои вещи? Кто их забрал? Где иконы, которые я оставила на второй половине кровати? Где мой ноутбук? И шкаф!!! Он был пуст и не имел никаких следов чьего-либо присутствия! Я бросилась в ванну, затем на балкон — НЕТ!!! Слетела вниз по лестнице и стала судорожно звонить в дверь Николетты. Она появилась заспанная и озиралась по сторонам, ничего не понимая.

— Где мои вещи?! — воскликнула я.

Николетта молча посмотрела на меня сонным взглядом и захлопнула дверь. Я решила вернуться к Димитре. Молниеносно преодолев расстояние до её лавочки, я увидела, что та… закрыта. Я посмотрела на электронное табло: +23С и 0:00. Я бросилась в дом Димитры, возможно, она ещё не спит. Но свет в доме не горел. Я влетела внутрь — никого, будто хозяева уехали куда-то.

— Димитра! — закричала я от бессилия в пустоту и в отчаянье рухнула на крыльцо перед её домом.

— Что случилось, дорогая? — внезапно раздался голос старушки из Австрии, которая жила в бело-синем доме напротив.

— Вы — призрак! — внезапно осознала я. — Но мне надо к Джойс!

Башня в Урануполи

— Вернулась, Слава Богу! — Джойс встречала меня на балконе, улыбаясь, и я бросилась в её объятия. — Ну успокойся, дорогая! Сейчас выпьём чая у камина, почитаем стихи.

Джойс зажгла взглядом камин, визуализировала две чашки и чайник, предложила мне сесть в кресло напротив и спросила:

— Какой чай предпочитаешь?

— А какой есть?

— Любой, — Джойс засмеялась. — Придумаешь собственный рецепт, которого не существовало ранее, и он мгновенно окажется в чайнике!

— Жасминовый, — прошептала я. — Всё так непривычно…

— Всем сначала непривычно, — подбодрила меня Джойс, разливая чай в призрачные чашки. — А как давно ты перешла в наш Свет?

— Не помню, — вздохнула я. — Рэй сказал, что я сама попросила Небо стереть мне память. Теперь подключаюсь к выборочным фрагментам Прошлого, переживая их здесь и сейчас. И всё в хаосе, я не могу восстановить цепочку событий.

— А Рэй, это кто?

— Призрак колдуна. Его не пускают в Урануполи, только до Трипити. Он сказал… что же он мне сказал?.. Что я могу ещё доделать нечто до 40-го дня, что поможет на Суде.

— Ты прекрасно всё вспоминаешь! А какой сейчас идёт день?

— Не знаю, — призналась я.

— А как ты рассталась с земным телом?

— Не помню…

— Нужен план действий. Во-первых, вспомнить, что ты не доделала и сколько дней до 40-го. Память блокируется страхом боли. Нас, призраков, обычно тянет на Землю в те места, где нам было хорошо, либо мы пытаемся завершить нечто незаконченное. Ты помнишь молитвы?

— Только самую короткую. Но… на Афоне я читала акафист «Взыскание погибших»!

— Отлично! Эта икона помогает в безнадёжных ситуациях. Продолжай подключаться к Прошлому, садись рядом с собой на Афоне, смотри в текст и читай!

— Но я же подключаюсь хаотично!

— Силой мысли, Алиса. Здесь всё делается ею. На кораблике утром съезди к Святой Горе, и — в Москву.

— Нет! Я не хочу туда возвращаться! — воскликнула я.

— Но, скорее всего, ты не доделала нечто там, а не на Афоне. Заодно узнай дату своей смерти, чтобы выяснить, сколько дней есть в наличии. Ты явно застряла на границе. Урануполи — пограничная зона между Землёй и Небом, — Джойс вздохнула, а лестница заскрипела. — Это монахи, не бойся! Такие же призраки, как и мы, молятся в часовне под крышей.

Раздался телефонный звонок.

— И не надоело тебе визуализировать телефон? — спросил Рэй.

— А как ещё? — не понимая, переспросила я в трубку.

— Ты там где?

— У Джойс. Днём я, наверно, вернусь домой.

— Там нет ничего страшного, — успокоил меня Рэй. — Встретимся.

И телефон исчез.

— А как можно общаться без телефона? — поинтересовалась я.

— Скоро научишься, — усмехнулась Джойс. — Ну что, почитаем стихи?

Смотря сквозь крошечное окошко Башни в ночь, укутанная призрачным пледом, визуализированным Джойс, в кресле у камина, периодически возвращаясь к жасминовому чаю, под шум волн, бьющихся о пристань, я слушала её стихи и медленно погружалась в дрёму обволакивающего сознание Тумана.

Зал Суда во Вселенной

По центру туманного помещения, похожего на зал для официальных заседаний, с приглушённым светом, источник которого я не смогла определить, возвышался огромный Крест. С обеих сторон его горизонтальной перекладины свешивались и покачивались чаши Весов, а над ним располагался киноэкран. В зале присутствовали крылатые существа — я не могла разглядеть их лиц, но слышала непрерывный шорох крыльев.

— Где ручка?! — грозно спросил Ангел. — Куда ты её дел?

— Ручка… Хм… Какая ещё ручка? Понятия не имею! — чёрт сладостно зевнул и почесал пузо хвостом. — Не понимаю, что ты имеешь в виду!

Ангел пригрозил чёрту крестом, тот мгновенно ускользнул в сторону:

— Э-э-э… убери своё оружие! Какая разница? Всё равно она — наша!

Чёрт ткнул хвостом в меня. Я зажмурилась от страха. Но внезапно голос озвучил присутствующим чьё-то имя и воцарилась тишина. Два существа со свитками справа и слева от Весов приготовились записывать. К Весам подошёл молодой мужчина в одежде монаха, и, как только он заговорил, киноэкран включился, на нём стали проецироваться кадры, и я вспомнила его! Сколько лет ему теперь? Он подошёл ко мне после выступления в их школе и поведал о тайной мечте — стать монахом вопреки желанию родителей. Мы тогда долго разговаривали. Не помню, о чём… Сейчас он говорил тихо, но несколько раз и достаточно отчётливо я слышала своё имя. Закончив речь, мужчина произнёс «спасиБо», и маленький сияющий комочек энергии в виде сердца слетел в правую чашу. Весы качнулись в поисках равновесия.

32 До/9 После. Лестница

Где-то во Вселенной

— Это Любовь, — улыбнулся Хранитель у Дома №5. — Дом твоего Сердца и Творчества. На земном уровне — дети, на Небесном — картины, книги и другие произведения искусства, творения души через любовь земную и Небесную. Информация о тех, кого ты будешь любить, о детях и памяти, которую оставишь потомкам.

— Надеюсь, хоть здесь я найду своё счастье?

— Я не обещал тебе счастья, — задумчиво ответил Хранитель.

— Но ты сказал, тут водятся пиявки! Правда, я не знаю, кто это!

Я дёрнула дверную ручку, зажмурившись, шагнула внутрь и открыла глаза на… облаке! Вокруг нас по светло-голубому Небу проплывали кудрявые облака. Мы, как дети, плюхнулись на одно из них и поплыли вдаль.

— Как здорово! — воскликнула я. — А можно, пока мы плывём, я буду превращать облака в воздушные замки?

— Это же Дом Творчества!

И вот возник замок с 7-ю башенками, каждая — в свой цвет, домик для сердца, а вот — сиреневый с 12-тью — для уединения. А ещё надо сотворить волшебный сад с чудесными зверьками и птицами!

— Дом №5 попадает в знак Весов, им заведует Венера. Её здесь нет, но она наделяет чувством гармонии и даёт возможность реализации творческого потенциала, склоняет к участию в коллективных мероприятиях, вступлению в творческие союзы. Ты полюбишь культурные мероприятия. Отличные артистические способности потянут на сцену. А что бы ты нарисовала, душа моя?

— Наш Мир, себя до воплощения. О! Библиотеку Вселенной!

— При желании ты станешь мастером в любой сфере творческого самовыражения. И с удовольствием займёшься формированием художественного вкуса детей, прививая им разносторонние интересы. В религии тебе важны внешние атрибуты — пение, зажжённые свечи, запах ладана, иконы и сама служба. Но внешнее не всегда соответствует внутреннему. В стремлении к судейству и миротворчеству не забывай, что судить других дано лишь Богу.

— А про любовь?

— Ты склонна к флирту и влюблённостям, но люди, не интересующиеся искусством, не будут интересовать тебя.

— Я уже очень хочу любить!

— Открытое проявление нежных чувств тебе не грозит, но… Твой Дом №5 начинается в градусе одиночества, Сатурна и Плутона. Это символ тяжёлых потерь и утрат. Ты будешь терять тех, кого по-настоящему полюбишь, и то, к чему привяжешься сердцем. Этот градус называют «Горящим камином в покинутом доме».

— НЕТ! — закричала я, и слёзы медленно покатились из глаз.

Внезапно из-за облаков прямо перед нами возник Мужчина в Чёрном. Я встала с облака, и мы зависли в воздухе, смотря друг другу в глаза. Он излучал невероятное магическое притяжение, и приятные волны побежали по моему астральному телу, а он лишь лаконично представился:

— Плутон.

Его интонация была настолько обволакивающе-мягкой и пугающе-таинственной, что мне стало страшно от осознания: я уже всецело нахожусь в его власти! Улыбнувшись в ответ, я поймала самый красивый из замков, в котором обитало моё сердце, — и протянула ему. Плутон взял мой подарок и прямо на моих глазах…

— Как?! — воскликнула я, прижавшись к Хранителю и всхлипывая от обиды. — Как он мог? Зачем он разрушил мой замок?

Плутон засмеялся, в его смехе улавливалось что-то дьявольское. Он протянул мне наполненный до краёв фужер:

— Ну извини, дорогая! Выпей вина за наше знакомство!

Я уже подумала, что разрушенный замок — случайность или шутка, а Плутон — хороший, но вино оказалось очень горьким.

— Что это? — спросила я у Хранителя.

— Чаша Боли.

— Яд замедленного действия, — уточнил Плутон. — Он будет медленно убивать тебя на протяжении воплощения. Вернее, это я буду тебя убивать. Медленно, но верно.

— ТЫ ЗЛОЙ! — закричала я и от бессилия закрыла лицо ладошками.

— Угадала! Я, Владыка Царства Мёртвых, нахожусь в жёсткой оппозиции с твоим жизнедателем-Солнцем. Отнимая силы, не давая возможности светить, не признавая твою личность, я буду всячески глумиться над душой, но ведь тебя ко мне тянет, не так ли? — усмехнулся Плутон.

Внезапно рядом с ним появилась Женщина в чёрном платье со сверкающими звёздочками. Она была похожа на вампира и взяла Плутона под руку, обратившись ко мне с усмешкой:

— Не стоит обольщаться, Рух. В твоём паспорте мы соединены с Плутоном штампом на всю твою земную жизнь. Люди зовут меня сборщицей винограда. Я — звезда потерь, отнимающая всё, что человек выращивает с любовью. Когда любой плод твоей любви или творчества созреет, я приду и сорву его! Он никогда не достанется тебе! Никогда! Запомни это!

Женщина вцепилась в Плутона, и они мигом исчезли.

— Фиксированная звезда второй величины, Виндемиатрикс, — прокомментировал Хранитель. — На человеке паразитируют пиявки-лявры, питаясь его жизненной энергией, что ведёт к медленной потере сил и депрессии. Люди будут издеваться, мучить всячески, вставлять ножи в спину, лишать чего-то или кого-то. Виндемиатрикс создаёт двуличное окружение, изолирует и отнимает счастье. Звезда вдовства, бесплодия, внезапных смертей. Ей прислуживает Плутон — Владыка Царства Мёртвых, а у тебя они вообще в соединении. Но Виндемиатрикс обладает чертами Меркурия, отвечающего за Слово и Ум, даёт склонность к мистике и Тайным Знаниям, покровительствует бизнесу и архитектуре. Звезда сильных Духом, волевых людей. Не всё так плохо.

— Да неужели?! Скажи мне, а что и где хорошо?! Мы побывали уже в 5-ой из 12-ти Сфер жизни!

— 5-ая Сфера у тебя гигантская. И мы только начали её проходить. А так… в пустыне хорошо: нет ничего, что можно было бы отнять, и никого, кто мог бы причинить боль, — Хранитель взглянул на раскрывшуюся страницу моей книги: — Не детская история, но, имея склонность к просчёту вариантов, постарайся вовремя вспомнить про сборщицу винограда.

И я прочитала рассказ «Мертворождённая», в котором главный герой убивает свою любовницу, чтобы заполучить себе их долгожданную новорожденную дочь: «Мама пришла ко мне во сне и рассказала правду! Сколько ты заплатил своему другу-врачу, чтобы убить её и объявить меня „мёртвой“? А кого убили и похоронили вместо меня? Ты даже не явился на похороны, папа, а её муж каждый год в мой день рождения заказывает сорокоуст за упокой моей души».

Урануполи

Я проникла на корабль. Кажется, меня никто не заметил. Теперь я смотрела на мир иным зрением — например, видела «свечение» людей, различающееся по насыщенности и оттенкам; столпы Света над Афонскими монастырями, у каждого — свой собственный. Люди на корабле фотографировали земную красоту и с нетерпением ожидали прибытия мощей… От подножия Святой Горы отчалила лодка, и вскоре на корабль взошли монахи монастыря Дионисиум. Люди выстроились в очередь, чтобы приложиться к чудотворной иконе Богородицы «Акафистная». Я встала рядом с иконой на пустое место, чтобы никому не мешать, и мысленно творила молитву. Внезапно маленькая девочка, приложившись к иконе, шепнула своей маме, показывая на меня: «Смотри, какая странная тётя!» Но та не замечала моего присутствия и даже испугалась за дочку. Я переместилась на палубу уровнем выше и оказалась прямо напротив Горы. Облака белокрылых ангелов расступились, обнажая её вершину, и я увидела ослепительную Лестницу, уходящую ввысь!

Москва

Выйдя из лифта, я столкнулась с призраком мужа моей соседки. Мы поприветствовали друг друга, и я вспомнила, что видела его у «Справочного стола» в Небесной Канцелярии.

— Ленку свою жду, — вздохнул он.

— А ты не знаешь, когда я отсюда ушла?

— Девять дней как. Но смысл тебе возвращаться?

— Мне надо что-то здесь вспомнить.

— Иногда лучше и не вспоминать, — грустно произнёс призрак.

По привычке я попыталась достать из сумки ключи, но в итоге, зажмурившись, проскользнула внутрь.

— Уффф, — выдохнула я, открыв глаза.

— Привет, — Рэй встретил меня в прихожей. — Будь как дома, но не забывай, что ты — в гостях. Обращай внимание на необычное.

Я оценивающе пробежала взглядом по комнате и выдохнула: одни иконы. Они были живыми — Святые и Богородица смотрели на меня, явно пытаясь разбудить мою память, но я прошла на кухню и задумчиво присела на подоконнике.

— Хм, — загадочно произнёс Рэй, — неплохо. И…?

— И что? — насторожилась я.

— Что было дальше? — переспросил он, подойдя ко мне вплотную.

— Рэй, нет, я не могла! — я спрыгнула с подоконника на кафельный пол.

— Здесь решили, что ты сама, — Рэй присел рядом. — А церковь таких не отпевает.

— Хочешь сказать, меня из окна кто-то выбросил?

— Ты с детства была склонна к выходу в окно. Когда память стёрлась, жизнь превратилась в день сурка и стала невыносима. Ты желала себе смерти, но терпеливо её ждала, сидя на подоконнике у раскрытого окна.

— Ручка! Нет ручки от правой створки! — заметила я.

— Она на тот момент держалась уже на соплях. В ту ночь шёл дождь, к тебе заявился чёрт и в очередной раз пытался внушить шагнуть вниз. Ангел-Хранитель был рядом, но внезапно…

— О Боже, я поскользнулась? А ручка, как единственное, за что я могла удержаться, оторвалась? Но ведь её должны были найти, там, на земле, оторванную… в моей… бррр… руке… или рядом?

— Ручка могла отсутствовать и раньше. Все знали о твоей склонности, никому и в голову не пришло, что ты поскользнулась.

— Но в Небе всё знают! Там, в Зале Суда, я видела огромный экран, на котором прокручивают жизнь.

— Судят не только поступки и слова, но и мысли, и желания.

— Это ужасно, Рэй. Но что я могу сделать теперь без тела и голоса?

— Некоторые нас слышат и видят. Незадолго до стирания памяти ты хотела кое-что сделать, мне запретили говорить тебе, что именно, но это было твоим чистосердечным желанием. Надо его реализовать. Не знаю, каким образом, и сможет ли оно повлиять на решение Суда. Возвращайся сюда, копайся в вещах.

— Но здесь же ничего, кроме икон, нет?! — удивилась я.

— Ты прошла мимо второй комнаты. Страх боли настолько затуманивает твой взгляд, что ты упрямо многого не замечаешь.

Я вернулась в коридор и обнаружила дверь с замком.

— Смелее. Чего уж теперь бояться? — Рэй подтолкнул меня внутрь, где возвышалась гора вещей, сваленных друг на друга от пола и до потолка.

— Ох, — только и вырвалось у меня. — Сколько ж дней мне потребуется? Я не успею, Рэй! Откуда эти вещи? Что за вещи?

— Попытка — не пытка. Пытают в Аду на сковородке.

— В Аду очень жарко? — с перспективой на будущее спросила я.

— Невыносимо. Чай пить будем?

Урануполи

— Алиса, прыгайте! — воскликнула Лия, увидев меня возвращающейся с границы Афона. — Пойдёмте смотреть Вашу Лестницу!

— О-о-о! Потрясающе!

— Я и сам не ожидал, — произнёс подошедший к нам Янис. — Отлично прописаны и бесы, и души.

Янис вернулся к клиентам, а Лия принесла кофе и спросила:

— Лестница Иакова?

— У него — другая. Иаков — 3-й ветхозаветный патриарх, сын патриарха Исаака и Ревекки, почитается в Христианстве, Иудаизме и Исламе. Он боролся с Ангелом, после чего преобразился и обрёл новое имя — Израиль. Ему приснилась Лестница, соединяющая Небо и Землю, из 12 ступеней, по обеим сторонам — человеческие лица, а наверху — лица огненные. Ангел поведал Иакову значение каждой ступени, но Лестница Иакова трактуется как снисхождение на Землю Христа — воплощение Духа в материю путём прохождения 12-ти ступеней, я бы сказала, 12-ти Сфер, пути с Неба на Землю. А также — символ Богородицы, как гласит акафист: «Радуйся, лествице небесная, ею же сниде Бог». У Иакова было 12 сыновей — родоначальников племён. Жил он 147 лет. Тело его, по египетским обычаям, дети забальзамировали и перевезли в Землю Ханаанскую-Обетованную для погребения в Пещере в Хевроне.

— А это где?

— Хеврон, или Кирьят Арба — «Город Четырёх», недалеко от Иерусалима. Самый древний из 4-х священных для иудеев городов, где помазан на царство Царь Давид. Разделен на 2 части: 20%, включая Пещеру Патриархов, принадлежит Израилю, а 80% — Палестине.

— И Вы были в той Пещере? Ну расскажите же про неё!

— Пещера Патриархов, или Махпела, в переводе — «Двойная» пещера. Говорят, кто в неё спустится, сразу перейдёт в Царство Мёртвых, или в Рай. Помните икону Авраама и Сарры, угощающих ангелов? Похожа на икону Троицы. Так вот, именно в Хевроне Бог явился Аврааму и Сарре в образе трёх странников и сообщил благую весть: ждите сына. У них долго не было детей, возможно, потому что Сарра — единокровная сестра Авраама. Авраам хотел накормить странников телёночком, но тот сбежал в Пещеру. Авраам догнал животное, обнаружил гробницы Адама и Евы, от которых исходил Небесный Свет и чудесный запах Рая, и почувствовал, что в Пещере соединяются Небо и Земля. Кстати, «Хеврон» происходит от слова «соединение». После смерти Сарры Авраам купил поле с этой Пещерой для захоронения любимой жены, его похоронили рядом.

— Там, где Адам и Ева?

— Где, по преданию, сам Бог похоронил Адама, который до этого там же похоронил Еву, и где находился вход в Рай. Авраам жил около 175 лет, 1-ый из 3-х библейских Патриархов после Всемирного Потопа. Второй — сын Авраама и Сарры — Исаак, вместе с женой Реввекой похоронен там же. Сын Исаака — Иаков, как раз он и увидел Лестницу из 12-ти ступеней. И он, и его жена Лия…

— Лия! Это же моё имя! А как выглядит Пещера?

— Визуально строение над Пещерой напоминает Стену Плача в Иерусалиме. Говорят, его построил царь Ирод 2 000 лет назад, внешние стены высотой около 12 метров, а камни в нижней части длиной около 7,5 метров. Территория разделена на две части, в пропорции — примерно, как и сам Хеврон: мусульманская — мечеть, иудейская — синагога. Каждая имеет отдельный вход. С 1967 года вход в Пещеру открыт для туристов круглосуточно. Но в подземную часть Вы попасть не сможете. Внутри мечети и синагоги установлены символические надгробия.

— Неужели никто туда не спускался? — Лия была разочарована.

— Вход в нижнюю часть замурован арабами в X веке. В мечети в зале Исаака находится небольшое отверстие в полу, диаметром 28 сантиметров. Каждое утро его открывают и опускают в подземелье горящую лампаду. Однажды отправили туда маленькую девочку, чтобы исследовать и измерить шагами нижний этаж. Она видела захоронения и коридор, ведущий в следующий отсек. Несколько человек проникли в подземелье другим путём и обнаружили не один, а два уровня, соединённые коридорами, но нижний доверху засыпан землёй.

— Жаль, — вздохнула Лия. — Хотя, пещерные условия помогают сохранить тела нетленными. Помните про Семь Отроков Эфесских? А пусти туда людей, по косточкам растащут и попробуй потом собрать воедино! Но какую Лестницу написали Вам?

— В VI веке игумен Синайского монастыря Преподобный Иоанн, родом из Константинополя, но перебравшийся в Египет, где 40 лет провёл отшельником в пустыне, написал книгу «Лествица», или «Лестница райская», «Скрижали Духовные». Его Лестница — это 30 ступеней восхождения к Богу, а книга, изначально написанная для монахов, — руководство по духовному самосовершенствованию. Каждая ступень — отречение от земной страсти и обретение качества, необходимого для восхождения к Свету; 23 ступени посвящены борьбе с грехами, а 7 высших — обретению добродетелей, наивысшая — союз Веры, Надежды и Любви.

— В греческой книге про Мытарства мытарств как раз — 23, а ещё икона есть «7 Столпов Веры»!

— В России говорят, мытарств 20. Но если детализировать, можно и 40 насчитать. Ближайшим к Богу на Лестнице изображён сам Иоанн со свитком — рукописью его «Лествицы». На иконе Иоанн без нимба — ещё не дошёл до Христа — остаётся 3 ступеньки. За ним в белых одеждах восходит игумен того же Синайского монастыря Антоний, он жил 5 веков спустя. Икону стали писать после выхода книги. В монастыре Святой Екатерины на Синае хранится икона XII века.

— А почему бесы забирают монахов своими крюками и петлями, а ангелы на это молча смотрят с Небес?

— Они молятся, и их молитва имеет великую силу, Лия! Но ни ангелы, ни бесы не могут давить на человека и заставлять его принять решение. Черти лишь нашёптывают нехорошие мысли, искушают, склоняют душу в сторону Зла. А справа на иконе монахи, ещё живущие на Земле, смотрят на Лестницу, как бы примеряя её на себя: дойдут ли до Неба? Многие видели Лестницу во сне и Мытарства.

— А Вы верите, Алиса? В чертей? Мытарства?

— Верю, что каждый получит своё, и после смерти мы увидим жизнь во всей её красе, и нас будут испытывать на влечение к земному. Моя бабушка за 10 дней до смерти сказала, что к ней приходят колдуны и черти, грызут её, тащат к себе, мучают всячески. Возможно, черти — условность, но…

— А в случае равновесия между нашим Добром и Злом?

— Одна душа, когда ей уже открыли дверь в Небо, сама отказалась от Бога и пошла к Дьяволу, потому что ей нравилось Зло. Если нам давали право выбора при жизни, вряд ли его отнимут после.

— И сколько Суд длится?

— Монахи видели, как Святые мгновенно Лестницу преодолевают. Скорость прохождения — у каждого своя. Но, думаю, 40 дней — не просто так установлены.

— Получается, Лестниц несколько? У Иакова — 12 ступеней вниз, у Иоанна — 30 вверх? А дней 40? Мытарств — 20 или 23?

— Время — понятие условное, а Лестница одна — с непрерывным движением в обе стороны: и снисхождение души в тело, и её путь на Земле, и возвращение в Небо.

Янис вернулся к нам и протянул мне книжку.

— Вам подарок от архимандрита Игнатия! Издана кельей Святого Николая для паломников, в переводе на русский, только на Афоне продаётся. Посмотрим фото из монастырей, где я был вчера?

Башня в Урануполи

— Как успехи, Алиса? — поинтересовалась Джойс.

— Не очень, — вздохнула я, рухнув в кресло у камина. — Начинается 10-ый день после… Всё, что я знаю: а) меня не отпели, б) нужно что-то сделать до 40-го дня. Единственное доказательство того, что я поскользнулась на подоконнике, — исчезнувшая ручка, оторванная от оконной рамы. Но я вряд ли смогу её найти, да и как теперь сказать им там? И кому?

— Неплохо для начала! Найдёшь ручку, подумаешь, что делать с ней дальше. А дома?

— Вещи от пола до потолка. Их нереально разобрать за оставшееся время. Как они там оказались? Чтобы не напоминать мне о Прошлом? Нашла свою книжку с забавным названием «Верите ли вы в призраков?».

— Некоторые не только верят, но и слышат, и видят нас, — Джойс улыбнулась. — А что за книга?

— Сборник рассказов, не связанных между собой, написаны давным-давно. Прочитала несколько, но в них всё завуалированно. «Дом у станции» идёт под снос, а я чувствовала едкий запах дыма — наш дом кто-то поджёг. Рассказ «Мертворождённая» написан от лица мужчины. Я видела его с женой, у них не было детей. Может, он предлагал мне… родить ему ребёнка, а потом… убил бы меня?

— Ориентируйся на чувства, они важнее слов. Мы, писатели, часто домысливаем цепочку событий, которая не воплощается, но становится рассказом. На Мытарствах душам показывают нечто, испытывая на земное. Если душа притянется к земному, дверь в Небо не откроется. Тебя сразу потянуло на Афон, на границу с Небом, отличный знак, если бы не блокировка памяти. Вдруг ты вспомнишь нечто, что привяжет тебя к Земле, или любимого человека, который в Аду мучается, а ты захочешь быть с ним?

— Рэй… Нет, его я и не забывала. Ни боли при общении с ним, ни пробелов в памяти, хотя у него была своя жизнь, у меня — своя, похоже на астральный брак. Рэй — сильный маг, но использовал способности в корыстных целях. Встречались периодически, но он всегда всё про меня знал, где бы ни находился. Не было смысла в ревности — никто никогда не заменил бы ему — меня, а его — мне. Мы понимали друг друга молча. Он учил меня замедлять и останавливать Время, перемещаться в Пространствах, менять сценарии. Пытался научить поисковым работам, но за шаг до цели я поворачивала обратно, не доверяя себе. Он рассказывал мне то, чем не мог поделиться с другими, а я — ему. Он принимал меня настоящей: видел во мне Солнце и позволял светить, потому что не боялся быть затмённым. Незримая связь идеально подходящих друг другу душ, которые не могли быть вместе: я не хотела заниматься чёрной магией, а он не хотел её бросать. Рэй не верил ни в Ад, ни в Рай, ни в Бога, но помогал, когда мне было плохо, даже после того, как сбросил земное тело — появлялся, чувствуя, что я тону, спасал и исчезал.

— Ты не сможешь пересечь границу, пока тебя не проверят на все привязанности к земному. В «стёртом» Прошлом явно что-то есть!

— Но Рэй сказал, что я должна сделать нечто, а не вспомнить всё.

— Возможно, этим нечто компенсируется дисбаланс Весов. Но если память не вскроется, ты всё равно застрянешь здесь. Предположим, ты сделаешь своё доброе дело. Подумай: почему до 40-го дня?

— Я запуталась и устала, Джойс. Не хочу ни о чём думать!

— Ладно, я почитаю тебе свой роман про Апостола Петра, отдохни. Кстати, ты наверняка делилась сокровенным с афонскими друзьями — человеку проще рассказать о самом важном и больном тому, кто не вхож в его ближайшее окружение.

Зал Суда во Вселенной

Слова Джойс из романа про Святого Петра погружают меня в Туман. И вот я снова — в зале с огромными Весами и киноэкраном, на котором мелькают кадры из моей жизни. И я вижу в Тумане незнакомые лица, рассказывающие, как я заказывала сорокоусты в 40 монастырях за кого-то. И на экране я звоню сотрудникам Патриархии в Иерусалиме и перевожу им последние деньги, звоню друзьям — прошу заказать и в Киевской Лавре, и в Оптиной Пустыни, и на греческом Афоне, и бегу в монастыри, которые знаю в Москве. Кто он? И я слышу в Тумане голоса: «Он трижды отрёкся от неё». Крылатые существа шепчутся между собой. И один из них, с крестом в руке, отгоняет от меня чёрта, в предвкушении бьющего хвостом и радостно повизгивающего: «Наша!»

31 До/10 После. Плутон и Любовь

Где-то во Вселенной

Едва я уселась на облако в Доме №5, как прямо передо мной…

— Я не хочу тебя видеть! — воскликнула я и вцепилась в Хранителя.

— В тебе просыпаются земные реакции, но придётся смириться! — Плутон, в длинной чёрной мантии, которой прикрывал своё скорпионье жало с ядом боли, присел на облако напротив.

— Правде надо смотреть в глаза, — сказал Хранитель. — Вспомнишь на Земле то, что происходило здесь, на Лестнице, жить станет проще!

— Мне тоже плохо в Весах, знаке Венеры, — вздохнул Плутон. — Я здесь — в изгнании у целого поколения, будучи планетой медленной, плаваю в облаках 12—15 лет. Ты будешь искать мира и равновесия, сотрудничества и справедливости, ценить дружбу, находить оптимальный выход из кризисных ситуаций, идти по пути минимального сопротивления, предлагая компромиссы. Воздушная стихия располагает к повышенной коммуникации. Любая дисгармония приносит боль, а худой мир — важнее доброй ссоры. Важную роль сыграют личные взаимоотношения, в которых тебе свойственно уступать. Эгоизмом ты не пахнешь, что плохо для человека, но хорошо для души.

— Ты случайно — не в градусе Сатурна? — предположила я.

— В градусе, означающем непростое детство, разрыв с одним или обоими родителями, — спокойно продолжил Плутон, — а также людей с прекрасной интуицией, повышенной влюбчивостью и сентиментальностью. Многие принадлежат к какому-то клану. Мафиози, например. Обилие полезных контактов, связей, знакомых. Быстрый ум сочетается с коварством и жестокостью, желанием подчинения и подавления окружающих. Двойственность и хитрость, тщеславие, демонстративное пренебрежение к врагам. Такие люди могут годами выжидать, когда враги сами отправятся на Небо, не предпринимая никаких убийственных действий.

— Стоп, обманщик! — воскликнула я. — Это не про меня!

— Настоящий маг! — Плутон сверкнул глазами и улыбнулся. — Это обо мне, то есть о людях, с которыми ты будешь пересекаться в Сфере №5.

— Я буду влюбляться в клановых мафиози?

— Почему нет? В Доме №5 я — в символической кульминации, моя энергия Магии-Смерти-Секса-Крупного капитала должна быть проработана в Сфере Любви-Творчества-Детей. Можешь спуститься на уровень бурных страстей или творить. Так как я злой и поражаю твоё Солнце, взаимной любви не жди. Я — танк: или танк едет по тебе, или ты — танком по окружающим.

— Злой Плутон опасен, — сказал Хранитель. — Его энергия уничтожит тебя изнутри, если ты не выплеснешь её в мир. Но он — в гостях у Венеры, а она любит искусство. Направь энергию на созидание, и шедевры твоего творчества тронут массы. Плутон даёт не только власть над массами, но и плодовитость, умножая всё, что попадается ему под руку, в геометрической прогрессии.

— Я буду влюбляться в определённый тип людей?

— В Плутонов-деспотов и магов, — кивнул Плутон. — Нутром чувствовать и притягивать мужчин с сильным Плутоном и Домом Смерти, Магии, Секса, Крупного капитала: убийцы, мафиози, колдуны, сексуальные маньяки.

— Но за Дом №8 отвечает мой Сатурн!

— Официально Дом №8 и знак Скорпиона — это я, Плутон. Но любая планета может стать носителем моих энергий и отвечать за мою Сферу интересов. Твоя личность — это Плутон в руках и кольцах Сатурна. Ты — не Плутон в чистом виде, но обладаешь моими качествами. Я нахожусь в твоём Доме №5: роковая любовь — к Плутонам, дети-Плутоны, творчество — плутоническое. Все они окажутся сильнее тебя и подобны мне — магу-гипнотизёру, ставящему на грань жизни и смерти.

— Плутоны с чертами Венеры? — предположила я.

— Да, любящие красоту и искусство, нечто роскошное. Или заниматься любовной магией: Плутон — магия, Венера — любовь. Вариантов много. Венера у тебя — в статусном Доме, значит, и Плутоны статусные. И тематика творчества будет связана с Плутоном и Венерой.

— Смерть, Магия и Любовь?

— Да, дорогая. Я же — владыка Царства Мёртвых.

— А мои дети?

— Гении — рядом со мной находится Уран, но не забывай, что я поражаю твоё Солнце, я — злой. Проблемы с детьми. Ребёнок начнёт отравлять твоё земное тело, находясь ещё в утробе, ставя тебя на грань Смерти. Однажды произойдёт полный разрыв связей или потеря детей, их смерть. Но ни дети, ни возлюбленные, ездящие по тебе танком, не смогут тебя убить — твоё Солнце, с которым я — в оппозиции, сильнее меня, Плутона, да и не я заведую твоей Смертью.

— А с кем-то из других планет ты дружишь? — мрачно произнесла я.

— С Марсом не дружим, склоняя твоих мужчин к насилию, власти, экстремизму, агрессии, преступным наклонностям, жестокости. Зато дадим тебе железную волю! А с Нептуном мы ладим, — прямой путь в искусство и на сцену. Плутон — шикарный игрок и актёр, а связь с Нептуном — это свобода слова, богатая фантазия и ясновидение, способность проникать в Небесные Сферы. Обладая моей магической силой и тягой к Иной Реальности, ты приходишь к Нептуну-ключнику, и он открывает тебе дверь в Иную Реальность.

— Значит, я смогу здесь бывать в период воплощения?

— Сможешь, если захочешь, — Плутон подмигнул мне.

— А какой Сферой моей жизни ты заведуешь?

— Домом №6 — здоровьем и земной работой, служением — всем, что отвлекает от духовного развития.

— Моя работа будет связана со Смертью и Магией?

— Или с тем, что является предметом Сферы №5. Будешь служить своим Плутонам, работать на них. Любить свою работу, уходить в неё с головой, вкладывать в неё сердце, душу, относиться к проектам, как к собственным детям, творить на работе самые настоящие чудеса. Но…

Внезапно Плутон замолчал и магически пронзил меня своим взглядом.

— Сборщица винограда! — вспомнила я и ужаснулась.

Виндемиатрикс мгновенно проявилась перед нами. Она надменно усмехнулась, взяв Плутона под руку, и молча увела его прочь.

— Послушай, Хранитель, — задумчиво спросила я в Читальном Зале, рассматривая окружающих, — а откуда тут столько воплощённых?

— Ищут Знаний, подсказки, совета, а кто-то неосознанно сюда попал. Ты тоже сможешь приходить в Библиотеку. Во сне, например.

— А во сне я буду осознавать реальность?

— С таким паспортом и не только во сне!

Книжка раскрылась на страничке с рассказом «Кофе». Женщина, вышедшая замуж по расчёту, совершает двойное убийство — отравляет себя и любовницу мужа, которая, ещё не осознав своей внезапной смерти, тщетно пытается докричаться до любимого мужчины. «Он не слышит нас, но жизнь после смерти всё-таки существует…»

Москва

Я проникла в комнату со сваленными вещами через окно. На подоконнике лежали чётки с серебряной вставкой — крестом с выгравированным ликом Николая Чудотворца. Да, я вспомнила: на обратной стороне — молитва. Я купила две пары чёток на Афоне: с Чудотворцем — для сына, а вторые — с Весами… для кого? Будильник на подоконнике. Стрелки застывшие. Сколько лет назад? Когда здесь остановилось Время? На стене — иконы, в том числе «Моление о Чаше», почему я их «закрыла»?

— Привет, Алис, — Рэй появился на мешке с вещами.

— Привет, — я печально вздохнула. — Почему ты не можешь мне подсказать? Ты же давно тут обитаешь, а я — всего 10-ый день!

— Взгляни на икону Лестницы: ангелы молча молятся в сторонке, а черти утаскивают в Ад. Я, как ты понимаешь, далеко не ангел, но ты гораздо выгоднее мне в Раю! Но никто не сделает выбор за тебя. Твоё же решение — не помнить? Поразмышляй о сроках!

— Почему до 40-го дня? На 40-ой день или в Ад, или в Небо?

— Неа, ты можешь застрять тут на годы, но доделать дело — только до 40-го. В чём разница между до 40 дней и после? Ты это прекрасно знаешь с детства.

— С детства? А почему в детстве я должна была думать о смерти? — я чуть ли не заплакала от бессилия, а Рэй обнял меня и резко развернул лицом к книжному стеллажу, на нижней полке которого лежали фотоальбомы, но все мои мысленные попытки вытащить хотя бы один…

— А кому легко без тела-то? — усмехнулся Рэй. — Но другого выхода отсюда, возможно, и нет. Сканируй на расстоянии!

— А! — воскликнула я от прозрения, узнав на одном из снимков пакеты с вещами. — До 40 дней нельзя трогать предметы умерших! Вот, в этих пакетах — вещи покойника, не помню, кто он, но помню пакеты! Значит, «дело» связано с тем, что находится в этой квартире — с вещами? Но как это всё успеть перебрать и вспомнить?!

Рэй покачал головой и подошёл к подоконнику, задумчиво разглядывая чётки с Николаем Чудотворцем.

— Может, он поможет? В сотворении маленького чуда? Слетай к нему, попроси. Ты же была у него. Есть два варианта: простой и сложный. Второй — полезнее.

— Простой — переместиться к его мощам. Сложный — вернуться к нему в тот день?

Бари, Италия

Я открыла глаза, стоя на коленях на каменном полу перед решёткой, за которой находилось мраморное надгробие, увешанное лампадами, с мощами Николая Чудотворца, украденными в 1087 году предприимчивыми барийцами у турков из Мир Ликийских. Тогда за мощами отправлялись и венецианцы, но барийцы их опередили, вынесли 4/5 мощей, венецианцы забрали оставшуюся часть и разместили на острове Лидо, назначив Святого Николая покровителем Венеции наряду с Евангелистом Марком.

Начиналась служба на русском языке — здесь часто служат священники из подворья в Бари. Положив на нижний выступ раки масло и серебряное кольцо с Николаем Чудотворцем из местной иконной лавочки, я раскрыла акафист. В маленькой крипте в подвальной левой части католической базилики, у мощей, потрясающе наэлекризованное пространство: стоя к раке лицом, ты оказываешься в потоке, проходящем сквозь тебя — от мощей и до ниши с изображением Святого, за твоей спиной, куда люди бросают записки с сокровенными желаниями. Святой Николай помогает путешествующим, детям-сиротам, ученикам с учёбой, девушкам с замужеством, а также людям, которых оклеветали, и невинно осуждённым. Два года назад он спас меня в аварии, но не только он… Прочитав акафист, я дотянулась рукой до раки, чтобы забрать кольцо и масло, подошла к нише и оставила желание, записанное на клочке бумаги. После службы я вышла из базилики на площадь и… благополучно сделала шаг в сторону от себя самой в Прошлом, но проследовала за «той я» до момента, пока «я та» не скрылась в Патриаршем подворье Николая Чудотворца на улице Corso Benedetto Croce, 130. Но как я оказалась здесь?

— Что чувствовала, о чём думала, когда слилась с собой у мощей? — спросил внезапно проявившийся рядом Рэй. — О любви записку писала? А какой судьбой Чудотворец привёл тебя к себе помнишь?

— В моей «той» голове проскользнула мысль, что он спас меня в какой-то аварии.

— М-да… Не об аварии речь, хотя и она имела отношение. Ты должна была полететь в Венецию, кстати, к его же мощам. Какая борьба между Венецией и Бари! Но вместо Венеции тебя внезапно отправили в Бари. Цепочка событий, которую ты в очередной раз увидела в Скрижалях и записала в виде романа, сломалась.

— Да? А почему?

— Это был один из сценариев Будущего, приводящий тебя к досрочному возвращению в Небо. Но твои молитвы услышали, Пространство стало меняться, каждое звено цепочки рушилось, одно за другим. А началось, казалось бы, с маленькой детальки — премьер-министр не приехал на открытие кое-чего. В итоге человек, который собирался лететь с тобой в Венецию… Ну, ты не помнишь? И жила ты там со своей делегацией в Патриаршем подворье. Кстати, твоя фотография, которую сделал куратор поездки из Бари… Казалось бы, обычная фотка девушки у осеннего моря на фоне Башни Монополи, а в итоге — новая цепочка событий, образованная в результате ломки предыдущей, могла бы привести тебя к совершенно иной судьбе.

— Могла бы? Ты говоришь загадками, Рэй. Что случилось потом?

— То, что ты написала в записке Николаю Чудотворцу. Люди формулируют желания вкривь и вкось, а те имеют особенность сбываться в точном соответствии с формулировками.

— Я не видела своего желания, Рэй. Она, то есть я, бросила записку уже скомканной, написанную заранее.

Урануполи

— Алиса, не надоело ещё отдыхать? — воскликнул отец Кирияки, обнимая меня у своего прилавка, когда я возвращалась с очередного чтения акафиста на границе. — Может, поможешь мне поторговать мороженым? Так, гляди, и принца своего встретишь?

— Принцы хороши до того момента, пока не берут тебя замуж! — засмеялась Кирияки. — Молись Николаю Чудотворцу, он даже бесприданниц пристраивал!

— Да, — кивнула я, — в Бари его изображают с мешочками золотых монет. Он подкинул их в окошко бедной женщине, чьих дочерей не брали в жены из-за отсутствия приданого.

— Важно, чтобы душа в душу, — отец Кирияки подмигнул мне. — Настоящее счастье не в золоте. Вот иконы, например. Ты любишь иконы в золоте? И я не люблю, не украшение же! Хочешь золота — ступай в ювелирный, купи себе колец или цепочек. Ну или в банке слитки закажи. А икона — это душа Святого, которая на тебя смотрит. Душа не нуждается в оправе из земного золота.

— А кто ещё помогает с замужеством из Святых? — спросила Кирияки. — Я слышала, у католиков — Святая Екатерина.

— В России любят Ксению из Петербурга. Юродивая, родилась в начале XVIII века, но канонизирована лишь в 1988 году. После смерти мужа стала говорить, что он — это она, а сама она будто умерла, одевалась в его одежду и откликалась только на его имя. Пожертвовала свой дом, скиталась по улицам. По ночам строила храм, принося в него кирпичики. Обрела дар пророчества и исцеления. Помогала женщинам с женихами и детьми. Над её захоронением построена часовня, все пытаются чуть-чуть земли с собой забрать. Ксения моей крёстной всю жизнь помогала. У крёстной день рождения 7 июня, а у Ксении день памяти 6-го. Крёстная обращалась к Ксении и с квартирными вопросами, и с работой, и с другими проблемами. И людей, приходивших ей на помощь, звали Ксениями.

— Ничего себе! Вот бы Ксения помогла нам с продажами! Раньше на Горе иконы не продавали, а теперь лавки — в каждом монастыре. Паломники покупают там, хотя мы те же иконы дешевле отдаём. А ты смогла бы, как Ксения, раздать всё своё земное имущество?

Я сделала шаг в сторону от себя в Прошлом и вздохнула:

— Всё наше земное имущество — это наша Память…

Зал Суда во Вселенной

Туман окутывает моё Сознание. Здесь звучит Лунная Соната, без перерыва. Здесь или во мне? Она заканчивается и начинается снова, заканчивается и снова начинается, она — бесконечна… И вот левая чаша Весов снова перевешивает правую. Черти поднимают радостный шум. Сквозь толпу к Весам подходит старушка, говорит, как однажды поделилась со мной горем, когда я прилетела с Афона, — её дочь, которую тоже звали Алисой, родила мёртвого ребёнка. На экран проецируются кадры. Вот она приезжает ко мне, и я отдаю ей икону Пояс Богородицы, сам поясок, единственный, который у меня был, иконы Александры и Екатерины — для её второй дочери. Старушка кладёт своё «СпасиБо» — солнечный комочек энергии в форме сердца на правую чашу, и Весы качаются в поисках равновесия…

Туман, всё в Тумане, даже голос Джойс, читающей мне в Башне про Апостола Петра, но у Весов появляется мальчик. Странно, мне не хочется его видеть, кто он? И я не слышу его слов. На экране тёмные кадры, и я проваливаюсь в них — в ночь, где звучит Лунная Соната. Мы едем в машине в полном и гнетущем молчании, но я разрушаю тишину криком: «Поговори со мной!» И Время останавливается: мы едем долго-долго, петляя в лабиринте улиц подсознания, и я что-то говорю ему, но не то и не о том. Надо проехать всего пару домов. Но мы едем, сворачивая влево и вправо, будто старательно объезжая то самое — больное — место. Он чувствует всё, что внутри. Он не такой, как… кто? Я не хочу ничего помнить! А на экране появляются Афонские чётки. Мальчик у Весов продолжает говорить. Я не слышу его слов, но дарю книжку, которую он не прочитает, хотя он там есть. Кто он? Лунная Соната звучит всё громче. Какое-то письмо, кафе и кофе, он теребит чётки, рассказывает про… кого? Но я молчу, а он произносит: «Поговори со мной!» Из Тумана доносится голос Джойс в Башне, читающей мне про Петра… Мальчик у Весов кладёт своё «СпасиБо» в правую чашу, поворачивается, ищет меня глазами, находит и почему-то произносит: «Прости», исчезая. Но тут же появляется Женщина в чёрном, с белыми волосами, обнимает меня и плачет. Кажется, у неё умерла мать. «Ты за нас за всех помолишься на Афоне, и всё будет хорошо, всё будет хорошо, у нас у всех всё будет хорошо!» Через день я уезжала на Афон. В памяти всплывает та икона и поминальные записки о её матери в Афонские монастыри, которые я передавала через паломников рано утром на причале вместе с пожертвованиями. Женщина идёт к Весам и молча кладёт своё «СпасиБо». Её лицо раздваивается, а Лунная Соната звучит всё громче и громче. На экране она читает мою книжку, где есть стихотворение, посвящённое ей. Я не помню, какое и о чём, но в нём звучит слово «Любовь», и я слышу её голос: «Поговори со мной!»

И одновременно голос Джойс в Башне… что-то про ключи от Рая, которые держит Пётр… Туман заполняет Зал Суда настолько, что я уже ничего не различаю в нём, Лунная Соната вытесняет все остальные звуки и голоса и резко… обрывается… Я открываю глаза в Башне у Джойс.

— Уже светает. Тебе пора, Алиса!

30 До/11 После. Корабль-Призрак

Где-то во Вселенной

Я заметила Девушку, скользящую к нам по облакам. Она поздоровалась и протянула мне…

— Фиалки?! — в ужасе, но с надеждой я посмотрела на Хранителя.

— Я — дочь Юпитера и Цереры, высшее проявление Сатурна и жена Плутона, — произнесла Девушка, — богиня Царства Мёртвых, Персефона, или Прозерпина. Меня знали ещё в Вавилоне, называя Небирой, а зороастрийцы — Даэной. Плутон похитил меня, когда я собирала фиалки. Я живу то с ним, то на Земле. Он дал мне вкусить зёрнышко граната, чтобы я всегда помнила о смерти и возвращалась в его Царство.

— Прозерпина принадлежит к светлому спектральному классу, — утешал меня Хранитель. — Она даёт уникальный шанс открыть потайную дверь на Via Combusta — Сожжённом Пути.

— Прозерпина означает Смерть? — предположила я.

— Я — за кардинальную трансформацию, — улыбнулась она. — Перерождение. Переход на Иной уровень. Зов Высших Сил к постоянному развитию Духа. Стремление к Абсолюту, чистоте и безупречности. Я подстёгиваю к движению вверх, к непрерывной и системной работе над собой, не позволяя останавливаться. Как только будешь застревать, я тут же спровоцирую нечто. Конечно, таким людям приходится нелегко из-за повышенной требовательности не только к себе, но и к другим.

— Реализуешь энергию Прозерпины — станешь профессионалом с большой буквы, — добавил Хранитель. — И в экстремальных ситуациях, когда все откажутся взять удар на себя, расписавшись в собственной беспомощности, ты справишься.

— Тебе необходимо, — продолжала Прозерпина, — скрупулёзно и фундаментально систематизировать информацию и совершенствовать себя в Cфере №5, окунаясь в неё с головой, карабкаясь по своей Лестнице в Небо. Обычно я покровительствую фундаментальным наукам, сложным аналитическим разработкам, созданию глобальных систем, медицине и генетике. Однако, если по паспорту человек-маг, я подталкиваю к работе с Тонким Миром: алхимия, астрономия, магия, изучение посмертных состояний… С точки зрения трудоголизма, математических и аналитических способностей и структуризации, я подобна Сатурну и не терплю лентяев. У большинства Сатурн работает в области земного, в твоём случае он ориентирован на Небесное. Я же ориентируюсь исключительно на Небесное. Мы даём тебе огромный потенциал духовного роста. У твоего Сатурна плутонический характер, я — супруга Плутона, и мы оба находимся в Сфере, где расположена Сожжённая Дорога.

— И что это за дорога? — спросила я.

— На ней совмещаются обе реальности, Земная и Наша, и находится точка перехода — дверь, размыкающая Круг. Обычно люди её не замечают. Задача — найти дверь. Поверь, мы втроём, Сатурн, Плутон и я, а также твои Селена и Сириус будем действовать совместно и исключительно во благо! В итоге воплощения, через глубинную трансформацию, тебе необходимо перестать психологически зависеть от земного, отпустить все привязки к земным удовольствиям и страстям. Пока не начнёшь отпускать преходящее и условное сама, я буду с тобой ядовита, но однажды тебе откроется Свет Истины вне Пространства Времени.

— Чтобы подстегнуть меня, ты тоже будешь что-то отнимать?

— В знаке Весов я гуляю чуть меньше века, данное положение не твоё личное, а коллективное. В худшем случае происходит смешение понятий Добра и Зла, люди предстают «волками в овечьей шкуре», выдавая чёрное за белое и наоборот. Ты будешь окружена подобными людьми, но, надеюсь, не станешь им подобной. В целом это знак преображения человеческих отношений. А мой градус более индивидуален: ты отличишься альтруизмом, жертвенностью, множеством талантов, добротой и скромностью, тягой к трансцендентному, способностью к великим делам. К сожалению, люди используют твою доброту в корыстных целях, особенно вышестоящие лица. Важное место в жизни занимают родители, возможно, как раз из-за того, что…

— А где моя мама? Почему я её до сих пор не видела? — печально и почти безнадёжно спросила я.

— Всё ещё впереди, — Хранитель похлопал меня по плечу.

— В детстве, в преддверии раскрытия магических способностей, ты напишешь детектив, и твоя мама отнесёт его почитать своим сотрудникам. Будешь проводить таинственные расследования с одноклассниками, предпочитать кинофильмы с детективным сюжетом, зачитываться Агатой Кристи. Позже ты посетишь квартиру Шерлока Холмса и Платформу 9 и 3/4 в Лондоне. Жажда распутывания клубка всего скрытого и таинственного — твоя путеводная нить в наш Мир, не застревай на детективах! В 30-ти минутах от меня находится Маркеб, одна из звёзд Корабля Арго. Она склоняет человека к тайнам, магии или к глубокой набожности, к путешествиям за знаниями и просвещению людей.

— Тайные Знания! — произнёс Хранитель. — Магические практики сбросят тебя с Лестницы в область чёрных духов, сделав заложницей бездны Низшего Астрала.

— Но, — вздохнула Прозерпина, — всё, что касается Любви, Детей, Творчества, к чему ты привязана сердцем, принесёт тебе страдания: смерти, потери, внезапные разрывы отношений, крушение планов. Плутон — это колоссальная сила психического давления, в отличие от Марса — силы физической. Плутон унижает твоё Я, растирая его в порошок. А я со Сборщицей винограда буду всё и всех отнимать во избежании привязок к земному, ради твоей трансформации из существа душевного в существо духовное. С Венерой у нас — квиконс, это резкий (!) переход на качественно иной уровень Сознания, благодаря мгновенному освобождению от чего-то или кого-то, включая их смерть. Любовь — прекрасный стимул к яркому творчеству. Моя квадратура с Сатурном загоняет твоё «Я» в угол. Ты не сможешь никаким образом повлиять на происходящие события, но в них не будет твоей вины. Чтобы выбраться из угла, предпринимай нестандартные действия и трансформируй любовь земную в Небесную. Учитывая терминальный градус твоей Венеры в Рыбах, гарантирующий Вселенскую Любовь, у нас всё получится!

— Спасибо, — прошептала я, — вы все очень добры ко мне! Далеко ещё до Сожжённой Дороги с Дверью в Небо, Ангел?

— Первый поворот направо после встречи с Ураном и ещё кое с кем.

— И соуправитель моей Смерти, господин Уран, тоже в Доме №5? — печально спросила я, переместившись в Читальный Зал.

— В любом случае, из Круга ему не сбежать!

— И он — тоже злой?

— Добро и Зло — понятия относительные. Трудности и потери на Земле должны очищать душу как огонь Святого Духа. Тебе-человеку покажется нечто несправедливым. Ты будешь думать: за что? А я советую: для чего, с какой целью?

Книжка раскрылась на странице с рассказом «Незнакомка». Девушка, вышедшая замуж за иностранца, теряет его в аварии и остаётся в чужой стране совсем одна, без работы и денег. По иронии судьбы в неё влюбляется мужчина, который должен был погибнуть вместо её мужа, только… «Никогда никому не дари фиалок! Они, безусловно, прекрасны, но… Персефона собирала фиалки, когда Аид унёс её в Царство Мёртвых, а в Греции их клали в гроб безвременно ушедшим молодым девушкам…»

Москва

— Что ты чувствуешь сейчас, разглядывая их лица? — спросил Рэй, когда я сканировала очередной фотоальбом.

— Никого уже нет на Земле.

— А ты хотела бы их увидеть?

— Родителей — да, — я перешла к сканированию книжек в стеллаже, а Рэй с интересом наблюдал за мной. — Помню, эти книги: я распечатала рукопись на принтере и отдала в переплётную мастерскую, а потом рисовала картинки прямо на их обложках и маркером подписывала названия.

— Раритет!

— Брось, там — черновики. А эта полка — сборники Ларисы Кузьминской, нас познакомила крёстная, и Лариса первой признала мой талант. Посвящения Марине Цветаевой должны быть в музее Цветаевой, мы там выступали. А это мои стихи по темам: «Смерти нет», «Поэт», «В Этом Городе», «Девочка-Апрель»… Ужасно! Все эти сырые книги находятся в Российской Книжной Палате!

— Ты оставила прекрасную возможность для кладоискателей нырнуть в море версий твоих стихов. А ты успела всё запланированное отредактировать? Ты говорила, что на Том Свете будешь мучаться, если оставишь людям себя «в сыром виде». Ну и…? Мучаешься?

— Нет.

— А почему? — не переставал мучить меня Рэй. — Ну смотри дальше.

— Проза про призраков — ранние рассказы, включая детские. Переиздания «Книги Тайных Знаний» из Игры в Иную Реальность, потом…

— Давай, мне уже очень интересно, что же там потом!

— «Ангел-Хранитель», роман, которого ты очень ждал. Обиделся, что в «Книге Знаний» я назвала тебя призраком. Я обещала, что в «Хранителе» ты не будешь призраком. И ты приезжал, и мы на кухне вместе читали третью часть, когда ты привёл меня к себе на Арбат, в логово чёрного мага. Там был шахматный пол, вообще всё — чёрно-белое. Помнишь стих «Неподвластное магам»? Он тебе понравился, а это «Ностальгия по Атлантиде» — все стихи тебе.

— Спасибо, я оценил, хотя там не все стихи из посвящённых мне! Но вернёмся к прозе, где я — не призрак. Название 3-ей части?

— «Семь секунд»? Про аварию. Мне тогда только сняли швы, и я была вся в зелёнке и хромала. А ты вылечил моё ушко, кормил меня клубникой и говорил, что до свадьбы заживёт, — я улыбнулась.

— Ты хотела бы вернуться на Землю в теле, если бы, допустим, Высшие Силы позволили нам быть вместе, или я бы раскаялся и перестал колдовать, или ради кого-то, чтобы пережить любовь заново, но счастливую любовь, взаимную? Так, чтобы с головой и …? Ту, о которой ты столько писала и в прозе, и в стихах, и которую всю жизнь искала на Земле?

Я задумалась и подошла к Рэю. Он стоял у окна и молча смотрел на меня, будто просил вытащить карту из колоды Таро, которая очень важна. И я обняла его, как когда-то давно, точно так же стоявшего у окна с колодой Таро, ждущего, когда же я вытащу всего одну карту:

— Я не хочу больше… возвращаться назад… Я не хочу земной любви, потому что её… нет.

Урануполи

— Сегодня 1 января? — поинтересовалась я у Димитры.

— Нет, 1 ноября. 1-го января спокойней! — засмеялась она.

Так мы шутим: Димитра оценивает время, сравнивая текущую дату с виртуальной в сезон или вне сезона в зависимости от продаж.

— София ушла! С Верой, Надеждой и Любовью в придачу! — не без гордости сообщила она. — Корабль с туристами пришёл полупустой, но одна женщина ворвалась в мою лавку, крикнула: «София!», я показала ей икону, она схватила, даже не торгуясь, заплатила и убежала. Странная такая! Сказала, у неё крестница — София. Расскажи про икону, пожалуйста!

— София родилась во II веке на территории нынешней Италии при императоре Адриане в богатой христианской семье. Вышла замуж за язычника, но он так сильно её любил, что даже не предлагал отрекаться от веры. Их дочери — Вера, Надежда и Любовь — воспитывались в духе Христианства. Муж Софии умер, а император-язычник приказал семье явиться во дворец. Вызывая по очереди каждую из дочерей и обещая сладкие подарки, Адриан предлагал им отречься от Христа. После отказа принять язычество, император предал детей мучениям, а затем велел казнить. Вере было 12, Надежде — 10, Любови — 9. София похоронила обезглавленные тела дочерей за городом и не отходила от могилы два дня, после чего её душу забрали в Небо, а на земле причислили к лику Святых мучеников. В VIII веке их мощи перенесли из Рима в аббатство во Францию, но во время Французской революции мощи исчезли, а аббатство превратилось в трактир. Хотя, говорят, в XX веке часть мощей нашли. Праздник иконы — 30 сентября. Ей молятся о женском счастье и любви, о воссоединении семьи и рождении детей, но я думаю, она — о Любви Небесной, о Вере в Высшие Силы, о Надежде на Бога, о Всевышней Премудрости, о смирении.

— А я, Алис, думаю… ты живёшь в сумасшедшем городе, в бешеном ритме, а мы — в глухой деревне на границе со Святой Горой в окружении икон. Казалось бы, куда ещё ближе к Богу? Эх… И не скучно тебе каждый год к нам приезжать? Я бы уже давно с ума сошла от тоски!

— Это место даёт возможность шагнуть в сторону от суеты и поговорить с Небом тет-а-тет, просто вы здесь — каждый день и не осознаёте благодати. Вернёмся к Софии! Мне нравится редкая икона у Кирияки — София, Премудрость Божья. Её пишут в двух исполнениях: моя любимая — Киевская, «7 Столпов Веры», праздник в день Рождества Богородицы 8 сентября, 2-я — Новгородская, 15 августа.

— А как выглядят? Я попрошу монахов-близнецов написать!

— «7 Столпов Веры» — мощная семеричная икона, находится в Софийском соборе. На ней изображена Лестница из 7-и ступеней: Вера, Надежда, Любовь, Чистота, Смирение, Благородство, Слава. По бокам — 7 ветхозаветных пророков и праотцов: Царь Давид, Аарон, Моисей, Исайя, Иеремия, Иезекииль и Даниил. У каждого из них в руках — святые реликвии. Они предвосхищают рождение Христа, как воплощение Премудрости Божьей в земном теле. Лестница соединяет Землю с Небом, ведёт в Храм, где Богородица в образе «Оранта», по типу защитной иконы «Знамение» — с поднятыми вверх обеими руками, стоит в облаке на серповидной Луне. Христос изображён младенцем на хитоне Богородицы, правой рукой благословляет, в левой — держава. У Храма 7 колонн — столпов с изображением 7-и даров Святого Духа в образах из Апокалипсиса Иоанна Богослова: 7-мисвечник — разум, книга за 7-ю печатями — премудрость, камень с 7-ю очесами — совет, 7 труб иерихонских — крепость, око с 7-ю звёздами — видение, 7 фиал с фимиамом — благочестие, 7 молний — страх Божий. Над Храмом — 7 Архангелов, каждый держит в руках знак своего служения: Михаил — меч, Уриил — молнию, Гавриил — цветок лилии и так далее. По центру над Храмом — Бог-Отец и Святой Дух, а также надпись: «Премудрость созда Себе Дом и утверди столпов семь», где под словом «Дом» имеется в виду Богородица. Новгородский образ, тоже чудотворный, совершенно иной, на нём Богородица с Иоанном Предтечей стоят по бокам от трона Христа. Интересно, что иконе был посвящён храм, построенный ещё в 989 году, хотя сама икона попала в него только в XV веке. Говорят, что «Мудрость» при переводе с греческого на французский означает «Троица», так?

— Не знаю французского… О! Василиос! Наконец-то! Знакомьтесь, это — Алиса! А это — Василиос! — Димитра заговорила на греческом и резюмировала на английском: — Я сказала, что ты — мой друг и веришь в Бога, как он, и что однажды ты напишешь про нас книжку! А Василиос предложил включить в неё наше чудо! Учёные из Академии Наук Греции исследуют часовню Святой Феодоры в горах греческой Аркадии. Часовня из камня, стоящая на воде, проросла высоченными деревьями так, будто из её стен и крыши волосы вверх растут, но не распадается, несмотря на многотонную тяжесть деревьев. Феодора — византийская мученица из Пелопоннесской деревни недалеко от Мегалополи. В 17 лет нарядившись в мужскую одежду, заменила больного и нищего отца, который не мог пойти воевать. Феодора мужественно сражалась и после войны решила уйти в монастырь, но в неё влюбилась женщина, а после отказа оклеветала, мол, ждёт ребёнка и потребовала свадьбы. Феодора не выдала тайны, чтобы не пострадал её отец, но приняла мученическую смерть, обратившись к Христу с просьбой: «Пусть моя кровь станет ручьём, тело — храмом, а волосы — деревьями». Чего только люди из-за любви ни творят!

— Нет, Димитра, клевета не из-за любви. Настоящая Любовь исполнила желание Феодоры!

Димитра перевела мои слова Василиосу, он протянул мне оливки. Я раскрыла кошелёк, но Василиос категорично покачал головой.

— Он видит тебя иной, Алиса, и не возьмёт денег, но просит помолиться о нём. Эх, Божий человек, наш Василиос, Божий! Бери оливки, и давай уже возвращаться! Мой муж плохо говорит по-английски, он может упустить покупателей!

…Я сидела на берегу моря, размышляя о том, что делать дальше, как внезапно заметила Корабль-Призрак — он медленно плыл от островов в сторону Святой Горы.

— Отсутствие смирения, — послышалось мне, я обернулась и увидела монаха, он был живым и, присев рядом, продолжил: — Смирение, возможно, единственный путь к Спасению. Терпеливый человек может терпеть лишения и невзгоды, но не смирится и…

— Я — призрак, — прошептала я удивлённо.

— Думаешь, монахи не видят призраков? Этот Корабль уже сотни лет плавает по одному и тому же маршруту и каждый раз погибает у подножия мыса Убийцы, рядом с Карули. Его капитан — один из самых упрямых призраков на свете!

— Карули — место, где живут невидимые аскеты?

— Пустынь, труднодоступная местность, с той стороны даже пираты не могли подступиться к Горе. Слово «Карули» означает «верёвки, цепи». В расщелинах отвесных скал над бездной находятся пещеры, а кельи-каливы на выступах похожи на ласточкины гнёзда. Большинство монахов живут на Афоне в роскоши, а в Карули подвизаются сильные духом: ловят рыбу с 80-метровых скал, собирают дождевую воду, поскольку лето — время засухи, обычно 50 градусов, а зимой из-за ветра очень холодно. На голых скалах — верёвки да цепи, по которым перемещаются отшельники, и лебёдки — для пищи.

— А много там келий и пещер?

— Никто все не считал, но действующих — 12.

— Как и невидимых аскетов?

— И Апостолов, — монах улыбнулся. — В основном в Карули жили русские и сербы, хотя территория принадлежит Великой Лавре. Кельи, отрезанные ущельем от внешнего мира, называют ужасными. В них монахи приходят на время, взяв обет, — слишком много бесов, тянут в пропасть, но смирение — великая вещь: помолишься, смиришься, и они отступают.

— Пропасть — та бездна, глубина которой равна высоте Горы?

— Был ли там кто-то? Измерял? Чего только про бездну ни напридумывали, даже то, что в ней живёт чудовище-спрут. Но это бездна Дьявола, который может увлечь к себе любого даже с высокой ступени Лестницы Духа. Там бесов много — искушений, особенно сильны по ночам: камни сверху сбрасывают, страх напускают. Но, как и змеи, сильных духом повредить не могут. Хотя, по ночам с непривычки кажется: вот он, Апокалипсис! — штормит сильно! Смирение и молитва — шанс дойти до Неба.

— А Паисий Афонский жил в Карули?

— Нет, но его духовный наставник, русский иеросхимонах Тихон, жил, и ученик русского Святого, Силуана Афонского, архимандрит Софроний, и крестный сын царя Александра II, монах Никон. Монахи из Карули отличаются долгожительством. Русский схимонах-исихаст Нил прожил около 100 лет. Особенным был и отец Стефан сербский. Келья его сгорела, он перебрался в пещеру. На расстоянии с людьми разговаривал на разных языках, писал много. Однажды паломники пили чай, и вползла ядовитая змея. Старец взял её руками, сказал, что Бог велел уничтожать дьявольское отродье, порвал змею на две части и выбросил.

— В Карули жили исихасты?

— Иосиф Исихаст жил в скале между Карули и Катунаки. Его могила находится в каливе Святого Харлампия. А недалеко от неё стоит Башня.

— Башня? — удивилась я, взглянув на Башню Джойс.

— Да, они похожи, — улыбнулся монах. — В той Башне старцы спасали от пиратов иконы, святыни и себя заодно. Подземелье соединяло её с другими монастырями и Уранупольской Башней. Думаю, подземелье существует до сих пор, но оно не всем открывается, как и Карульское Ухо — место в пустыни, Ухо Творца. Кто в него шепнёт что-то, того сразу же напрямую Бог слышит. Но, конечно, Бог слышит каждого, неважно, откуда ты с ним разговариваешь, главное — сердцем говорить, как ребёнок.

— Я видела облако над Горой, будто это был Георгий Победоносец.

— Да, он там часто бывает! В одной из костниц в Карули есть изображение Георгия — являлся аскетам. А так в каждой пещере — черепа, подписанные. Монахи берут их в руки и разговаривают с ними, как с живыми… Не будь такой, как Корабль-Призрак, Алиса. Прошлое невозможно изменить, его должно принять и отпустить. Старайся молиться непрерывно, чтобы никто не смог низвергнуть тебя с Лестницы. Ты же не знаешь, кто в каком образе является. Мытарства — сложная штука, экзамен всей жизни. Возможно, ты увидишь кого-то из близких и потянешься к нему, а это — не он, а бес в его обличии. Или задаст тебе кто-то никчёмный, на первый взгляд, вопрос, но ответ на него станет решающим. Отпусти всё земное, и дверь в Небо тут же откроется.

29 До/12 После. Ба-бах!

Где-то во Вселенной

Едва мы вернулись в Дом №5, как Небо почернело, сверкнули молнии, гром ударил прямо в меня, и я рухнула с облаков. Запахло сыростью. Я присела на камне, окружённом камышами.

— Осторожно, душа моя! Ты — в глухом болоте, где каждый твой шаг может оказаться последним, — улыбнулся Хранитель.

Внезапно прямо с неба на меня свалился… мужчина в образе шута.

— Привет, Рух! — воскликнул он. — Я — Уран, представитель Неба и Будущего. Отвечаю за астрологию, Космос, авиацию, электричество, молнии, новейшие технологии, открытия, за то, что Ба-бах! — и… В Греции есть местечко Урануполи, Город Неба, на границе между Небом и Землёй, у Святой Горы Афон. Основан до Рождества Христова философом Алексархом, братом македонского царя, с целью создать идеальное государство. Люблю философов! Алексарх пригласил в город жителей со всего света, назвал их Сынами Неба, уравнял в правах и придумал общий язык. Но, как и все, кто движим мною, оцениваются лишь потомками… В общем, «до свиданья, мой любимый город!» — разрушили его до основания, лишь недавно заново построили. Найди мой Урануполи, я же у тебя — в Сфере Сердца, Любви-Детей-Творчества. Кстати, гром — один из моих инструментов напоминания землянам о Небесном, а молния даёт людям вспышки озарения. Я — мистер Внезапность и Непредсказуемость! Жаль, люди слишком быстро ко всему привыкают, их сложно удивить, приходится сильно шевелить мозгами! Меня сравнивают с гениальностью и безумием. И я — твоя Смерть. Вернее, её помощник: Ба-бах! И — здравствуй, Небо!

Уран превратился в монаха и, сложив руки в молитве, добавил:

— Мне надо, чтобы ты постоянно менялась. Ба-бах! — и ты из клоуна превращаешься в…? Ну не могу я постоянно быть одним и тем же! Привыкай к смене костюмов и декораций! А ещё я — революционер! Обожаю перевороты! Разрушая предыдущее до основания, не создаю нового, но подготавливаю почву для последующего созидания! — Уран материализовал скорпиона и бросил в меня: — Нравится? Я — в его знаке! Да открой глаза, я его уже дематериализовал!

Я открыла глаза. Похоже, Урану можно было верить: скорпион исчез.

— А мне Скорпион — ох как по душе! Я в нём экзальтирую! — Уран внезапно затанцевал на болоте, образуя мощный вихрь. — Экзальтация планеты — это её приподнятое настроение, восторженный эмоциональный танец!

Вихрь исчез, а Уран предстал в образе молодого человека в чёрном плаще с капюшоном, держащим лук и стрелы. Он прицелился, чтобы выстрелить в меня.

— Так выглядит твоя Смерть! Люди изображают её старухой с косой, а у тебя будет мужик со стрелой! Ба-бах! — и прямо в сердце! Иван-Царевич случайно убил Лягушку-Царевну! Извини, — Уран снова преобразился, теперь он был в тёмно-синем плаще, усыпанном серебристыми звёздами. — Со мной не соскучишься? Запомни два слова: внезапность и нестандарт! Моя истинная сущность проявляется именно в Скорпионе, знаке Плутона — он даёт мне неистовую силу. Плутон медленно поит тебя скорпионьим ядом, а я резко рушу почву под ногами. В Скорпионе я пребываю около 7 лет, преобладание бунтарского духа над смирением характерно не лично тебе. У гениальных поэтов Марины Цветаевой и Владимира Маяковского я тоже — в Скорпе!

— И они умерли от твоей стрелы в сердце?

— У каждой смерти — свои стрелы. Есть два типа Урана в Скорпионе: 1. Ты поднимаешься по Лестнице, используя мою энергию и идеи на созидание, активно работаешь над собой, постигаешь Духовное и становишься Птицей Феникс — стрелы не страшны. 2. Ты становишься эгоисткой с экстремистскими наклонностями, бесконтрольными вспышками гнева и злобы, погружаешься с головой в чёрную магию и оккультизм, и/или в страстный секс, тотально разрушаешь всё вокруг и саму себя в итоге. Нечто подобное было у Германа Геринга и Йозефа Геббельса.

— И они тоже умерли от тебя?

— И они тоже умерли от… себя, — уточнил Уран. — Скорпион себя жалит, а я внезапно разрушаю. Уран в Скорпионе предрасполагает к досрочному уходу из жизни, но не является определяющим фактором. О смерти здесь говорить не уместно. Резюмирую: любовь к Небу, полёты во сне и наяву, вспышки-озарения, генерация гениальных идей, которые чужды окружающим. Но я — символ Будущего, планета посмертной славы безумства храбрых!

— Разрушив стереотипы, человек внезапно оказывается в таинственной пещере, где находит несметные сокровища, но не знает или не осознаёт их истинной ценности, как и его окружение, — произнёс Хранитель.

— Конечно, ты — Сатурн, Рух. Я, кстати, в его градусе нахожусь: несчастья во взаимоотношениях, но потрясающее трудолюбие и терпение. Ты — маленький ослик, которому обещают уже заведомо съеденную кем-то другим морковку! Сатурн — консерватор, любит всё системное, а я — выходящее за рамки любой системы. Он — планета медленных изменений, а я — резких. Он строит планы, а я их рушу. Ему нужно постоянство, а мне — перемены и новшества. Но в творчестве ты — это я!

— Ты разрушишь мой Дом №5, — вздохнула я.

— Лишу почвы под ногами. Неожиданные и нестандартные бурные страсти, влюблённости по типу в омут с головой, неистовые всплески зашкаливающих эмоций, отсутствие страха осуждения обществом, смелость, дерзость и вдруг — ба-бах! — потерька…

— И дети? И результаты творчества потеряются?

— Ранний и/или внезапный ребёнок, зачатый и/или рождённый необычным образом, гениальный, рано уходящий из дома, возможна внезапная смерть. Денег за творчество не заплатят, авторство себе могут присвоить, что глупо, так как в Небе с авторскими правами всё просто: автор-то один — Бог, а творчество — безвозмездно. Заслуженную победу отнимут и подарят смазливой девочке, в которую жюри влюбится. Но талант у гениев никто не отнимет! Тематика творчества: Любовь, Смерть и Магия, Духовное и Звёздное, я же связываю Сферы 5-8-9. Но что бы ты ни творила, оно будет выбиваться из общей массы. Стоя на сцене, ты наэлектризуешь зал, создашь вихревую воронку и утянешь за собой в Поток! Управляя энергиями Иных Измерений, путешествуя по Небу не во сне, а наяву, ты сможешь рассказать людям столько всего интересного!

— Зачем? Они же сочтут меня безумной!

— Гениев признают посмертно, а предписанное Свыше — вне твоих желаний, это Матрица. Твоя задача — реализовать паспортные данные, выбрав лучший коридор из возможных в заданных координатах Пространства Времени. Люди вообще тебя понимать не будут, смирись с этим. Ты для них — персонаж из чужой им реальности. Абстрагируйся от земного «Я», не ловись в сети земных страстей, держись за Бога и Небо, поддерживай с нами постоянный внутренний контакт.

— Привет, Рух! — поздоровалась появившаяся на болоте Звезда.

— Привет-привет. А ты сборщица чего? Морковок?

— Рух, перестань! — одёрнул меня Хранитель. — Гакрукс, или Гамма Южного Креста, звезда Духовного лидерства и Пророчества, и ещё один шанс понять смысл и цель воплощения, и найти дверь на Сожжённом Пути, не застревая в ловушке Бытия!

— Я дарю интерес к метафизике и наделяю высокой духовностью, — промолвила Гакрукс, улыбаясь. — Я — 3-я звезда по яркости в Южном Кресте и 24-ая в Небе. Люди видят меня в Южном полушарии, я присутствую на флагах многих стран. Во мне сразу две звезды: одна — красная, её масса превышает массу Солнца в 3 раза, а светимость — в 1 500 раз; а вторая — маленькая и белая, гравитационно связанная с красной, но её мало кто замечает.

— Мы с Гакрукс находимся в точном соединении до секунды, — добавил Уран. — А я заведую Сферой №9, Духовного Пути и Учительства, поэтому тебе нужно передать в мир знание об Иной — нашей — Реальности.

— Га-Крукс… Крукс — это Крест, так? — переспросила я.

— Крест — кресту рознь! — уточнил Уран. — Также, как управитель Сферы №9 в Доме №5, предупреждаю: ты склонна к неверному восприятию любимых людей, попаданию в лапы манипуляторов. Возможна любовь с человеком иной национальности, гражданства или вероисповедания. В творчестве — философичность, надломленность, разочарования, но твои труды будут изданы ещё при жизни. Творить идеально за рубежом, например, в Урануполи. Кстати, я дружу с твоим Марсом, люблю ретриты в Места Силы! А по моей оппозиции с Юпитером… Ну не бывает гениального творчества у счастливого человека, Рух! Юпитер — это счастье, слава, крупный капитал, статусные покровители. Я буду отнимать у тебя дары Юпитера, и, когда доберусь до него лично, держись!

— А за что держаться-то? — поинтересовалась я.

— Как за что? — засмеялся Уран. — За Небо!

… — Ангел, вы все сговорились, да?

— Нет, мы служим Творцу, чьи замыслы сложно постичь даже ангелам.

— А в каком Доме из 12-ти мне будет хорошо?

— В Небе тебе будет хорошо, — улыбнулся Хранитель и, взглянув на название рассказа «Кувшинка», добавил: — Эту сказку ты напишешь в 13 лет. Потом прочитаешь сыну, ему понравится. Она многим понравится. И знаешь, Рух, даже одна только маленькая сказка, написанная человеком на Земле, делает его воплощение не напрасным: «…я боюсь прожить жизнь, так ничего и не увидев в ней, кроме нашего пруда. А мне хочется хоть разочек взлететь в Небо, посмотреть на Землю с высоты. Я отдала бы за этот миг всю свою жизнь, ведь лучше прожить мгновение, чем просуществовать вечность.»

Урануполи

— О! Кольцо Святого Андрея?! — спросила я у Кирияки.

— Хочешь подарить сыну? — улыбнулась она.

— Да, хотя я и сама люблю кольца с молитвами и Святыми. Обошла все лавки, но только у тебя нашла с Андреем.

— Он — не просто первый из призванных Апостолов, но и мученик, распятый на кресте в Пелопонесском городе Патры, где до сих пор бьёт Святой источник. Там, в Соборе Андрея Первозванного, самом большом в Греции, хранится его голова и частица креста, а мощи Святого в разных странах продолжают мироточить. В Лавре Святого Афанасия находится рука Святого Андрея, часть мощей — в Андреевском Скиту, а в Германии, в Трирском соборе — стопа и один из гвоздей. С мощами Святого, как и со странами, где он проповедовал, много путаницы. Есть легенда, что в IV веке их перенесли в Константинополь в храм Святых Апостолов с мощами Евангелиста Луки, откуда мощи исчезли, но версии разнятся: в VIII веке перевезены в Шотландию, в XIII веке — в Амальфи, в XV веке — на Корфу, а оттуда — в Рим. Не боишься, что твой сын, получив в подарок это кольцо, откажется вступать в брак, как Святой Андрей?

— А ты бы не хотела, чтобы твой сын ушёл в монастырь на Афон?

— Я была бы категорически против! — не раздумывая, ответила Кирияки. — Ты назвала Андрея по церковному календарю?

— День Святого Андрея — 30 ноября/13 декабря, день Всех Апостолов — 30 июня/13 июля. Моему ближе летняя дата. У нас, кстати, три поколения Андреев.

— Андрей был братом Апостола Петра, они вместе рыбачили на Геннисаретском озере и жили в Капернауме. До призвания Христом, Андрей был учеником Иоанна Крестителя. «Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков…» Твой сын ловит человеков уже в третьем поколении? — улыбнулась Кирияки.

— Скорее, все три поколения несут Андреевский крест.

— Мы все несём свой крест. Зато Андрей — один из 4-х Апостолов, которым Христос открыл Судьбу Мира на Елеонской горе. К тому же он воскрешал людей и обладал всеми дарами Духа после Огня Пятидесятницы. Святой Андрей — покровитель Греции, России, Украины, Сицилии, Румынии и Шотландии.

— Да, в России царь Пётр I учредил высшую награду — Орден Святого Андрея Первозванного, а флаг русского флота называется Андреевским, на нём изображён крест Святого Андрея, ведь он покровительствует и морякам. Однажды Святой воскресил 40 мужчин, которые направлялись к нему за учением о Христе, но погибли во время шторма, вызванного Дьяволом.

…Димитра ворковала с покупателями внутри своего магазина. Я подошла к стене с рукописными иконами и медленно скользила по ним взглядом. Я знала расположение каждой наизусть, и Святого Петра с ключами по-прежнему не было.

— Привет, Алис! — освободившись, Димитра похлопала меня по плечу. — Отличный день! «Пояс Богородицы» ушёл! Они спрашивали про все «детские» иконы. У них есть ребёнок, но им хочется ещё. Я показала Пояс и Стилианоса. Пошли пить кофе с историями вприкуску!

— Итак, — начала я, — если Бог не даёт детей: «Филогения», или ветхозаветная «Троица» с Авраамом и Саррой, им явились три ангела с радостной вестью о скором рождении сына. «Пояс Богородицы», Симеон…

— Сам Пояс хранится в монастыре Ватопед на Афоне, но я слышала, что его вывозили в Россию?

— Да, по инициативе Фонда Андрея Первозванного. Афонская делегация посетила за 40 дней 14 городов и женский монастырь, где находятся мощи Святого Серафима Саровского. Маршрут был составлен таким образом, что линии, связующие места остановок, образовали восьмиконечный крест. Но… упоминания о Поясе из верблюжьей шерсти, ниспосланном Богородицей с Неба Апостолу Фоме в качестве благословения после Её Успения, появились лишь в IX веке. По одной из легенд, Пояс находился сначала в Иерусалиме, а затем — в Константинополе, по другой — из Иерусалима переместился в Италию. После падения Константинополя Пояс исчез, но о наличии частиц Пояса свидетельствуют Франция, Италия, Нидерланды, Бельгия, а также Россия, Греция и… Сирия. В сирийском городе Хомс, где я побывала проездом, в серебряном ларце в форме цветка, хранится Пояс из верблюжьей шерсти, расшитый золотыми узорами, длиной 75 сантиметров. Пояс попал в Сирию в V веке из Индии, где проповедовал и принял мученическую смерть тот самый Апостол Фома, получивший Пояс от Богородицы, да и многие представители сирийской ветви Христианства проживают в Индии.

— Ничего себе новость! Но я в наш, афонский, верю!

— А я верю, что если к иконе «Пояс Богородицы» приложить любую верёвочку или поясок, он обретёт свойства настоящего Пояса! Найти поясок, освящённый на Афоне, сложно.

— Поясками запрещено торговать, я иногда прошу, чтобы мне монахи прислали, и дарю тем, кто у меня про икону Пояса спрашивает. А Симеон Богоприимец?

— Он жил 360 лет и не мог умереть, пока не увидел младенца-Христа во плоти. В III веке до Рождества египетский царь пригласил из Иерусалима 70 переводчиков и мудрецов, включая Симеона, чтобы пополнить Александрийскую библиотеку Священным Писанием в переводе на греческий — «Септуагинтой». Когда в пророчестве Исайи встретилась фраза о том, что Дева родит Мессию, Симеон решил заменить слово «Дева» на «Жена», но Ангел остановил его, сказав, что никакой ошибки здесь нет, и Симеон лично в этом убедится. На 40-ой день после Рождества, отмечаемый ныне как Сретение 2/15 февраля, Мария с Иосифом, согласно обряду, принесли младенца-Христа в Иерусалимский Храм. Симеон взял его на руки и произнёс две фразы: первая — о том, что ныне он освобождён и может умереть, а вторая — адресованная Богородице: «и Тебе оружие пройдёт душу», что позже отразилось в иконах «Семистрельная» и «Умягчение злых сердец».

— А где хранятся мощи Симеона?

— Из Иерусалима их перенесли в Константинополь, но говорят, сейчас они — в Хорватии, а в кафедральном соборе немецкого города Ахен хранится десница Симеона. Его иконе молятся о зачатии и родах, а также о младенцах в целом, ещё Симеон считается одним из узорешителей — помогает людям в заточении, ведь он сам был «в заточении» до Рождества. Даже Святой Николай Чудотворец трижды являлся Святому Петру Афонскому, который тогда ещё не был ни Святым, ни Афонским, но находился в тюрьме во время войны с Сирией, сказав, что молиться об освобождении необходимо Симеону.

— Пётр Афонский был греком-воином?

— Да, он собирался стать монахом, но всё откладывал на потом. А попав в тюрьму после разгрома греческого войска, пообещал Николаю Чудотворцу и Симеону стать монахом. Они явились ему и, выведя из темницы, привели на Афон.

— Ух! Я не знала о Петре Афонском, — воскликнула Димитра. — А ещё из «детской» серии — «Споручница в Родах», «Рождество» и «Млекопитательница», так?

— Согласна! Младенца во чреве оберегает Богородица «Споручница в Родах». Семейная икона «Рождества» тоже помогает в родах. «Млекопитательница», или «Галактотрофуса», из афонского сербского монастыря Хиландар, кормящая младенца-Христа, помогает в первые годы жизни. Происхождение «Млекопитательницы» неизвестно, но в Египте, ещё до Рождества, аналогично изображали богиню Исиду, кормящую сына Гора. В Палестинском Вифлееме существует Молочная Пещера-Грот, где останавливалось Святое Семейство во время бегства в Египет, и Богородица кормила там Христа, — сюжет иконы может быть связан с этой Пещерой. Говорят, в V веке «Млекопитательницу» с Афона передали в дар Савве Освященному, который создал Лавру под Иерусалимом и разместил икону в ней. Однако перед смертью в начале VI века он завещал икону паломнику с именем Савва. Им оказался епископ Савва Сербский, приехавший из Лавры и забравший «Млекопитательницу» вместе с «Троеручицей» лишь в XIII веке! На обратном пути со Святой Земли он посетил Афон, где основал Хиландарский монастырь. С тех пор праздник иконы совершается в день памяти Святого Саввы Сербского 12—25 января, а икона помогает и монахам.

— А ты была в Вифлееме? — спросила Димитра.

— Да, но в Пещере Рождества у католиков — одно место рождения, а у православных — другое. Как можно ставить двое яслей в одну пещеру?

— Люди норовят всё поделить! Вернёмся к «детским» иконам!

— Икона «Первый шаг Христа» пишется с фресок Афонского монастыря, но в Иорданской долине в монастыре Святого Герасима, основанном в V веке при пещере, где Святое Семейство останавливалось во время бегства в Египет и Христос сделал свой первый шаг, эта икона существует тоже, но она объёмная — облачения Христа и Богородицы выполнены из ткани. А именная икона — Святого, в честь которого человек назван, и икона Ангела-Хранителя, подходят для всех возрастов.

— Слушай, Алис, ну нет у нас иконы Ангела-Хранителя! Пришли хоть фото, как этот Хранитель выглядит!

— Хорошо, Димитра! Для учёбы, смягчения переходного возраста, а также от риска потери разума — икона «Ключ Разумения», она же «Прибавление ума». Икона одна, пишут по-разному. В «Ключе Разумения» Богородица стоит на колонне в форме ключа, как статуя Лоретской Богородицы в Италии, и держит обе руки по типу «Знамения». «Прибавление ума» пишется в оранжево-красно-коричневой гамме. Одежда Богородицы образует форму колокола, её руки и сам Христос — под одеждой. По бокам от Богородицы — четыре ангела со свечами, над и под ней — шестикрылые огненные херувимы, сверху на стене горят два светильника-факела, за Богородицей в арочном проёме — звёзды и спящий город, будто Она зашла к тебе в дом через открытое окно, и сразу стало тепло. Праздник иконы 15/28-го августа.

— Это ж сколько праздников в августе! А продаж нет!

— Будут! Расскажи мне, Димитра, о Святом Стилианосе!

— В честь него назвали моего брата! У нас в каждом доме, где есть дети, присутствует икона Святого Стилианоса Пафлагонского. День памяти 26 ноября / 9 декабря. Родился в V или VI веке в городе Андрианополи. Став совершеннолетним, раздал имущество бедным, удалился в пещеру, наблюдал звёздное Небо, читал книгу Природы, пел псалмы Давида и желал уподобиться ребёнку, которому откроется Царство Небесное. В итоге получил дар целительства, к нему приводили детей. Помогал и женщинам, у которых детей не было: они становились многодетными матерями. Люди доверяли ему воспитание своих чад, и у Стилианоса образовался целый детский сад! Он был очень добрым и весёлым. Умер в старости с улыбкой на лице.

К нам подошла мама Димитры и помазала нам лбы миро с вечерней службы в церкви Константина и Елены. Я сделала шаг в сторону и взглянула на балкон Башни: Джойс махала мне рукой.

Башня в Урануполи

— Что нового? — поинтересовалась Джойс, разливая чай.

— Ни-че-го… Сканировала тетрадки в клеточку — детские рукописи — детективные истории и про разведчиков и партизан. Мама читала их на работе своим сотрудникам. Там же наброски романа про цикличность Вселенной, будто существовало три планеты, одна из них — уже мёртвая, вторая — на грани Апокалипсиса, а на третьей жизнь только зарождалась. Всех достойных с планеты №2 должны были переместить на планету №3, и шла война за светлые души. Ничего интересного. Никакой зацепки!

— А фотографии все просмотрела?

— Часть, но почти все лица — уже в Небе. Видела фото наших путешествий с сыном, когда он был маленьким, потом литературные вечера, но меня уже не тронули. Сюда, на Афон, тянет. А туда, в то Прошлое, нет. Смотрела и сразу забывала.

— И никто на фото не вызвал особых чувств?

— Никто. Последние годы я ни с кем не общалась, кроме икон, не было желания. И теперь всё равно, если на 40-ой день фотографии выбросят. Даже если… мои книги… выбросят… Чуть-чуть жалко, но ведь они есть в Библиотеке Вселенной, да и на Земле, если кто-то захочет, их тоже где-нибудь найдёт.

— Просмотри содержимое всей комнаты, чтобы проэкзаменовать себя на предмет привязки к Прошлому. Может быть, — Джойс не договорила, поскольку послышался скрип на лестнице, но тут же успокоила меня: — Монахи, не пугайся!

— Ааа! Совсем забыла! Я же видела вчера живого монаха! Он рассказал мне про Корабль-Призрак и про Карули! Сказал молиться, и что смирение — возможно, единственный способ попасть на Небо, чтобы я не превратилась в Корабль-Призрак, капитан которого упрямо хочет переписать Прошлое.

— А что бы ты переписала в Прошлом?

— Не стирала бы память.

— Ты рассказала ему о своей ситуации?

— Какая же я непутёвая! Нет! А мне ещё искать ручку и того, кто жив, просить об отпевании. Нереально, Джойс! Ни друзей на Земле, ни голоса!

— Нет ничего нереального, — улыбнулась Джойс. — Послушай, а куда ты всё время проваливаешься, когда я читаю тебе свой роман про Петра?

— Твой Пётр переносит меня в Зал Суда. Но там всё в Тумане, и почему-то звучит Лунная Соната. К Весам постоянно кто-то подходит, говорит обо мне, а на экране мелькают кадры из Прошлого. Но я не всех и не всё вспоминаю. Вчера видела Мальчика, он сказал мне: «Прости». Кажется, ещё приходила Женщина, у неё лицо раздваивается. Не понимаю, кто она, но идёт слово «Любовь». Возможно, она жива. Мальчик точно жив.

— Вот видишь, Алиса, не все — в Небе!

— Странно, сейчас вдруг услышала себя в Прошлом: «Слышатся гимны небесных причастий в звуках земных, но нездешних симфоний… В повести нет заключительной части… Души встречаются в Новом Афоне…» Строчки из моего стиха. Я сначала написала в «Старом» Афоне. Но заменила на «Новый», имея в виду «на Небе», а потом узнала, что Новый Афон существует на Земле, но не стала менять. Джойс, — я закрыла глаза, — я очень устала. Почитай мне про Святого Петра, пожалуйста!

Зал Суда во Вселенной

Я делаю шаг в Туман, где звучит Лунная Соната. У Весов теперь много людей, они подходят по очереди, называют какие-то номера и кладут на правую чашу своё «СпасиБо», а на экране мелькают кадры, быстро-быстро. Я вижу детей и вспоминаю: школы, учителя, дети, поэты и писатели — мы организовывали выступления, я дарила свои книжки, впрочем, не я одна... Лунная Соната звучит всё громче. И к Весам подходит мой сын, и на экране появляются кадры: как мы путешествуем, как встречаем Новый Год в Лапландии, где он сидит на коленях у Санта-Клауса, как потом мы смотрим «КВН» и «Что? Где? Когда?», и фильмы про призраков, про петли Времени, про смещение Пространства, и я рассказываю ему про Иную Реальность и привожу иконы с Афона — на экране они мелькают друг за другом, но я отчётливо вижу только «Моление о Чаше», она застывает последней. Сын кладёт своё «СпасиБо», и Весы обретают равновесие, а он подходит ко мне в Тумане, показывает кольцо Святого Андрея и отчётливо произносит: «Дети!» Но я не понимаю: что он имеет в виду? Какие дети? Школьники? «Взыскание погибших!» — отчётливо звучит его мысль во мне, но… Туман отнимает его у меня, и всё вокруг заполняется Туманом настолько, что я уже ничего не вижу там, где бесконечно звучит Лунная Соната и листают мою жизнь на экране Вечности.

28 До/13 После. Сожжённый путь

Где-то во Вселенной

Я осторожно перепрыгивала с кочки на кочку в болоте Сферы №5 в то время, как Хранитель с улыбкой наблюдал за мной, шагая по воздуху, а лягушки ехидно поквакивали.

— Тебе так весело, что ты всё время улыбаешься? — боясь оступиться и увязнуть в трясине, мрачно буркнула я.

— Ты всего-то на 13-ой ступени, а уже совсем как человек!

— 13! — воскликнула я и чуть не рухнула, потеряв равновесие.

— Да, тебе везёт на 13! — усмехнулся Хранитель, поддержав меня крылом. — И это даёт мне определённые надежды.

Внезапно ветер переменился, и пополз… Туман?

— Что это? Запах гари? — спросила я.

— Да, болотце твоё горит.

— Ты издеваешься? Это не Туман? — я невольно застыла на одной ноге на масенькой кочке.

— Я же говорил, что здесь — Сожжённая Дорога. Тайный Путь. Via Combusta. В твоём случае — дым торфяника. Собственно, болото не горит, но тлеет. Мы ещё не добрались до эпицентра.

— Но мне уже сложно дышать! — воскликнула я.

— А ты уже дышишь? — Хранитель засмеялся.

— Сначала травиться Плутоново-Скорпионьим ядом, а затем задохнуться на Сожжённом Пути — это называется жизнью? — я перепрыгивала с кочки на кочку, углубляясь в дым, как внезапно заметила золотую корону, привязанную верёвкой к стреле, воткнутой по центру кочки. — Здесь кто-то убил Короля?

— Нет, — ответил Хранитель, — это корона для будущей Королевы.

— В моём болотце будет жить Королева?

— Многие царевны сначала были лягушками и жили на болоте. А потом поймали свою стрелу и… Возьми её, не бойся.

— Корону или стрелу?

— И то, и другое, они же связаны. Ничего не кажется странным?

— Стрела похожа на перо птицы?

Внезапно из дыма проявился… Чёрный Ворон.

— Здравствуй, Рух, — важно произнёс он и, клюнув узел, развязал его, — корона тут же свальсировала мне на голову.

— Здравствуй, Ворон, — удивлённо ответила я на столь странное приветствие. — Кто ты? Слуга Плутона? И что ты делаешь здесь, в моём болоте?

— Я — Королевский Ворон, — птица внимательно посмотрела на меня, наклонив голову набок. — И не могу отсюда улететь. У меня крылья подрезаны. Будешь в Лондонской тюрьме у Тауэрского моста, где королям отрубали головы…

— Я буду сидеть в Лондонской тюрьме? А на Земле отрубают головы?

— Нет, — усмехнулся Ворон, — в Тауэре живут подобные мне королевские вороны, у них тоже подрезаны крылья.

— Рух, улыбнись! — сказал Хранитель в едком дыму. — Ты находишься в 13-м градусе Скорпиона. Один из немногих Королевских градусов в круге. Его символ — Королевский Ворон. Как видишь, и в глухом болоте бывают спрятаны небольшие подарки судьбы!

— Мой градус акцентирован, — молвил Ворон, — поскольку в нём оказался Лунный Узел Раху, указатель того, куда тебе надо идти, чем заниматься по замыслу Творца.

— Ты хочешь сказать, что по замыслу Творца я должна сидеть на болоте, как лягушка? И квакать? — возмутилась я.

— Твоё болотце — в Сфере Творчества, — спокойно произнёс Ворон. — Ты должна творить. И тогда тебя коронуют, поскольку подобным лягушкам даётся шанс превратиться в королев. К тому же стрела, как ты заметила, имеет оперение — пером пишут.

— Но ты — чёрный!

— Мы — в Скорпионе, и твоё творчество будет связано со Смертью и Магией. Думаю, у тебя много указаний на это в небесном паспорте, не только Раху.

— Пруд пруди, — вздохнула я.

— Душа моя, не печалься! — утешал меня Хранитель. — Королевский градус — знак успеха, перерождения и мудрости, везения в самых экстремальных ситуациях, ты сможешь достичь высокого положения в обществе.

— Конечно, — продолжал Ворон, — это градус одиночек и Учителей. С ореолом тайны мрачной крепости. Тёмные Башни будут привлекать тебя повсюду. Ты сама — Тёмная Башня. Сложная личность, вороны — это же не вороны, в них много магии. И люди будут бояться тебя: ты — вещь в себе, потусторонняя вещь. «Я такая, какая я есть» — зрелая и твёрдая личность с раннего детства, с ярко выраженными экстрасенсорными способностями, пережившая много трагедий. Будешь любить звёзды, ясно видеть и мечтать, твои мысли смогут творить реальность. Но мало кто узнает тебя по-настоящему. И ещё меньше, кто сможет понять. Обычно этот градус акцентирован у тех, чьи земные труды воздействуют на людей post mortem.

— Посмертно? — уточнила я.

— Совершенно верно. К тому же в 13-м градусе и практически в точном соединении со мной находится Звезда Гемма, которую часто связывают с «Господином Дома Смерти», но она имеет природу Венеры и Меркурия, даёт ярко выраженный художественный и музыкальный талант, любовь к литературе и искусству. Она сама — покровительница и многих делает меценатами. Если человек развивает в себе таланты, Гемма обещает всяческие почести.

— И ещё немного о Раху в Скорпионе, — добавил Хранитель. — Твоя задача — не искать стабильности, не цепляться за устойчивую почву Земли, а целенаправленно и систематически бороться с привязанностью к земному, отпускать от себя всё преходящее, освобождаться. Запомни это слово — «освобождение», ведь и дверь в Небо на Сожжённом Пути находится именно здесь, а, чтобы её найти, надо искоренить в себе материю, сжечь все земные мосты. Скорпион — это или падение вниз, в болото, или восхождение. Твори не для себя, а для других, и занимайся развитием Духа. Без самобичевания и самоуничтожения, но с полной творческой самоотдачей.

Ворон кивнул в знак согласия и добавил:

— Подобное положение Раху отмечено в небесных паспортах великого поэта Пушкина, необычных писателей Эдгара По и Франца Кафки, писателя и актёра Мольера, философа Джордано Бруно, астронома Николая Коперника, путешественника Николая Миклухо-Маклая.

— Нам ещё долго до Via Combusta? — спросила я в густом дыму.

— Ещё чуть-чуть, — подбодрил Хранитель.

— Будь внимательна! — произнёс Ворон.

Кочка за кочкой, я с трудом продвигалась вглубь дымной завесы.

— У меня больше нет сил, — шепнула я Хранителю почти на грани потери сознания. — Мне плохо здесь… Отнеси меня отсюда…

— Ещё чуть-чуть, поднимайся, ещё чуть-чуть, ты сможешь, — он легонько подталкивал меня крыльями.

Здесь уже ничего не было видно и нечем было дышать. Я не понимала, где находятся спасительные островки — кочки, но интуитивно угадывала их расположение. И я чувствовала колоссальную боль, пронзающую моё астральное тело. Я не хотела воплощаться на Земле. Казалось, всё то незримое, через что мне предстояло пройти в жизни — всё здесь, в этих последних градусах Скорпиона, и дым горящего торфяного болота — ядом будущих потерь — отравлял меня, а двери в Небо по-прежнему нигде не наблюдалось. Зато я увидела дверь с табличкой «Дом №6». Вот оно, спасение! Скорее! Хоть дышать будет чем! И я уже собиралась дёрнуть за ручку двери Дома №6, как нечто во мне ёкнуло. Ворон замер рядом и внимательно посмотрел на меня, склонив голову набок.

— Стоп… Здесь… какой-то подвох! — прошептала я.

— Какой? — переспросил Хранитель.

— Этот Дым что-то прячет… С дверью в Дом №6 что-то не так… Возможно, у меня галлюцинации… из-за недостатка кислорода… Но дверь… раздваивается! Она — одна, да, но их в ней — две! Та, которая просвечивает через стену дыма, ведёт в Дом №6. Но с ней будто слита и та, вторая, невидимая, ведущая наверх, она её сестра-близнец, да? Она — здесь! Я чувствую это! Да! Их две!

Хранитель выдохнул, а Ворон улыбнулся.

— Молодец, Рух. Дверь в Небо находится в точном соединении с твоей дверью в Дом №6, в 30-м градусе Скорпиона.

… — Что такое Via Combusta? — спросила я, приходя в себя.

— Сожжённая Дорога — это Путь, на котором человека ожидают самые тяжёлые испытания. Он начинается в 23-м градусе Скорпиона и длится 7 градусов, таким образом, 30-ый градус Скорпиона, или нулевой градус Стрельца, — точка перехода в нашу Реальность, точка освобождения от хождения по Кругу Времени — от Пространства Времени, когда сожжены все мосты, ведущие к земному. Многие звездочёты спорят о местоположении данного отрезка, кто-то даже связывает его со взрывом Фаэтона. На самом деле, точка размыкания круга логична для последнего градуса Скорпиона, ведь именно он отвечает за трансформацию и смерть. Здесь же находится и таинственный 13-ый знак Змееносца.

— Тринадцатый?! — воскликнула я, приостановившись.

— Да-да, твоё «любимое» число! У зороастрийцев «13» считалось священным, будучи связанным с переходом души из плена грубой материи в тонкий Мир Духа. Как ты уже запомнила, «13» в твоём паспорте повторяется с завидной периодичностью и явно неслучайно. Символом Змееносца является Птица Феникс. Сожжение на Via Combusta и — в случае духовной трансформации — воскрешение на Светлом Пути, но уже на Небе. Первые 7 градусов Стрельца означают Светлый Путь.

— А почему ты упомянул Фаэтона?

— Когда будешь на Земле, съездишь в Грецию и купишь себе книжку с древнегреческими мифами. Гелиос-Солнце на своей колеснице двигался по Небу, зажигая День, но его сын Фаэтон не справился с управлением, колесница перевернулась и начался пожар, в результате которого огонь испепелил всё до основания на отрезке, позже названном «Сожжённый Путь». В образованную дыру на Землю проникли чудовища. На самом деле, образовался портал между Двумя Реальностями, нужно только дверь найти и суметь её открыть.

— А про Змееносца я смогу узнать на Земле?

— Конечно. У древних ацтеков и майя Круг состоял из 13-ти Созвездий, но Змееносца они называли Летучей Мышью, разделяющей круг на «Мир живых и Мир мёртвых». Древние шумеры поделили круг на 12 частей-Сфер-Домов-Знаков по 30 градусов в каждом, где Змееносец находился частично в Скорпионе, частично — в Стрельце. Его изображали в виде человека, держащего Змея в руках либо обвитого Змеем, считали лекарем. Змееносец, хотя некоторые видят в этом Созвездии Дракона — Стражника Небесных Врат, учился врачеванию у Хирона, плавал с аргонавтами за Золотым руном. Кстати, до сих пор знак Змея на Земле почитается символом медицины. Змееносец считался наказанным сыном Солнца, брошенным на произвол судьбы: он был «раздираем» на части, как и человек, Силами Тьмы и Света, Зла и Добра, символически — Скорпионом-Плутоном и Стрельцом-Юпитером. Зевс приказал умертвить сына Солнца, поместив его на Небо в качестве Созвездия для напоминания людям о Тайной Двери, при этом расположение Змееносца является графической проекцией центра Галактики на Круг Времени — Зодиакальные Часы. Смысл данного мифа: победишь Змея на Земле, освободишься и найдёшь дверь в Небо.

— Дверь, за которой Лестница?

— В авестийской мифологии — мостик, но и Лестница, по которой мы с тобой спускаемся на Землю — в материю, на самом деле представляет собой Зодиакальный Круг, впрочем, любое движение спиралеобразно. Змееносец напоминает человеку о необходимости разомкнуть Круг, преобразовав его в спираль — Лестницу для возвращения в Небо. Но эту возможность мало кто использует, поскольку сильно привязывается к материи и забывает, откуда он родом.

— Получается, меня отправляют на Землю, я воплощаюсь и забываю всё, что видела здесь, в частности и наш с тобой разговор. Далее я начинаю привязываться к земному, а затем всё земное должна мигом сжечь, чтобы вернуться к тебе сюда обратно? — воскликнула я. — Но зачем? Это похоже на…

— Нет, не похоже, — улыбнулся Хранитель. — Ты идёшь на Землю, чтобы исполнить своё предназначение. Знаешь, некоторые души воплощаются только для того, чтобы в нужное Небу время, в уже определённый момент в Будущем, оказаться в нужном месте и сказать нужное кому-то слово. И всё, понимаешь? Потому что для Неба важно, чтобы кто-то другой это слово услышал и выполнил своё собственное предназначение.

— Разве больше послать некого? Из уже воплотившихся? Для одного-единственного слова?

— Всё настолько распланировано, Рух, что постичь взаимосвязи внутри Матрицы сложно даже нам, ангелам. А человекам на Земле они зачастую не видны даже в самых очевидных ситуациях.

— Послушай, но правильно ли я поняла, что у того человека, который должен за всю свою жизнь на Земле произнести всего лишь одно-единственное слово в нужное время в нужном месте, всё остальное, что будет происходить с ним по ходу существования в теле, абсолютно неважно?

— Иногда и так бывает. Только потом душа окажется на Суде, когда вернётся. А спрашивают-то за всё, а не за одно-единственное слово.

— А если по каким-то причинам человек не произнесёт заветного слова? Или не окажется в нужное время в нужном месте?

— Для этого существуют Хранители, но и у нас всякое случается.

— Мне страшно, — произнесла я, вздыхая. — Страшно не сказать то самое, одно-единственное, заветное Слово.

— Хочешь совет? — шепнул Хранитель, обнимая меня крыльями. — Чтобы сказать одно-единственное Слово, сначала нужно произнести миллион обычных слов. Поэтому забудь об одном-единственном, не слушай тех, кто станет ругать тебя за обычные, и просто иди своим Путём. Тогда однажды заветное Слово произнесётся само собой.

На этот раз книжка не открылась на произвольной странице, но из неё прямо мне в руки выскользнул какой-то листочек.

— Что это? Кто-то выдернул из моей книжки листы? — удивилась я.

— Да нет, Рух, Библиотека Вселенной всегда выдаёт читателям только копии, чтобы в подлиннике никто не смог ничего подправить или удалить. Ты многое уничтожила из детских записей на Земле, но здесь хранятся и черновики, и все случайно или преднамеренно уничтоженные рукописи.

«Спустя несколько лет Девочка и Чёрная Кошка обошли всю Землю, но так и не нашли себе места, ведь в какой бы город они ни забредали, в нём обязательно находились и те, кто отрицал существование призраков, и те, кто демонизировал чёрных котов. Тогда Девочка и Кошка решили уйти в метель, чтобы разыскать место, где Земля переходит в Небо… Они не вернулись… Возможно, кто-нибудь из вас однажды и встретит их, двух вечных странников — Девочку и Чёрную Кошку, но, возможно, они уже добрались до Лестницы в Небо и присоединились к мириадам звёзд, освещающих ваш путь.»

Глюки в Пространстве

Я вышла из лифта и увидела Призрака мужа моей соседки.

— Привет, — вздохнула я. — Лену ждёшь?

— Да, — кивнул он. — А ты кто?

— Я?! Я тут живу, то есть жила…

— Да? А где? И когда ты умерла?

— 13 дней назад. Мы же соседи?!… были, — удивлённо ответила я, ведь на 9-ый день Призрак меня ещё помнил, но тот недоверчиво окинул меня взглядом, и я добавила: — Ладно, пойду к себе.

Нет, этого не может быть! Где я? Всё изменилось! Кто снял иконы и повесил сюда календарь?

— Скоро обед? Есть хочу! — раздался мужской голос из комнаты.

— Уже скоро! — ответил женский голос на кухне.

Я зажмурилась и снова открыла глаза — тщетно! — набралась смелости и проскользнула на кухню… И здесь всё — иначе! Где моя кухонная мебель? Кто её вчера вывез? Как за один день всё так могло измениться?.. На кухне у плиты стояла девушка, что-то напевая себе под нос и помешивая суп в кастрюльке, и это была не моя (!) кастрюлька!

— Кто ты?! — спросила я в ужасе, но девушка меня не слышала.

Я метнулась в комнату, где ещё вчера находились мои вещи, но… она превратилась в чужую спальню! С чужой мебелью! И ни одной, совсем ни одной моей вещицы!

— Куда вы дели иконы?! — воскликнула я, вернувшись на кухню, но девушка, не реагируя, достала зелень из холодильника, и я закричала изо всех сил: — КТО ВЫ?!!

И все три лампочки в люстре издали пронзительный звук треснувшего стекла и осыпались на пол, а девушка застыла в оцепенении.

— Как вы сюда попали?! — снова прокричала я, и электричество вырубилось во всей квартире, а на кухню зашёл мужчина и спокойно спросил:

— Ты чего тут шалишь?

— Это не я… — прошептала девушка.

— А кто же, если не ты? Полтергейст? — усмехнулся мужчина.

— ДА! — закричала я. — Где мои вещи?!!

Я бросила взгляд на окно и… ручка… та самая, в оконной раме, она была на месте! Я выбежала из квартиры, чтобы расспросить Призрака мужа моей соседки, но он отсутствовал. От ужаса я зажмурилась и…

…открыла глаза… на диване! За окнами — Туман и Дождь. Осень…

Да, я сидела на диване, в то время как двое мужчин в затемнённом зале катали бильярдные шары.

— Ну прям Ахматова! — произнёс один из них.

— В смысле? — переспросил другой.

— Ну сидит она прям как Ахматова. Гордо так сидит. И смотрит, как та.

— Так она ж…

Я знала, что будет произнесено далее, и холодно оборвала его:

— Я — не Ахматова.

Боже, кто они?! Где я?! Всё, что вспоминается: один из них — из Лондона. Города, сыгравшего роковую роль в моей судьбе. Но что там произошло? Нечто непоправимое и не связанное с этим мужчиной… А с каким связано?.. Город, который пленял меня магическим Туманом и чёрными Тауэрскими воронами! О как я была похожа на них! В Лондоне я оказалась накануне конкурса королей. Но где мы познакомились? Я не хотела ничего вспоминать, зажмурилась и… открыла глаза… в ресторане.

— Вы тоже живёте в Лондоне? — спросил один из миллиардеров, приглашённых на день рождения в узкий круг Известного телеведущего, протягивая мне рюмку с коньяком.

— Нет, — улыбнулась я.

— Алисонька, почитайте нам что-нибудь, пожалуйста! — попросил Известный телеведущий.

Взгляд на часы — два ночи. Как я здесь оказалась?! Я поднялась из-за стола, рассчитанного ровно на девять приглашённых гостей, и…

«Я — метр и 50… плюс 8 сантиметров»…

— Марин Иванна! — восторженно произнёс Известный телеведущий.

Миллиардеры лаконично поаплодировали, а сидящий справа Лондонец шепнул мне на ухо:

— Ничего, но слишком длинно.

— Марин Иванна, а поедемте с нами кататься по Москве? — предложил Известный телеведущий уже около четырёх утра.

— Спасибо… как-нибудь в другой раз, — улыбнулась я и протянула в подарок свою книжку про Иную Реальность.

— Тогда прощайте, Алисонька! Прощайте!

Я — на балконе, выходящем в сад… или в лес?.. Дождь и Туман… Темно и ничего не видно, кроме деревьев прямо под балконом. Осень?.. Он подошёл ко мне и обнял, а я даже не повернулась.

— Ну что, королева… Читай давай! Всё, что хочешь, кроме «Тауэрских воронов», их я уже прочитал в твоём «Хранителе». Про Лондон неплохо. Из тебя бы получился прекрасный сценарист. Правда, я не очень понял, почему там ассоциация с отрубленной головой?

— Я шла к Тауэру по мосту поздно вечером сквозь дождь в тумане, и так сильно болела голова, что хотелось, чтобы её отрубили.

— Допустим… Проза мне понравилась. Но мне представили тебя как королеву по стихам. Читай!

— Я ничего не помню наизусть.

Он сел в кресло в позе акулы империализма и с интересом разглядывал меня, как вещь на антикварном рынке.

— Давай, не ломайся. Вернусь в Лондон, хоть будет, что вспомнить.

Я начинаю с «Листопада», но после первой же строки:

— Плохо. Отвратительно.

— Что плохо? — непроизвольно вздрагиваю я.

— Да вся строка никуда не годится! — он что-то говорит менторским тоном и требует следующих строк, я произношу и… — Стоп! Опять «двойка»! К чему здесь это слово? Что за бред?

Он размазывает меня по стене. Мучительно долго, будто Время остановилось на этом странном балконе, выходящем в сад или в лес.

— Да какая ты к чёрту королева?! Да ты — ничто и никто! Ты не понимаешь, что над каждым СЛОВОМ надо РАБОТАТЬ! Забудь, что кому-то нравилось! Не смей больше ничего писать вообще!! Исчезни! Порви и выбрось! Или сядь и работай над собой! 24 часа в сутки! Понятно?! Над каждым СЛОГОМ, над сочетанием каждой буквы с рядом стоящей! И тогда возможно тебе хватит времени до твоей смерти причесать хотя бы один стих, чтобы за него потом не было стыдно!

Я надела сапоги и пальто, взяла сумку и подошла к двери. Он остановил меня и взял за руку.

— Ахматова, слышь, ты зря обиделась.

— Я — не Ахматова.

— Останься, — спокойно произнёс он. — Ты потом меня вспомнишь. Ты поймёшь, что я прав. Тебе никто никогда ничего не скажет, потому что большинство находится на уровне «и так хорошо», а другим, поверь мне, не нужны конкуренты!

Я открыла дверь и вышла в Осень. Он догнал меня в том саду или в лесу, когда я уже села за руль, и постучал в окно.

— Королева, — произнёс он опустошённо, — я хотел тебе сказать… Береги себя… Поезжай осторожно.

Я закрыла глаза… и…

Веранда… Лето… Солнце… Запах сосен… Мужчина в Белом сидит за соседним столиком в компании друзей, с которыми он тут, на Николиной горе, играет по выходным в футбол. Он смотрит на меня, а я — на него, и улыбаюсь: он должен мне чашку кофе… Теперь у меня короткие волосы… После той аварии он мне звонил. Но больше мы так и не встретились. А сейчас, здесь, в моём Месте Силы, где когда-то у меня была дача, которую сожгли, он сидит за соседним столиком… В Лондоне после книжной выставки я заехала на вокзал Кингз Кросс, где у платформы 9 и три четверти купила злополучную Изменялку Времени. Мне так хотелось его вернуть! Я написала ему один из Лондонских стихов, но отмотала слишком далеко назад. И тогда…

Зазвонил мобильный телефон.

— Рэй, я — на Рублёвке! Не переживай!

Внезапно кто-то взял меня за руку, я обернулась и тут же перевела взгляд на телефон: Рэй был и там, и тут!

— Шаг в сторону, Алиса! Ты опять провалилась в Прошлое. Пойдём, тебе пора на Афон!

Мы уходили, а «я в Прошлом» сидела за столиком и разговаривала по телефону с Рэем, поглядывая на Мужчину в Белом.

— Где была? — спросил Рэй-призрак.

— Ах, да! Ужас! У меня дома поселились чужие люди!

— Не люди — фантомы. Ты попала в один из возможных, но не реализованных вариантов.

— А как другой вариант мог произойти? Это же моя квартира!

— Ты хотела продать квартиру, но потом… Я не имею права подсказывать, Алиса, с меня честное слово взяли! В общем, если бы ты её тогда продала, в ней бы жили эти люди.

— Как всё запутанно! Но понятно, почему меня не узнал Призрак мужа моей соседки. Он появился позже!

— Что ещё видела?

— Какого-то мужчину из Лондона, он очень сильно меня отругал. Но был прав…

— Отлично. А что ты чувствуешь к Мужчине в Белом? И к Лондону?

— Мне очень-очень жаль, что мы так и не были вместе, но… теперь это не имеет никакого значения.

— Всё, что показывают после смерти, не случайно — тебя проверяют на чувства и привязанности, и если потеряешь равновесие…

Урануполи

— Алиса, как дела? — улыбнулся Янис, сидя на лавочке у входа в свой магазин. — Сегодня был забавный случай! К нам приехал шейх. Представьте себе, арабский шейх!

— Надеюсь, он купил много икон? — пошутила я.

— Его жена купила много золотых браслетов, — улыбнулся Янис. — И представьте, меряет она браслет, и я вижу, что он ей — в самый раз. Но она попросила его увеличить, так как носить придется выше локтя, до локтя вся рука у неё уже занята другими браслетами! Просто она их с собой не взяла в магазин! А в прошлом году нас посетила принцесса из арабского государства. Для деревни её визит стал настоящим шоком.

— Она жила в Урануполи?

— Нет, в Eagles’ Palace, но по вечерам на морской улице устраивала дебоши — пила водку, ела свинину. А в отеле говорят, требовала наркотики и даже угрожала за непослушание.

К нам подошла Лия и, заметив мой взгляд на иконе «Моление о Чаше», спросила:

— О чём эта икона, Алис? О молитве?

— О смирении. Христос знал, что его ждёт. И ночью, после Тайной Вечери, в Чистый Четверг, накануне ареста, молился в Гефсиманском саду у Элеонской горы. Говорят, камень, у которого он склонился, находится у алтаря католической церкви, построенной на том месте в начале XX века.

— А что там за домики вдали, на иконе?

— Вид на Иерусалим. Интересно, что в Гефсиманский сад, помимо Апостолов Петра и Иакова, которые в итоге там задремали, Христос взял с собой Иоанна, но «Моление о Чаше» описано всеми Евангелистами, за исключением Иоанна!

— А почему о смирении?

— Христос обращался к Богу трижды. Его душа «тосковала смертельно» и желала изменить сценарий судьбы: «Если возможно, да минует меня чаша сия». Но его Дух смирился: «Да будет воля Твоя», принял уготованный сценарий. Икона помогает принять верное решение на развилке. Но я бы сказала: если чувствуете нечто негативное, что должно произойти, попросите Вам его избежать, если есть иные варианты Будущего, добавляя: «Да будет воля Твоя», тем самым признавая, что Творцу всегда виднее, как лучше.

— Вы знаете что-то нехорошее про своё Будущее, да? Поэтому Вас к этой иконе тянет?

— Все знают своё Будущее, но не все желают его осознавать.

— Привет, Алиса! Как дела? — произнесла Димитра тоном, явно выдающим её несмирение с чем-то.

— Отлично, — ответила я лаконично, понимая, что ей не до меня.

— А моему возмущению предела нет! Безобразие! — воскликнула Димитра, кивнув в сторону Башни. — Здесь висят сразу три, видишь? — три (!) знака, что парковка запрещена! И посмотри, какие машины здесь паркуются? Да они стоят как целый дом! А проехать на платную парковку за деревней — жаба душит! — Димитра обратилась к мужу на греческом, а затем продолжила: — Я сказала, чтобы он позвал полицию. Они должны, наконец, оторвать свою пятую точку от мягких кресел — подойти к машинам и снять номера! Нашим таксистам остановиться негде! А какая сегодня на такси очередь!

Димитра снова сурово взглянула на мужа и сказала мне:

— Пойдём, Алис, прогуляемся! Не могу на это спокойно смотреть!

— Кто сегодня ушёл? — поинтересовалась я по дороге к морю, пытаясь перевести Димитрин дух в светлое русло.

— Ааа… Хороший день! Пять икон Богородицы. Да! Чуть не забыла, ты искала Варвару с чашей, мне её сегодня привезли!

— А Петра с ключами?

— Да зачем тебе Пётр с ключами? Возьми просто Петра! Или Петра с Павлом! Павел — не лучше ключей? А Варвара с чашкой тебе зачем? Без чашки же она у меня была! Тебе нужны их аксессуары?

— Варвара Илиопольская, мученица, держит чашу Святого Причастия, или Потир. Это единственная Святая, изображающаяся с Потиром на иконах. Из Святых Потир держит ещё Иоанн Кронштадтский. Варвара защищает от внезапной смерти, ей молятся, чтобы не умереть без причастия.

— Ты умрёшь внезапно?

— По молитвам Варвары, возможно, нет, — уклончиво ответила я.

Мы присели на берегу и молча смотрели в чёрное небо. Внезапно Димитра схватила меня за руку:

— Звезда упала! Загадывай желание! Скорей!

— С ключами… Пусть появится… у тебя в лавочке! — улыбнулась я.

— Ох, какая же ты упрямая! Ну откуда Пётру взяться? Монахи перегружены августовскими праздниками. Они на следующий год заказы принимать начнут только осенью, мне привезли даже не всё из того, что я в прошлом ноябре заказывала! Расскажи лучше про Варвару!

— Она жила на территории Сирии в III веке во время правления императора-язычника Максимиана. Мать умерла рано, а отец воспитывал дочь в духе идолопоклонства, построил ей отдельный замок и запретил общаться с людьми. В уединении Варвара искала Бога, а после разрешения «выйти в свет» была крещена христианским священником из Александрии. Тогда отец приказал построить для неё Тёмную Башню с двумя окнами, но Варвара сказала строителям сделать три окна — символ Святой Троицы. Отец рассвирепел и погнался за непослушной с мечом в руке, но скалы перед ней расступились. Однако он нашёл Варвару в пещере и передал на суд городского правителя-язычника. Во время пыток к Варваре явился Христос и спросил, чего она желает получить в награду за свои мучения.

— И она сказала, что хочет побыстрее попасть к нему в Рай?

— Нет, она попросила позволить ей помогать тем, кто перед лицом внезапной смерти обратиться к ней за помощью. Ей молятся и за умерших внезапной смертью, и находящиеся в зоне риска — военные, пожарники, полиция, службы спасения… Патриарх Алексий II благословил почитать Варвару покровительницей горной промышленности. Также она — покровительница Ракетных войск России, они основаны 17 декабря — в день памяти Святой. Кстати, «столицей» Ракетных войск считается закрытый военный городок в Подмосковье, недалеко от моей дачи в детстве. Мы с подружкой проникали в городок через дыру в заборе, чтобы полюбоваться на заморские товары, которых не было в обычных магазинах. Так вот, на гербе того городка изображена Святая Варвара.

— Слушай, Алис, а зачем защищаться от внезапной смерти? По-моему, это самая лучшая смерть на свете!

— Подготовиться к уходу, с лёгкой душой отпустить Землю, чтобы и Земля отпустила тебя с не менее лёгкой душой.

— А как Варвара покинула Землю?

— Ей отрубили голову в 306 году. Роль палача исполнил её отец, правда, после этого его убило молнией. Её мощи находились сначала в Илиополе, с VI века в Константинополе, а в начале XII века их перевезли в Киев.

— И почему ты сейчас не на даче под флагом Святой Варвары?

— Того дома уже давно нет, его сожгли. Прямо с нашими вещами. Я до сих пор помню соломенный шалаш, построенный мне дедом. А в доме висело старинное зеркало, необычное — через него…

— Не поняла… Сожгли? Дом?

— Да, я спрашивала у родственников, которые там рядом живут, они сказали, что это было как-то связано с убийством…

— С убийством? Алиса! Ну и страсти ты мне рассказываешь! И ты так и не купила себе дачи?

— Отчего же! Я попросила Бога послать мне маленький домик с печкой, и он тут же мне его прислал.

— Как попросила?

— Стих написала.

— Чудная ты! А почему ты летом не живёшь на даче?

— Я её продала.

— Зачем?! — не переставала удивляться Димитра.

— По разным причинам. Знаешь, вот вы все тут думаете, что я — миллионерша. Но у меня нет ни заначек в тумбочке, ни счетов в банках. Я продала дачу за копейки, это был очень маленький домик и очень далеко от города. Полученных денег не хватило бы даже для первоначального взноса на квартиру.

— Так ты хотела купить квартиру?

— Надо было разъехаться с сыном. Один человек пообещал помочь. Я его за язык не тянула. И тогда я потратила деньги, полученные за продажу дачи на… как думаешь, на что, Димитра?

— На покупку машины?

— На ваши Афонские иконы.

— А с квартирой в итоге что?

— Знаешь, у нас говорят: «Обещать — не значит жениться».

Димитра замолчала. Звёзды больше не падали.

И я сделала шаг в сторону.

Башня в Урануполи

— Как успехи? — поинтересовалась Джойс, когда я появилась в её комнате на втором этаже Башни.

— Никак, — развела я руками. — Попала в нереализованный вариант Пространства из черновиков Вечности, но там же всё другое. Потом проваливалась в те фрагменты, где тоже пусто — ни найденной ручки, ни осознания недоделанного. Я обречена зависнуть здесь, на границе, навечно!

— Не падай духом! Суд идёт, даже когда ты этого не осознаёшь.

На лестнице раздался привычный скрип.

— Джойс, я хочу поговорить с монахами, которые приходят в твою часовню! Они ведь тоже застряли на границе?

Джойс кивнула, а я, выскользнув на лестницу, взлетела в часовню, но монах-призрак уже стоял на коленях и молился, перебирая чётки. Я присела у входа.

— Христос Воскресе, Рух! — сказал он мне после молитвы и добавил: — Рух — это «душа» или «дух» по-арабски. Что ты делаешь здесь, Алиса?

— Не пускают в Небо.

— Меня тоже, но надо верить и молиться. Каждую ночь после молитвы я иду на границу, и однажды дверь откроют. «Просите и дано вам будет». Пойдём вместе, по дороге пообщаемся.

Мы спустились по лестнице и прошли сквозь заколоченную дверь в подземелье. Монах визуализировал и зажёг свечу, и мы поплыли вдоль мрачных стен вдаль.

— Это подземелье ведёт к монастырю Зигу, там есть разветвление, и далее по лабиринту можно попасть почти во все Афонские монастыри.

— А почему тебя не пускают в Небо, если ты жил на Афоне?

— Не жил — приезжал однажды. Но не всех монахов сразу пускают! Я должен отмолить кое-что. Недавно в часовне мне явился Старец, сказал, что осталось последнее важное дело, но не сказал, какое именно, а затем он придёт за мной и проводит на Святую Гору к Лестнице. Монахи говорят, тех, кого к ней допускают, мгновенно уходят в Рай по молитвам Богородицы, и Она сама встречает всех Там. А ты что делаешь здесь?

Я поведала свою историю.

— Мытарства, Алиса, — это испытания. Они описаны в Мытарствах Святой Феодоры и в книгах Старцев, у всех — по-своему. Когда видишь нечто — ситуацию, предмет или человека, ты что-то чувствуешь, как-то их оцениваешь. Так же и на Мытарствах. Если ты остаёшься спокойной и ничто не смущает душу, значит, ты освободилась от этого, Прошлое становится закрытой книгой. А из-за подвешенной ситуации, например, в душе живёт обида или боль, или тянет к кому-то или чему-то, Книга Жизни не закрывается, Земля не отпускает душу в Небо, будто говорит: ниточку разрежь! Если не знаешь, что именно держит, молись — Промыслом Божьим всё устроится!

— Я многого не помню и не знаю, что уже пройдено, а что — нет. Иногда попадаю в Зал Суда и вижу людей. Они приходят сказать мне «спасиБо», но чаши Весов говорят в пользу Сил Тьмы.

— Хорошо, что души приходят. Значит, ты была не таким уж и плохим человеком! Их же никто не принуждает свидетельствовать в твою пользу. Они помогают по доброй воле! Когда душа покидает Землю, Небесной Канцелярией рассылается телеграмма по всей Вселенной. Люди не всегда осознают сообщение, которое считывает их Высшее «Я», но душа может слетать на Суд во время сна. Плохо, что у тебя беда с памятью. Но, если хочешь, я могу перечислять категории Мытарств, возможно, ты вспомнишь нечто важное по ходу перечисления.

— Хочу!

— «В начале было СЛОВО». Испытания, связанные со Словом, почти все проваливают. Сложно найти человека, который использовал бы минимум слов и исключительно во благо окружающих. Многословие, пустословие, сквернословие, поругание, угрозы, моральное давление, циничность, оскорбления, осуждение, глумление, жалобы… Сюда же отнесём ложь и клевету. И не только лжесвидетельство, но лесть и заискивание, искажение слов и их смысла, неправедный суд, лукавство, клятвопреступление, нарушение обещаний, утаивание…

— Согласна, я относилась к словам легкомысленною. Предпочитала говорить правду или молчать, если я с чем-то не согласна, и утаивала…

— ЧРЕВОУГОДИЕ — привязанность души к еде и питию, все виды наркомании, включая курение и пьянство. У души выявляется навязчивая потребность в утолении жажды. В Небе аналоги отсутствуют, страдающие от ломки в Низшем Астрале подселяются к ещё живущим на Земле, чтобы насладиться переживанием сладких моментов и на время утолить голод.

— Не моё, — выдохнула я. — Как сказала бабушка: «Вся твоя жизнь — вечный пост».

— ДЕНЬГИ, материальное благосостояние, имущество, обладание земным и временным. Хищения, кражи, мошенничество, вымогательство, грабёж, разбой, долги, взяточничество, подкуп, присвоение чужого, использование краденного… Если душа чувствует дискомфорт при каких-то перечислениях, значит, дело нечистое! Жадность, скупость, накопительство, стяжательство… Может, давала деньги в займы под проценты?

— Нет, даже прощала тех, кто был мне должен, и денег и не денег, они мне только лучше делали — мне за них в другом спишется.

— СТРАСТИ: сожительство вне брака, супружеская измена, блудные помыслы и фантазии, просмотр непристойных фильмов, самоуслаждение, флирт, насилие, кровосмешение, совращение малолетних, извращения с животными…

— Страсти — да, было дело, но я говорила об этом на исповеди.

— Если просто говорила, то тебя во время Суда может потянуть к Земле для переживания страстей. Важно, какое чувство у тебя сейчас — захочется ли повторения? Потянет, например, к человеку, который тебе не ответил взаимностью, и — ниточка с узелочком!

— Ты прав, но идём дальше!

— ЛЕНЬ телесная и духовная: тунеядство, многоспание, безделье, праздность, беспечность, недобросовестное выполнение обязанностей, халатность; отсутствие духовного развития, не молилась, не читала духовной литературы, ленилась ходить в Храм…

— Не моё.

— Грехи СЕРДЦА — отсутствие милосердия: невнимание, забвение, бесчувственность, бессердечность, безжалостность, гонение немощных, жестокость, окаменение, очерствление, не подавала милостыни, не заботилась о детях, стариках, больных, не жертвовала временем ради других?

— Заботилась о тяжело болящих, ухаживала за стариками, в доме престарелых брошенную сыном бабушку навещала пять лет вплоть до её смерти. Хотела взять девочку из детского дома, но муж был против. Подавала милостыню, раздавала вещи… Возможно, внешне я казалась холодной, но внутри всегда переживала и пыталась помочь.

— Грехи «Я», связанные с возвеличиванием себя, когда «Я» ставится выше Бога: судейство других, гордыня, высокомерие, лицемерие, самовозвышение, самооценка, самооправдание, тщеславие, презрение к другим, дерзость, бессовестность, бесстыдство, богохульство…

— Не моё.

— Маловерием в Божий Промысел и Его Волю вызваны: сомнение, уныние, отчаянье, отсутствие смирения, терпения, упрямство, ропот на судьбу, обстоятельства, обидчивость, злоба и зависть, мщение или жажда мщения, злопамятность, злорадство, вредительство, травля, каверзы и кляузы, гнев, непримиримость, вспыльчивость, ненависть, ярость, озлобление, ссоры, беспощадность, рукоприкладство. Человек не понимает, что всё не случайно допущено до него Высшими Силами.

— Было бы терпение со смирением, я бы не просила стереть мне память. Ну и вспыльчивостью страдала, да.

— От вспыльчивости и злобы — шаг до убийства. А от отчаяния — до самоубийства. УБИЙСТВО — словом, делом. Даже мысленное пожелание смерти другому или самому себе — один из смертных грехов, который тоже вызван отсутствием смирения с судьбой.

— Я не хотела жить, — вздохнула я. — Хотелось поскорее к тем, кто ушёл, очень тяжело было на Земле. Но я… не сама… я не могла сама…

— Ты правильно делаешь, что молишься на границе! Не теряй надежды. И теперь последнее, неверие или маловерие приводят к ЕРЕСЯМ и МАГИИ: отступничество, участие в сектах, гадания, ворожба, чародейство, шаманство, колдовство, целительство, астрология.

— Я не занималась биоэнергетическим и ведьмовским целительством, не была медиумом, но… звёзды и планеты… они влекли меня к себе с детства! Если звёзды зажигают, значит, это кому-то нужно! У каждого человека — уникальная судьба, прописанная на Небесах. Разве планеты бродят во Вселенной просто так? Они, конечно, не боги, как считали древние греки и римляне, но служат Богу, исполняя Его волю. Я занималась исследованиями в области астрологии.

— Это опасная область, Алиса, куда людям не следует заходить. Знание того, чего не дано знать человеку…

— Но ещё в Древней Индии знания о звёздах присутствовали, да и в монастырях Афона существовали зодиакальные фрески. На греческих иконах, включая «Неувядаемый цвет», изображения планет и знаков Зодиака…

— Не мне судить твои «исследования» Тонкого Мира на предмет их законности. Надеюсь, ты не контактировала с сущностями Низшего Астрала, занимаясь магией для изменения посланных тебе Свыше обстоятельств?

— Магией в таком понимании — нет. Я исследовала Время и Пространство, мне открывались двери в Тонкий Мир.

— Они тебе открывались, или ты их вскрывала? Кто показывал то, что ты Там видела: Силы Света или Тьмы? И что ты делала с увиденным после? Вмешивалась в Божественные планы — в те самые судьбы, которые прописаны на Небесах? Или смиренно, как Христос, молилась о Чаше? Но это, опять же, не мой вопрос. Заметь, что до «Магии и Ересей» ты не вступала со мной в дискуссию.

Монах остановился у развилки в подземелье: левый коридор вёл в монастырь Зигу, а правый был замурован. Внезапно, прямо на наших глазах, из замурованного прохода вышел Старец.

— Господи помилуй! — воскликнул мой спутник и перекрестился. — Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

— Пойдём, Силуан, — промолвил Старец. — Христос Воскресе, брат!

— Воистину Воскресе! — воскликнул обрадованный Силуан.

— Помолись обо мне Там? — попросила я его.

— Обязательно! — улыбнулся он и протянул мне свечу на обратный путь в Башню, а Старец перекрестил меня и произнёс:

— И тебя, когда всё доделаешь, тоже заберут! Вот увидишь! Молись и не теряй надежды!

27 До/14 После. Отречение Петра

Где-то во Вселенной

Я открыла дверь Дома №6 и увидела Звезду.

— Здравствуй, Рух! Я — Толиман, Бунгула, или Альфа Центавра.

— Толиман — прекрасная звезда, счастливая и самая ближайшая к Земл, — улыбнулся Хранитель. — Третья по яркости после Сириуса и Канопуса, как Солнышко, из Созвездия Центавра — мудрого и доброго Хирона-целителя, который обучал врачеванию Асклепия и отдал свою жизнь за Прометея, подарив тому бессмертие.

— Я нахожусь в точке размыкания круга — над дверью в Небо в завершении Сожжённого Пути, которая сливается с дверью Дома №6. Интересное и многообещающее совпадение координат! Я покровительствую людям, стремящимся душой в Небо, придаю им силы для развития, а вот лентяев и лодырей сажаю в тюрьму.

— Толиман, — добавил Хранитель, — считается звездой Венеры и Юпитера, достижения славы, успеха и власти, но не даёт счастья в личной жизни. Находясь над дверью между Домами, она распространяет своё влияние сразу на обе Сферы — Любовь-Творчество и Служение-Болезни: повышенная творческая активность и высокая работоспособность гарантированы.

— Плохо будут складываться отношения, особенно с женщинами, прерываться внезапно по независящим от тебя причинам. Но я даю возможность познания нашей Реальности через врождённые паранормальные способности. Удачи! — Толиман помахала мне рукой и исчезла, а я почувствовала знакомую энергию за своей спиной.

— Нет! Только не ты! Пришёл затравить меня окончательно? — воскликнула я, отшатнувшись.

— Дорогая, ты не рада меня видеть?! — засмеялся Плутон, а я промолчала, стараясь не смотреть ему в глаза. — Милая Рух, я же — хозяин твоего Дома №6. И делаю всё, что мне хочется, в Сфере, отвечающей за твою земную работу, служение миру, а также за болезни или здоровье. Если человек не работает, то есть не служит миру, он болеет. Болеть — значит, испытывать боль. Болезнь — следствие неверного поведения. У всех людей есть выбор: или служить миру, или болеть. Если в Дом №6 однажды забредёт тяжёлая планета, — либо с работой тяжело, либо болезнь тяжёлая проявится.

— И много там болезней, на Земле? — поинтересовалась я.

— Оооо-чень много, — усмехнулся Плутон, — но в паспорте прописаны предрасположенности.

— Владыка Царства Мёртвых заведует моим здоровьем?

— Опять не рада, дорогая? — засмеялся Плутон.

— Радоваться, что ты травишь меня своим скорпионьим ядом?

— Я склонен не столько травить, сколько давить и множить. Отравлениями у нас Нептун заведует. А множу я в геометрической прогрессии и с огромной скоростью. В Сфере №5 даю плодовитость в творчестве или в потомстве, а в Сфере №6 — бурное размножение аномальных клеток, люди называют это онкологией. Дверь в Дом №6 в последнем градусе Скорпиона обычно означает проблемы с воспроизведением потомства.

— Но это же два взаимоисключающих фактора! — воскликнула я. — Плодовитость и…?

— Проигрывается всегда что-то одно. У тебя — плодовитость в творчестве. Ну и бессонница от перенапряжения, болезни от одиночества и скуки. Психика в твоём случае оказывает более сильное, чем у других, влияние на физическое тело.

— А что люди называют онкологией? — спросила я.

— Чаще всего билет в Небо, но на медленный поезд, — печально ответил Хранитель.

— Но Уран обещал мне билет на экспресс?

— Верно, — согласился Плутон. — Чудеса случаются. К тому же я — маг. Сатурн, как управитель Смерти в твоём «Я», — залог колоссальной силы и выживаемости в экстремальных условиях. Умирать по жизни будешь неоднократно, но не от меня умрёшь в итоге. Я тебя лишь трансформирую — переведу на новые уровни Сознания через творчество, работу и болезни. Обычно работа тормозит духовное развитие и отвлекает от мыслей про истинную Родину — Небо. В твоём случае, с Толиман и Нептуном в Доме №6, отрыв от нас тебе не грозит.

— Служи миру через творчество, — посоветовал Хранитель. — Твори в качестве духовной работы над собой. А в работе земной… Плутон заведует крупными чужими финансами, особенно в организациях закрытого типа, в финансовых сферах, в области магии и профессиях, связанных с прикосновением к Смерти. Но Плутон у тебя — злой, обещать могут, а платить — нет. Сделать карьеру и добиться признания лучше по Венере — в творческих профессиях, во всём, что связано с красотой, дизайном и гармонией.

— У тебя явная связь между Любовью и Работой, — добавил Плутон. — Ты любишь свою работу и влюбляешься в тех, с кем работаешь. Тебе важно эмоциональное удовлетворение от процесса и результата работы, от окружающих персонажей. Вот увидишь, они окажутся Плутонами. Тебя же тянет ко мне, магически и необъяснимо, не так ли? Ты не сможешь работать без души или не испытывая тёплых чувств к тем, с кем или на кого работаешь, — сразу же начнёшь болеть. Любимая работа в случае болезни поспособствует выздоровлению, а ненравящаяся вгонит в затяжную депрессию и болезнь вызовет.

— Это же выбор без выбора! — воскликнула я.

— Ты можешь проявить мои скорпионьи качества: самоедство и ядовитость в отношении других сотрудников, едкую иронию и сарказм, а также мнительность. Ты ненавидишь скучную рутинную работу, на дух не переносишь халтуры. Я гарантирую тебе высокий профессионализм, фанатичное отношение к исполнению обязанностей, целеустремлённость и жажду трансформаций в сторону усовершенствования рабочего процесса.

Я задумалась и посмотрела вдаль. Здесь, сразу за порогом в Дом №6, светало, сюда не проникал дым Сожжённого Пути, но стелился нежный предрассветный Туман.

— Что там, в Тумане? — поинтересовалась я.

— Сначала заглянем в Библиотеку, — улыбнулся Хранитель.

— Ангел, если в Сфере №6 — ничего радостного, то где она — радость воплощения? Ну хоть где-то она должна быть? Всего 12 Домов — Сфер Жизни, так?

— Душа моя, ты сильно преувеличиваешь! — подбодрил меня Хранитель. — Ну побываешь в состоянии клинической смерти в детстве, поживёшь с призраками вместо родителей, сожгут твоё соломенное наследство, лишат Солнца невзаимные влюблённости, помаешься с детьми, выжмут все соки на работе и кинут лже-обещаниями, как ослика — не отданной в итоге морковкой, ну не получится с деньгами, ну заработаешь онкологию на нервной почве… Ну что в этом такого страшного-то? Зато сколько натворишь!

— А ты тоже так жил на Земле? — спросила я.

Хранитель обнял меня крылом и сказал:

— А от меня не требовалось стать писателем…

Книжка открылась на странице с рассказом «Письмо»: «Есть такие слова, которые, будучи произнесёнными кем-то однажды, пусть даже и без злого умысла, навсегда прописываются в сердце и медленно пожирают душу, пока, рано или поздно, от неё совсем ничего не остаётся… Но я обещаю, что останусь рядом с тобой, чтобы помогать тебе Оттуда, и приду попрощаться ко всем, кто был мне близок, и даже к тем, с кем по утрам на офисной кухне я пила кофе и кому читала свои стихи. Если там, куда я ухожу, жизнь всё-таки продолжается».

Москва

Я вышла из лифта. На лестничной клетке у окна сидел Призрак мужа моей соседки — индикатор правильного перемещения в пространстве.

— Привет, Алис, — печально поздоровался он. — Нашла то, что искала?

— Нет пока, — улыбнулась я. — А ты всё время здесь сидишь? Или иногда к ней заходишь?

— Иногда, — всё так же печально произнёс он.

— Не замечает? Однажды она почувствует, правда! — попыталась утешить я Призрака.

В квартире — всё то же: иконы, иконы, иконы и тайная комната со сваленными в кучу вещами. Я осмотрелась и, помимо книжного стеллажа, заметила множество коробок с книгами. Я просканировала содержимое — классики на русском и английском языках. Сквозь окно в комнату зашёл Рэй.

— О! Ты не заблудилась! Какое чудо! Узнаёшь книжки?

— Странное чувство, будто они — мои, но это же бред.

— Нет, не бред, это — «отлично», Алиса. Они — твои.

— Издеваешься? Здесь же Диккенс, Конан Дойл, Блок, Северянин!

— Я когда-нибудь над тобой издевался? — усмехнулся Рэй. — Твои книги. Вспоминай давай! И обрати внимание, в соседней коробке — Цветаева, Пастернак, Бродский, Маяковский. Авторы в обеих коробках тебе близки по духу, поэтому ты и не избавилась от них при жизни. Но энергетика у книг в разных коробках — разная.

— Книги Диккенса на английском. И все они — про призраков.

— Ну и что? А Конан Дойл — про Шерлока Холмса. А у Блока — стихи по годам в 7-ми томах. Северянина много, все обложки в его любимых лиловых тонах. Но что в них общего-то?

— Ух, Рэй. Ну и загадки ты мне задаёшь!.. Ладно. Я сейчас произнесу полную чушь, но ты не будешь меня за неё ругать?

— Да уже рожай свою мысль!

— Эти книги, они… будто мои… дети! И обложки, такие разные, но отражают моё восприятие, в них есть что-то моё, — сказала я и обратила внимание на одинаковый логотип на оборотной стороне книг.

— Браво! Поздравляю! — воскликнул Рэй. — А ведь даже в выходных данных нет твоей фамилии, мамочка! «Да кто ты такая?» Не помнишь? Это ж насколько надо любить свою работу, что даже после того, что они с тобой сделали, ты купила «свои» книжки и хранила их до последнего вдоха!

— А что со мной «сделали»? Я же занималась любимым делом. Мне было это интересно — издавать книжки, добавляя в них что-то своё — обложки, аннотации… Я выпустила около 3 000 книжек классиков за 1,5 года. Сама искала картинки для обложек, сидела с дизайнершей, говорила, куда что и как сдвинуть, придумывала серии, а поэтов даже вычитывала. Брала с собой распечатки свёрстанных книг и по ночам, и в выходные… У меня был план — 300 книг с нуля в месяц. И несколько девочек после института, которые не понимали, как надо работать, или не хотели, хотя встречались исключения.

— М-да… Твой трудоголизм меня всегда поражал. Скажи, а не жаль потраченных в никуда сил? любви? времени? Ну и издавала бы собственные книжки в качестве хобби! Много ты книжек сама написала и издала, когда работала на них? Сапожник без сапог! Может, тебя как-то куда-то продвинули? Позволили тебе посветить? Познакомили с кем-то? Подали на конкурсы? У них же были все возможности, в отличие от тех, кто тебе до этого реально помогал, не требуя ничего взамен. Ты с головой погрузилась в работу и перестала заниматься творчеством: дом-работа-дом. Сколько лет коту под хвост? И, главное, на кого? Бизнесом обычно занимаются тогда, когда нужны деньги от бизнеса. А если у тебя даже правнуки обеспечены, нужна приятная компания для совместного времяпрепровождения. Работяги таким не интересны, потому что начинают возникать ситуации, выходы из которых далеко не всегда приятны, особенно если касаются «приятной» компании!

— Ты говоришь, а у меня перед глазами — только книжки, и те — в Тумане. Ни офиса, ни людей… О! Вижу дипломы! Я их выдаю на Новый год от себя лично, символические подарки сотрудникам!

— И как мне тебя вытаскивать? — мрачно выдохнул Рэй. — Сколько лет я твердил: сделай шаг в сторону, шаг в сторону…

Урануполи

На улице, ведущей к границе с Афоном, меня окликнула владелица магазина украшений из натуральных камней.

— Привет, Алиса! Время собирать камни! А мы в этот твой приезд не сотворили никаких шедевров, как так?

Я любила редкие камни, искала их даже на аукционах, тщательно подбирала и сочетала с другими в украшениях, которые собирала уже на Афоне. Мне всегда не хватало времени в Москве, хотя и здесь оно пролетало, как скорый поезд.

— Мы вырастили уже целый Сад Камней, теперь за ним нужно ухаживать! — пошутила я.

Димитра сидела на лавочке напротив Башни и пила воду — слишком жарко: Солнце уже зашло, а на термометре +33С.

— Алиса, привет, садись! Воды или кофе с водой? Что нового?

— Поправила свой старый рассказ про офисного призрака, а так… Воды! Сон снился нехороший. Мне сны снятся раза 2—4 в год, обычно предупреждают о плохом.

— Брось! Что тебе снилось? Расскажи, и сон не сбудется!

— Сбудется. Впрочем, ничего нового. И не в первый раз. Вернусь домой, и придётся искать работу.

— Почему? Ты сделала что-то не так?

— Я сделала несколько проектов с нуля максимально хорошо и в сжатые сроки, каждый раз мне обещали, что проект останется моим, но как только я ставила бизнес «на ноги»… Всероссийский проект для презентации Президенту в его день рождения вообще за месяц подготовила. Обещали подарить ему мою книжку. И не подарили, и вместе с наглой гламурной мадам за моей спиной назначили директором малолетнюю сопливую девочку, которая о бизнесе понятия не имела. И предложили мне за неё писать элементарные тексты.

— Токсичные люди! — воскликнула Димитра.

— Кто предал тебя один раз, будет предавать и дальше.

— Какое счастье, что мы живём в деревушке и работаем сами на себя. Мы не богатые, но и не бедные. А в твоей сумасшедшей Москве, бешеный ритм жизни и… Алис, но ведь ты — такая светлая, и тебя слышат Там! Кто отвечает за работу из Святых?

— Святой Мученик Трифон. У нас его изображают на коне с соколом — помог слуге Ивана Грозного найти пропавшего царского сокола, а у вас — с виноградной лозой и крестом, реже — с серпом и виноградом. Жил в начале III века в христианской семье и был пастухом гусей, а по версии болгар — виноградарем. Прогонял насекомых-вредителей с полей для получения урожая, чтобы избежать голода. С детства у него было два дара — целительство и изгнание бесов. В 16 лет из дочки римского императора изгнал беса и приказал тому явиться императору, чтобы убедить в существовании Нечисти для принятия Христианства. Последующий император всячески Трифона мучил, а затем из-за неотречения от Христа отрубил ему голову, но дух Трифона забрали в Небо ещё до казни. Мощи его находились в Византии, а затем распространились по миру.

— «Трифон» от греческого «трифи» — услада. Значит, он помогает найти работу и пропажу, изгнать бесов и исцелиться?

— Найти пропажу помогает и Святой Спиридон. Можно молиться им обоим о стабильной и денежной работе. А праздник у Трифона в день Святого Валентина — 14 февраля. Говорят, он и влюблённым помогает, и в поиске второй половинки.

— Молись-ка ты Трифону! Пусть он тебе найдёт работу, благодаря которой ты найдёшь любовь! А Спиридона привлеки для материальной стабильности!


Башня в Урануполи

— Ты написала целый роман о Святом Петре, Джойс. Я часто думаю, почему он отрёкся от Христа? Он же был предупреждён! Христос на Тайной Вечере сказал Петру, что не успеет пропеть петух, как тот трижды от Него отречётся, но Пётр заверил Христа, что готов пойти за Ним и на смерть. И всё-таки отречение произошло. Значит, есть нечто, чего ты не можешь изменить?

— Выбор вариантов постепенно сужается до одного-единственного. Есть кардинальные точки, события в которых мы изменить не можем. Христос знал, что после моления о Чаше в Гефсиманском саду его арестует стража, которую приведёт Иуда. После ареста они пришли во двор первосвященника. У Евангелистов есть отличия в описании того, кто именно подходил к Петру и узнавал в нём Апостола, но каждый раз Пётр прилюдно отрекался от знакомства с Христом. После 3-го отречения запел петух, и Пётр осознал, что пророчество сбылось, хотя, по Марку, петух пел во второй раз.

— Думаешь, Пётр отрёкся из-за страха ареста? Мне кажется, Пётр и не смог бы произнести других слов, или поступить иначе. Предательство Иуды и отречение Петра были уже предопределены Свыше и не могли не произойти. А крик петуха разбудил заколдованного Петра, вывел его из гипнотического транса Судьбы, и тот осознал, что произошло. Петух — неслучайная птица. Он же поёт при наступлении утра, пробуждает от сна, к тому же после крика петуха вся Нечисть убирается восвояси.

— Интересная мысль, Алиса! Кстати, с того дня каждое утро при пении петуха Пётр вставал на колени и каялся, и Христос простил его после Воскресения. Евангелие от Иоанна заканчивается на эпизоде, когда Христос явился ученикам и трижды потребовал от Петра подтвердить его любовь.

— Но почему из всех Апостолов именно Пётр, предавший Христа, является держателем ключей от Рая и Ада? Может, смысл в том, что ты не получишь ключ от Рая, если ты предал кого-то, но не раскаялся и не был прощён тем, кого ты предал?

— И ты никогда не попадёшь в Рай, если не простишь того, кто предал тебя, — логично добавила Джойс.

Я вышла на балкон Башни и посмотрела на Святую Гору. Смогу ли я уйти в Небо? Найду ли родителей и где? — они же не были крещёными… Мой взгляд переместился на площадь, и я заметила таинственного Монаха! Он отличался и от живых, и от призраков, и молча смотрел на меня. Кто он? Почему появляется и исчезает? Надо было бы спуститься и поговорить, но мне стало страшно. Я зажмурилась и…


Зал Суда во Вселенной

Здесь звучит Лунная Соната. У Весов много людей, они по очереди подходят и с улыбкой рассказывают обо мне. На экране мелькают кадры из Прошлого. И я по чуть-чуть вспоминаю: коллеги и подчинённые, кто-то из них даже называл меня «своей рабочей мамой». В Тумане раскрываются двери в лифт. Я захожу и вижу… беса! Он предлагает мне поехать с ним в отпуск. «И ты называешь себя его другом?» Чьим другом? Но я не помню. Всё прячет в себя Туман. Лунная Соната звучит всё громче. Двери лифта открываются, и передо мной возникает Женщина. У неё раздваивается лицо. Кто она? Я слышу её голос: «Не бросай его! Помоги ему!» Наверное, это — Любовь. Туман обволакивает всё вокруг, но до меня доносится хохот чертей в Зале Суда, топот их копытцев и зловещие визги: «Наша!»

26 До/15 После. Город Дождей

Где-то во Вселенной

— Где мы? — удивилась я, оглядев пространство, по которому носились кентавры, стреляющие в Небо из лука.

— Твой Дом №6 начинается в 30-м градусе Скорпиона, а заканчивается в Козероге. Мы — на включённой территории Стрельца, в стихии Огня. Кентавры — мифические существа с буйным нравом, символ двойственности, олицетворяют Низшее и Высшее «Я», земное и Небесное. Они раздираемы на части Силами Добра и Зла. В Древней Греции их считали воплощением бурных потоков горных рек, рождёнными от тучи. Часть кентавров находится под покровительством Нептуна. Самый известный — Хирон, он подарил своё бессмертие Прометею, после чего занял место на звёздном небосводе в Созвездии Стрельца, или Кентавра. Стрельцом управляет Юпитер. Его здесь нет, но…

Внезапно на поле боевых сражений возникло туманное облако, из которого к нам навстречу вышел мужчина в синих одеждах с венком из морских водорослей и с трезубцем в руках.

— Здравствуй, Рух, — улыбнулся он. — Нептун, сын Сатурна и Реи, брат Плутона и Юпитера.

— Плутона?! — подпрыгнула я, а Нептун жестом пригласил нас проследовать в туманное облако, но, шагнув внутрь него, мы оказались во дворце, до потолка заполненном морской водой, где разноцветные рыбки проплывали мимо нас и прятались в коралловых рифах.

— Мне без воды сложно, — прокомментировал Нептун, воткнув трезубец в песчаное дно. — Я — планета высшего плана, как и Плутон с Ураном, планета медленная, и нахожусь в знаке Стрельца у целого поколения. Здесь я — в своей обители в гостях у Юпитера, в знаке экзальтации Хирона. Для тебя важны духовные ценности и философские мысли, ты — их проводник. Благодаря сверхчувствительности и вдохновению, можешь менять земной мир. Те, у кого я злой, поддаются лже-учениям и несут ложную информацию миру, но это не твой вариант. Я у тебя — скорее добрый, чем злой.

— Среди известных личностей, — добавил Хранитель, — подобное наблюдалось у писателя Николая Гоголя и Святого Сергия Радонежского, а также у Герцена, Маркса и Энгельса, оставивших после себя целые тома трудов.

— Я даю сильную интуицию, жажду путешествий, музыкальный и поэтический талант, интерес к культуре и религии, к психическим явлениям, метафизике, волшебную фантазию, ключи от двери в нашу Реальность. Ты физически ощущаешь то, что другие не чувствуют даже душой. Или используешь мои дары для служения миру, или — камнем на дно: замыкание в себе, ложные иллюзии, бегство от реальности путём удовлетворения потребностей Низшего «Я» в алкоголе и наркотиках. В твоём паспорте есть формула наркотической зависимости. Я — король иллюзий, даю склонность к бегству в Тонкий Мир, обожаю медитировать, погружая сознание в туман. Нахожусь я у тебя в Сфере Служения и Здоровья/Болезней, в оппозиции с Луной в знаке Близнецов — угроза раздвоения личности, медиумизма, шизофрении с подселением сущностей Низшего Астрала.

— И много ещё подобных открытий ждёт меня на Лестнице? Я воплощаюсь, чтобы стать сумасшедшей наркоманкой?

— Выплёскивай потоки нептунианских видений через творчество, и сумасшествие тебе не грозит! — утешил Хранитель. — Не занимайся магией, тогда никто из бесов не подселится. Будь ближе к церкви, или, как сказал Святой Паисий Афонский: «держись за юбку Богородицы».

— Я нахожусь в градусе Солнца, — продолжал Нептун, — с которым мы дружим, и Венеры — поэтов и писателей, переводчиков и артистов. Градус красноречия и ясновидения. Философского склада ума. Символ Знания, повышенной работоспособности. Такие люди ответственны, альтруистичны, заботливы, на них всегда можно положиться. А моя дружба с Плутоном даёт свободу слова и реализацию тобой моего творческого потенциала в его сфере — Трансцендентности — Магия, Смерть, посмертные переживания души. Но твоя гиперчувствительность мгновенно вызывает заболевания физического тела, особенно при повышенных нагрузках. Береги нервы и почаще отдыхай. Сатурническая личность работает сверх меры, а тебе переутомляться нельзя, психика и так загружена — ты не отключишь шестое чувство и третий глаз, автоматически считывая чужие мысли, чувствуя энергетику вещей и помещений вне своего желания. И сны у тебя — исключительно вещие. Ещё по здоровью: склонность к летаргии, проблемы с кровью и жидкостями, отравления, в том числе от лекарств, за исключением трав и травяных настоек. Пей Святую Воду, Рух! Впрочем, со мной связаны любые проблемы со здоровьем неясного характера — с трудной диагностикой. Но смерть от перечисленного тебе не грозит.

— А что с работой?

— Работа мешает реализации твоей судьбы из-за нашей оппозиции с Луной, но принесёт радость, если трудиться с вдохновением, воплощая идеи в материю. Лучше работать в одиночестве или в уединении. Желательно в Сфере искусства и культуры, музыки и литературы, живописи — добьёшься признания и статуса. Нептуны — психотерапевты. Ты — маг-гипнотизёр, погружающий массы в транс творческим Словом. Я — мягкий фантазёр-мечтатель, а Плутон — мощный маг. Аспект высвобождения магического знания, стремительного духовного прогресса. Учитывая Созвездие Хирона, можешь стать врачом нетрадиционной медицины, заниматься химией и алхимией. Работа потребует жертв. Варианта два: твои начальники окажутся злыми Плутонами с нептунианскими тараканами в голове, что равносильно мучительной пытке — оппозициям Плутона к Солнцу (Сознанию) и Нептуна к Луне (Подсознанию), или ты сама станешь злым Плутоном с моими тараканами.

— А какие они, злые Плутоны с нептунианскими тараканами?

— Пауки с замутнённым сознанием, вампиры, обманщики, закулисные игроки. Они талантливы, но страдают комплексами, отыгрываясь на близких. Их влекут известные личности, изысканные манеры, вкусы, необычные удовольствия, пикантные запахи. Они оригинальны, но не способны по-настоящему любить, отсюда — вампиризм и паразитирование. Ведут беспорядочную жизнь, склонны к мотовству, хаотичны, неразборчивы в связях и людях, в собственных мыслях и отношениях. Сбегают от реальности в иллюзорный мир, уходят в секты, постоянно меняют мнение, не имея собственной позиции — всё подвержено сиюминутным эмоциям или высказываниям подвернувшегося им под руку. Раздающие обещания налево и направо и обманывающие всех подряд в итоге бывают сами обмануты «друзья». Их окружение — гнилое болото. Они мечутся, прыгая с кочки на кочку, но боятся снимать розовые очки и добраться до суши — действия алогичны, неясны, необъяснимы, неблагоразумны. Финансовых крах из-за легкомыслия. Если Нептун поражён и/или заведует Смертью при сильном Плутоне, человек превращается в психологического монстра: плутоническая мощь едет танком по его собственному затуманенному сознанию, а затем человек-паук проезжает танком по своему окружению, выплёскивая нептунианскую путаницу на близких, которые в итоге и сходят с ума.

— Но ты, Рух, — душа Сатурна, — успокоил Хранитель, — строгая система, структура, логика.

Я смотрела на мелькающих вокруг нас разноцветных рыбок и не хотела больше ничего знать о будущей жизни. Моя психика была перегружена. Нептун взял трезубец, ударил им по песчаному полу, и всё мигом исчезло: вода и рыбки, камни-кресла, пол и стены, да и он сам. Мимо меня снова проносились кентавры, стреляющие в Небо из лука.

— Как?! Он разрушил свой собственный дворец?!

— Его никогда здесь и не было! — засмеялся Хранитель. — Нептун — великий иллюзионист!

… — Выбор без выбора, — произнесла я обречённо. — Или я стану хаотичным существом с замутнённым сознанием, или мне пошлют существ с замутнённым сознанием, которые будут «ездить по мне танком» как Плутон и «сведут меня с ума» как Нептун.

— Зато какая насыщенная жизнь тебя ждёт! Что в книжечке? «Канарейка»? Помогай тем, кого я буду посылать!

И я прочитала о богатом мужчине, который понял, что настоящая любовь гораздо важнее виллы на Канарских островах, но, потеряв единственного друга — канарейку, оказался на дне общества: «Мой кенор сдох. Последний друг. Он ждал, когда я вернусь с работы, чирикал мне что-то на своём языке. Но он не вынес жизни в нашей проклятой семье. Зато теперь является ко мне по ночам — призраком. Ты веришь в призраков?»

Москва

— Какая загадочная и мрачная картина с потёкшими красками, — вздохнул Рэй, сканируя содержимое моей тайной комнаты.

— Это Венеция, она плачет.

— А по кому плачет-то, помнишь? — ухмыльнулся он. — А это что за «Город Дождей» и иже с ним?

— Диски с моими песенками, студийные записи в Москве. Жаль, стихи тогда были ещё сырыми. Хорошо, что не разместила их в Интернете, — я оглянула неразобранное пространство в комнате. — Рэй, ручка от окна где-то здесь?

— От твоего окна ручка, не от моего! Я учил тебя поисковым работам, правда, ты в них не особо преуспела, в шаге от искомого теряла надежду и веру в себя, но в итоге находила.

— Я не чувствую её здесь. Но тогда где она?

— Понятия не имею, но уверен, ты найдёшь её в самом неожиданном месте и в самый последний момент. Чёрт, стащивший ручку, не настолько глуп, чтобы бросать её у прохожих на виду.

— Так он мог подкинуть её кому угодно!

— Черти, конечно, существа примитивные, но им свойственно злорадствовать — в обычную помойку её не выбросили. Помимо магии, я учил тебя мыслить логически и проигрывать вперёд до десяти вариантов развития событий, в том числе сливаясь с сознанием других игроков на твоей шахматной доске. Поставь себя на место того, кто не хочет, чтобы ты нашла её за 40 дней. Куда бы ты спрятала эту чёртову ручку?

Урануполи

В который раз я обводила взглядом стену с рукописными иконами.

— Петра с ключами материализуешь? — пошутила Димитра. — Иди сюда, я тебе кое-что подарю. Сегодня на Афоне отмечают день Святого Пантелеймона. Они одни у меня такие и именно из русского монастыря. Видишь, на кресте выгравирована надпись: «1 000-летие Русского монашества на Святой Горе». Лик Святого Пантелеймона — с одной стороны, Афонской Богородицы с молитвой — с обратной.

Димитра протянула мне шёлковые чётки салатового цвета, я поблагодарила её и сразу надела их на руку, и мы переместились на улицу пить кофе с историями вприкуску.

— Святые и Богородица во всём помогают, но есть «целительные» образы. Например, наша «Пантанасса», или «Всецарица», — сказала Димитра не без гордости, — самая известная из афонских икон, ей молятся при онкологии. Но ходят слухи, оригинал вывезен из Ватопеда в подворье Святого Николая в Порто Лагос, на другую сторону полуострова, из-за попыток украсть икону, а в Ватопеде — копия. А ещё какие целительные?

— «Целительница», она у тебя есть: Богородица стоит у постели умирающего, которого ты приняла за спящего. Афонская икона «Скоропослушница» — «Скорая помощь», в том числе наркозависимым, паломники привозят ей пачки сигарет для избавления от курения. От наркомании и алкоголизма — «Неупиваемая Чаша». Я жила в мужском монастыре в Макарьевской пустыни, где хранится её чудотворный список в окружении других икон с «Чашами».

— И Святая Варвара там есть?

— И Варвара с чашей Причастия, и Святой Иоанн Кронштадтский. Он канонизирован в 1990 году, через 82 года после смерти. Мощи находятся в основанном им монастыре в Питере. Иоанн был священником, постоянно раздавал все деньги. Есть много упоминаний о его пророчествах и целительстве. Святая Петка Параскева помогает со зрением, на греческих иконах изображается с чашей, в которой «лежат» глаза. Василий Острожский и Иоанн Креститель — при головной боли, в Греции Иоанна изображают держащим в руке собственную голову.

— О! Я вспомнила, Алиса! Афонская «Троеручица»! Но не помню, почему у неё на иконе — третья рука.

— Не её рука! Святой Иоанн Дамаскин из Афонского монастыря Лавры Святого Саввы Освящённого, служивший сначала в Иерусалиме в одноименном монастыре, писал божественные гимны, но по наветам злых людей Византийский император приказал отрубить ему правую кисть. Иоанн приложил отрубленную руку к месту отсечения и молился. Во сне ему явилась Богородица с обещанием помочь. Утром проснулся — рука срослась, и он изготовил серебряную руку и прикрепил к иконе, как символ того, что его рука принадлежит Богу. Иоанн погребён в Лавре на Афоне, рядом с ракой Святого Саввы, но говорят, его мощи находятся и на Кипре, и на острове Патмос, и в Венеции. Ещё из бессребреников известна Святая мученица Зинаида Тарсийская — двоюродная сестра Апостола Павла. А с «ногами» есть аналогичная история у Святых братьев Косьмы и Дамиана. Существовало три пары Святых с такими именами. Жили в разное время, в разных странах, первые умерли своей смертью, последующие — мученики. Все — целители, не взимавшими платы, поминаются в разные даты по времени их ухода с Земли. Одна пара братьев особенно прославилась тем, что явилась во сне человеку, у которого была ампутирована нога, и, отрубив ногу у мёртвого эфиопа…

— Срослась?!

— Да, Димитра. А при заболеваниях кожи помогает Святая мученица Фёкла. Церковь приравняла её к чину Апостолов, сохранился апокриф II века «Деяния Апостола Павла и Фёклы». Родилась она в богатой семье, но встретила Апостола Павла и решила посвятить себя служению Богу. Апостола изгнали из города, а Фёклу приговорили к сожжению на костре, но огонь не тронул её. Фёкла покинула город и отправилась вместе с Павлом проповедовать в Антиохию. Правитель Сирии приговорил её к казни и бросил к дикой львице, но животное покорно улеглось у ног будущей Святой. Аналогичное произошло и с медведями, а затем — с быками. Всю свою жизнь она целила людей, живя в пещере. В старости язычники-волхвы послали к Фёкле наёмников, но она побежала к горе Каламон, и та расступилась, после чего образовалось узкое ущелье, а в пещере у вершины горы основали женский монастырь, где мне читали молитву на арамейском языке. Собственно, в сирийской деревне Маалюля около той горы, до сих пор многие знают арамейский.

— Это тот язык, на котором говорил Христос?

— Да, я побывала там накануне войны и привезла штампованную икону Фёклы, её имя на иконе написано арабской вязью вручную. Монастырь был разрушен и разграблен боевиками в 2014 году. Иконы сожгли, часовню взорвали, но говорят, мощи Святой, замурованные в скале, так и не нашли. Часть её мощей находится на Кипре в деревенском монастыре недалеко от Ларнаки, где есть источник, исцеляющий людей с заболеваниями кожи. В честь Святой Фёклы назван один из астероидов. День её памяти — 24 сентября.

— А у нас почитаются и лекари травами, например, Святой Нектарий. А в России кто?

— Святой Агапит Киево-Печёрский. В Лавре я заходила в подземелье, где много мощей Святых, а потом приобрела маленькую рукописную иконку, на ней Святой Агапит изображен с травами в руках. Святой Лука Крымский помогает в хирургии, на его иконе — стол с хирургическими инструментами. Ну и Святой Пантелеимон, конечно же, целитель. Все чудотворцы считаются целителями, к ним всегда можно обратиться за помощью в исцелении.

— А мне, Алис, нравится наша Святая Анастасия «Фармаколусса» — помогает фармацевтам. У неё в руке — кувшин с лекарством. Её мощи находятся в Суроти, недалеко отсюда, в мужском монастыре. И я бы на твоём месте к ней съездила!

Башня в Урануполи

— Какие новости, Алис? — послышался знакомый голос Джойс.

— Похоже, я сменю тебя на посту в Башне! Рэй сказал, что ручку спрятали в таком месте, где я и не подумаю её искать.

— Не переживай, время ещё есть! Кстати, поэты и писатели любят не только книги, но и… дневники. А ты вела дневник?

— В детстве, но потом уничтожила, перечитав, — слишком больно: я терзала Небо просьбами забрать меня поскорее. Возможно, писала и после, но не на бумаге. Да и всей правды не напишешь.

— Согласна, но всё же попробуй отыскать эти записи… в Библиотеке Вселенной! И не бойся, обычно ранимые люди пишут «вокруг да около», полунамёками, поэтому вряд ли что-то сможет причинить тебе боль.

Зал Суда во Вселенной

Под звуки несмолкаемой Лунной Сонаты к Весам подходит мужчина с гитарой, улыбается как ребёнок и что-то напевает. Кадры на экране мелькают слишком быстро, чтобы их осознать. Мужчина бросает в правую Чашу своё «спасиБо», разворачивается и, заметив меня, подходит, произносит с улыбкой: «Венеция больше не плачет! Тебя ждёт Город Солнца!» и под звуки всё той же Лунной Сонаты уходит в Туман.

Библиотека Вселенной

Читальный Зал переполнен, я с трудом отыскала небольшой свободный столик между бесконечными рядами высоченных стеллажей, оглянулась на соседей и обратила внимание, что большинство из них по привычке перелистывают страницы «руками». Получив копию своих дневниковых записей, я побежала взглядом по диагонали в попытке пролистать весь дневник за сегодняшнюю ночь, но поняла, что это нереально…

«Мы встретились в кафе в центре города вечером, и интуиция меня не подвела. «Вечно молодой, вечно пьяный…», он сказал, что его друг ждёт нас в хорошем заведении, и привёл меня в клуб «Высоцкий». У входа нас остановили. В глазах охранников читался вопрос: что общего у этой девушки с картинки с пьяным мужчиной в резиновых шлёпках и грязными волосами? Но он назвал фамилию «друга», и нас впустили.

— Ты пропил свои последние ботинки? — спросила я.

— Не обращай внимания, сейчас так модно!

«Друг» оказался крутым бизнесменом. Каждый из нас троих за тем столиком жил в собственной реальности. Он сказал, что с утра ничего не ел и вопросительно посмотрел на Друга. Друг спросил, что заказать мне. Я сказала, что уже поужинала — враньё, не хотела есть за чужой счёт. Он заказал себе пиво с водкой. Друг оценил мой взгляд и передвинул ему свою тарелку с мясом… Он пил пиво с водкой. Друг — виски со льдом. Я — кофе. Друг рассказал про сына и тайный подвал с обколотой и обкуренной молодёжью. А он говорил кусочками фраз про былые времена и как его пытаются заставить работать не в творческой сфере, а он гордо сопротивляется и не работает, его ж везде узнают, и кто-то там насобирал ему денег, которые предстоит своим творчеством ещё отработать, но он их уже пропил. И он смеялся, а я думала: мне никто не собирает денег, я не могу зарабатывать своим творчеством, я только трачу на творчество то, что приходится зарабатывать тяжёлым трудом совсем в других сферах, при этом жить и кормить не только себя… Ему постоянно звонила какая-то Лялька, просила какие-то ключи. А я периодически говорила: «Съешь кусочек мяса, или оно обидится. Давай, этот кусочек за папу…»

— Она пишет стихи, — сказал он Другу.

— Либо распихай всех своими локтями, либо найди себе олигарха. Последнее — из области сказок, — сказал Друг, кивнув головой в сторону сцены, на которой играли джаз.

Мне стало очень грустно. Как Золушка, карета которой вот-вот должна превратиться в тыкву, я посмотрела на часы и сказала, что мне пора, так и не поняв: что я должна сделать, чтобы завершить эту цепочку?.. Длинный кошмарный сон: ночь, но всё — в Тумане, мы договорились, что я заеду за какими-то файлами. И я приезжаю, но вижу всё тот же натюрморт: пустые бутылки, стаканы… и почему-то не горит свет, а он медленно опускается на пол и шепчет: «Я тебя люблю». Я хочу сказать что-то про Божественное, но понимаю: бесполезно. Здесь должны быть ещё люди, но он всех выгнал и смеётся. Я пытаюсь найти файлы в компьютере — тщетно. Он повторяет, что любит меня и никуда не отпустит, но начинают звонить в дверь и одновременно — все телефоны, и домашний, и мобильный. Он говорит, что никого больше не существует, кроме нас, а я прошу его ответить хотя бы на телефон. Он открывает дверь, но за ней — никого. Я выскальзываю вовне, а он смотрит так жалобно, говорит, что нарисовал мне Венецию, и «она плачет», просит найти ему другой дом, потому что больше не может находиться здесь, где почему-то не горит свет, и всё в Тумане… Я молча выхожу на улицу, глотаю морозный воздух и просыпаюсь. Который день — Дождь. Дождь, идущий без перерыва. Он медленно сводит тебя с ума, и, кажется, что он никогда не закончится — будет идти вечно. Вечером мне звонит Саша. Мы договариваемся пересечься в метро. Он появляется из толпы — чёрный, худой… почти призрак.

— Всё будет хорошо, Саш, — говорю я и пытаюсь подбодрить его, с опухолью головного мозга в миллиметре от какой-то артерии, протягиваю свою «Игру в Иную Реальность» в подарок.

— Спасибо, — тихо произносит он и задумчиво добавляет: — Ты тогда правильно сказала: надо жить для других, или тебя забирают отсюда…

Прихожу на работу, кипячу чайник, пью кофе, включаю мобильный телефон. Хочется тишины, но телефон трезвонит о пришедших смс-ках и многочисленных пропущенных звонках — один-единственный номер. Ближе к вечеру он забрасывает меня смс-ками «Я хочу тебя увидеть!» под равномерный шум Дождя, который никогда не закончится. Вздыхаю — молчу. После рабочего дня выхожу на улицу в Дождь и уже у метро слышу телефон. Он — в ТЦ, в паре остановок от меня: «Посидим в ресторане». Жить для других? Вхожу в огромный ТЦ. Вдалеке, в одном из магазинов, вижу знакомый силуэт. Он машет мне рукой. Иду навстречу. Он обнимает меня, кричит на весь зал: «Как я рад, что ты приехала!», хватает за руку и ведёт прочь. Бессмысленно бредём по ТЦ.

— Ты — бомж? — спокойно спрашиваю я.

— Ну… да… я… я — бомж, — улыбается как ребёнок. — Многие великие люди тоже в каком-то роде были бомжами! Весь день сегодня не ел! Пойдём покушаем!

Наверху должны быть кафешки. Мы долго ищем эскалатор, потом поднимаемся на самый последний этаж, но он кривится — не здесь, в городе! Идём по улице вдаль. Он держит меня за руку, постоянно останавливается, улыбается и произносит: «Как я рад, что ты приехала!»

— Так где ты сейчас живёшь?

— У знакомого… Как вернулся с гастролей… Сто концертов за лето! На корабле, там… Боже, я мог бы сейчас с тобой идти долго-долго по этой улице! Бесконечно! Я так рад тебя видеть!

Мы заходим в «Шоколадницу», но он воротит нос, и я понимаю, почему. И мы доходим до восточного ресторана, заходим в полумрак, садимся на диван за столик. Он обнимает меня, чуть ли не душит, и совсем не хочет смотреть меню.

— А что мы будем пить?

— Апельсиновый сок. Закажи себе еды, — спокойно говорю я.

Он заказывает вина. В моих глупых вопросах нет никакого смысла.

— Почему вы расстались? — спрашиваю я.

Он показывает рукой на ширину стола:

— Столько вот минусов, — и запивает каждое слово, а я вкладываю в его руку вилку.

— Нет идеальных людей, ешь.

Мы выходим на улицу. Уже стемнело. Дождь.

— Куда идём? — спрашивает он.

— К метро.

— Нет, мы сейчас возьмём такси и поедем…

— Нет.

Он обиженно мотает головой, останавливается, тянет меня за руку, в его глазах чуть ли не слёзы.

— Нет, пожалуйста. Не уходи! Нет! Нет!

Мы подходим к метро. Он продолжает смотреть на меня, как на богиню. Не отпускает моей руки. Я судорожно перебираю в голове варианты, пока не нахожу возможный.

— Мне надо записать диск… Я могу только в эти выходные. В воскресенье. Диск нужен срочно. У меня презентация большая. Скоро.

— Ну… давай в воскресенье…

— Там много записывать, с утра прямо застолби за мной весь день…

— Ну хорошо. Приезжай к 10 утра.

И суббота, и воскресенье расписаны у меня по минутам. Никакой презентации в ближайшем будущем не предвидится. И я понятия не имею, что бы такого записать, потому что всё уже давно записано. Но у меня есть два дня, чтобы придумать… Суббота. Вечер. Дождь. Возвращаясь из Открытого литературного клуба, понимаю, что единственно возможное для записи завтра — «Иная Реальность», там аж 39 авторских листов. Звоню — не подходит. Ближе к полночи — смс-ка: «В 16». Диктовать «Иную Реальность» в 16 бесполезно — не успеем. Песни? Просматриваю стихи, которые здесь и сейчас хочется перечитать, и распечатываю, они не приходили ко мне с музыкой, как предыдущие, записанные ранее на двух дисках. Как мне их петь и играть? Не написать ли: «я не могу завтра». Но… жить для других. Просыпаюсь в обед. Приезжаю около 16. Выхожу из метро. Дождь. Звоню — не подходит. Вполне возможно, мне придётся погулять тут и поехать домой. Через 15 минут подъезжает. Он за рулём. На заднем сидении — бутылки.

— Вот пришлось съездить, выступить сегодня!

— Ты уже отекаешь, — констатирую я, а он молчит, но мы заезжаем в какой-то двор, выходим из машины, он берёт бутылки, и мы поднимаемся в квартиру его знакомого.

— Если б ты знала, как я ненавижу это место!

Мы входим под высокие мрачные своды огромного помещения, которое кажется нежилым. Голые стены без обоев, местами чёрного цвета. Трещины. Отвалившаяся с потолка штукатурка. По бокам нагромождение каких-то мешков с вещами. Где-то справа мужской голос что-то говорит по телефону. Он ведёт меня в комнатку-келью, где обосновался, и закрывает за нами дверь. Крошечная кровать. Чёрный шкаф. Стол. Аппаратура, маленькое окошко. Он садится за стол и обхватывает голову руками.

— Я пришла, чтобы ты записал меня. Мне нужен диск. С песнями.

— Диск? — задумчиво переспрашивает он.

— Да, мы должны записать сегодня 16 песен.

— 16 песен?!

— И не просто записать. Этот диск должен быть самым лучшим, — спокойно произношу я. — И я хочу, чтобы ты написал аранжировку к каждой песне.

— Ты с ума сошла…

— Нет. И мне это нужно срочно.

— В таком состоянии я ничего не запишу…

— А придётся. Я — твой заказчик. Время — деньги. У меня очень мало времени, — я достаю свои тексты и сажусь на кровать, а он у окна смотрит в Дождь. — Микрофон.

Он оборачивается.

— Мне нужен микрофон, — спокойно повторяю я.

Он идёт к шкафу, достаёт стойку, микрофон, но никак не может присоединить какую-то сетку, потом ищет другой микрофон, новый, но не получается его подключить.

— Ничего, запишем на старый. Не трать время, — я смотрю на часы — прошло полчаса. — Микрофон для гитары?

— Нет, там долго…

— Ладно, давай запишем на один.

Он садится напротив и недовольно произносит:

— Так не делается.

— Дай мне ушки.

Он молчит.

— Наушники достань! — кричу я.

Он послушно ищет, находит. Достаёт гитару. Настраивает.

— Отлично. Теперь для текстов стойку подвинь. И включи мне уши.

Он делает это всё очень медленно. Периодически прикладываясь к очередной бутылке. Через час всё готово к записи. Он сидит на стуле напротив. Я смотрю на тексты и выбираю, с чего начать. В результате достаю наобум один из них — какая, собственно, разница, если я должна сейчас отпеть и сыграть их все экспромтом? Я вздыхаю. Начинаю что-то наигрывать и напевать.

— Готова? Пишем? — устало спрашивает он. — Как называется?

Я говорю, и он записывает к себе на листочек.

— Не забудь, что тебе на каждую надо написать аранжировку. Ну… или сыграть вторую гитару.

Он качает головой. «Реверанс», «Никто как ты», «Город Дождей», «В этом городе»… Я протягиваю ему гитару. Он вопросительно смотрит.

— Эту песню будешь играть ты.

— Нет, я не могу.

— Можешь. Соберись. Там много «фа», а у меня с «фа» не очень.

Я придумываю аккорды на ходу. Он помечает их на листочке со стихом. Записываем. Микрофон один на двоих, но получается здорово.

— Как эта песня называлась?

— «Воланду», — я ловлю себя на мысли, что человек, которого я так называла и которому, собственно, этот стих написан, всегда объявлялся после записи очередного диска. Боже, как бы я хотела его сейчас увидеть!

— Воланду?! А я, знаешь, на каком корабле плавал? На «Булгакове»!

И мы пишем «Имя твоё», «Грустный садовник», «Осень как повод», «Сумрак вокзала»… Он просит сделать перерыв. Идём на кухню. Пьём кофе. Я замечаю, что все конфорки газовой плиты ВКЛЮЧЕНЫ, но на них нет посуды.

— Почему они горят? — спрашиваю я в недоумении.

— Это я их включаю… Всегда…

— Зачем?!!

— Они как вытяжка для… призраков… Ты веришь в призраков?.. Эта квартира… Она проклята. Тут все умерли… И он хочет, чтобы я тоже умер… Тссс!

— Кто?

Он показывает на соседнюю комнату, откуда раздается голос сожителя. Я осматриваю кухонное пространство и спрашиваю:

— Этот человек только что сюда переехал?

— С рождения. Лет 50 живёт. Тут…

— Не включай газ… Слышишь? Выключи.

Он послушно выключает. Возвращаемся в «келью». Пишем «Париж-Москва», «Время — жить», «Поцелуй меня в губы немым снегопадом». Нам осталось «Забери меня…», собственно, написанной тому же персонажу, но мы вымучиваем её одну около часа. Он слышит её иначе. Не так, как я. Мы спорим. Я говорю, что модуляция должна идти из «ми» в «фа». А он — из «ми» в «ля». И вот, когда мы уже собрались записать, возможно, самую мрачную из песенок, в дверь постучали.

— Мне это… Гвоздь вбить надо… В стену… — мрачно произнёс голос за дверью.

— А нам всего одна песня осталась!

— А мне гвоздь… Два раза стукну. А потом записывайте, да?

Эта фраза режет мне слух… Гвоздь… Вбить. В стену. В этой абсолютно голой чёрной квартире… Здесь не хватает только гвоздя.

Записываем «Забери меня…» Я пою так, как слышит он. И вроде бы всё замечательно. Но на последнем куплете он берёт «свой» аккорд, я пою «свой». Пишем по инерции до конца. Но понятно, что всё — коту под хвост.

— Ладно… Бог с ней… — выдыхаю я.

Он качает головой. Отпускает гитару. Тянет меня к себе за руку. Бутылки закончились. Он утыкается головой в моё плечо. Его тело дрожит. Он просит денег. Я спокойно произношу:

— Как только ты передашь мне готовые файлы.

Он вздыхает, долго молчит, а потом спрашивает:

— А как ты назовёшь этот диск?

— «Город Дождей».

Он снова молчит. Потом бьёт кулаком по столу и произносит:

— Я не могу сам, понимаешь? Мне нужен нарколог. Мне надо в больницу. Там поставят капельницу… А он убьёт меня. Здесь все умерли. Ты веришь в призраков?.. Я не могу здесь находиться. Вчера я не хотел жить. Пожалуйста, позвони мне завтра? Проверь, жив ли я буду ещё… Позвонишь?

Я киваю. Он провожает меня до дверей.

— Всё будет хорошо, да? — спрашивает он.

— Конечно.

— Ты никогда не пела так, как сегодня… Потрясающе, правда!

Я машу ему рукой. Он улыбается. Выхожу на улицу в дождь, который идёт беспрерывно, медленно сводит тебя с ума, и, кажется, что он никогда не закончится. Я иду к метро и не знаю, услышу ли я вообще когда-нибудь те песни, которые мы сегодня записали экспромтом. Но я точно знаю, что уже никогда их так не спою…»

25 До/16 После. Паук и Ослик

Где-то во Вселенной

Мы продолжили путь в сторону горной цепи, и мимо нас по-прежнему носились кентавры. Я оглянулась: на месте дворца Нептуна теперь цвели гигантские красные маки, окутанные туманной дымкой.

— Никогда не смотри назад, — шепнул Хранитель. — Жизнь — это движение вперёд. Небо — нелинейно и многомерно. Здесь можно попадать в различные времена и сценарии, отслеживать причинно-следственные связи. Но в реализованных секторах события изменить невозможно, а в ещё предстоящих — вариантов слишком много.

— А почему там маковое поле?

— Каждый видит на Лестнице что-то своё. Нептун — любитель грёз, а маки навевают сон, дурманят сознание. Но сейчас мы идём по золотистому полю колосящейся пшеницы. В Сфере Служения ты вырастишь богатый урожай, пахать будешь на дядю, как говорят на Земле. Нептун заведует Сферой статуса, карьеры, начальников, достижения целей. Начальники — фантазёры-иллюзионисты. Работа свяжет тебя по рукам и ногам, не давая возможности заниматься собой. Сложности в продвижении, испытания на прочность, не соответствующая уровню вложенных сил оплата труда.

— А горы вдали? Они тоже — в Доме №6?

— Да, но там уже начинаются владения Сатурна.

— Какие шансы, что я не сойду с ума и не запью?

— Шансы есть всегда у всех. Служи миру. Пока творишь миры, ничего плохого не случится. Кстати, сын Нептуна — крылатый конь Пегас, любимец Муз и поэтов, дарит вдохновение и возносит на Литературный Олимп. Многие таланты погибают из-за наркотиков, сходят с ума и уходят досрочно. Но формула наркозависимости проигрывается и наоборот: помогая зависимым, ты не обретаешь её сама. Нептун в Сфере Служения — это помощь страждущим через исцеление душ. Я буду посылать тебе пристрастных к винопитию, а ты им помогай, как сможешь.

Внезапно рядом с нами остановился симпатичный Кентаврик и предложил подбросить нас до границы.

— В кого вы здесь всё время стреляете? — спросила я по дороге.

— В Скорпиона! — восторженно заявил Кентавр. — «И вот, конь белый, и на нём всадник, имеющий лук, и дан ему был венец, и вышел он победоносный, и чтобы победить». Слова из Апокалипсиса! Здесь недалеко — созвездие Венца-Короны. Мы стреляем в Скорпиона, чьё жало расположено на отрезке Сожжённого Пути, из нашего юпитерианского Созвездия Стрельца, где начинается Путь Света, чтобы разомкнуть Кольцо Времени! Однажды жало будет повержено, и на стыке Скорпиона и Стрельца, где находится туннель в центр Галактики, раскроется дверь в Небо. И мы обязательно победим! Наш покровитель Юпитер приносит счастье и обладает мудростью Знаний.

— Именно здесь, Рух, — добавил Хранитель, — проходит видимая человекам часть Млечного Пути. Здесь же расположены красивые туманности Лагуны и Омеги, и Чёрная Дыра, и Волшебный Город — «тройная» звезда Альбальдах, открытая древними арабами. Нептуну в Стрельце хорошо, он служит Проводником в нашу Реальность, управляет знаком Рыб, последним знаком Круга Времени, символом Перехода в Безвременье Бессмертия. Нептун — символ Тайны и всего Тайного. А Юпитер управляет Стрельцом — Знанием, и совместно с Нептуном — Рыбами, то есть Тайными Знаниями. Он стреляет в Скорпиона, но его цель — Рыбы. Не просто так христиане отмечали себя знаком Рыб.

— «Я сделаю вас ловцами человеков»! — воскликнул Кентавр.

— Юпитер побеждает Зло — низшее «Я», стреляя в Скорпиона, чтобы на Сожжённом Пути произошла «отвязка» от земных привязанностей, тем самым размыкаются Кольца Сатурна — Времени, Дверь в Небо раскрывается, и через Нептуна — Проводника — происходит переход в наш Мир, так?

— Смысл уловила верно, — сказал Хранитель. — Каждой душе на Земле нужно пройти через 30-ый градус Скорпиона.

— Дальше мне нельзя, — Кентавр остановился у начала горной цепи. — Мы достигли владений Сатурна! Удачи, Рух!

Мы с Хранителем начали восхождение по узкой тропинке в полном молчании. Забравшись на одинокую скалистую вершину, я вспомнила:

— И именно в 30-м градусе Скорпиона начинается мой Дом №6, но ты не рассказывал мне про этот градус!

— Градус Паука, Солнца и Рыб, нулевая точка Змееносца, в которой смыкается Высшее с Низшим. Градус Магии, но градус двуликий. Красноречие и магическое обаяние Плутона, с одной стороны, но чёрная магия и закулисные интриги — с другой. Звучит в унисон с нептунианским Плутоном: не станешь колдуном-Пауком, искусно плетущим интриги и заманивающим в свои сети невинные души, утягивая их в пропасть, чтобы не позволить им открыть дверь в Небо, значит, придётся побороться с Пауком, когда окажешься на месте его потенциальной жертвы. Но Воины Света никого не боятся, не так ли?

Я тяжело вздохнула, присев на скале у двери в Дом №7, чтобы немного передохнуть от крутого восхождения. Хранитель присел рядом. Мы смотрели, как теперь уже далеко и под нами на огненном поле носятся неугомонные Кентавры, безостановочно стреляя из лука.

— В этом градусе, Рух, у двери в Небо находятся Небесные Весы. На Весах — две чаши, но они не должны находиться в равновесии, как думают многие. Дверь откроется только тогда, когда Добро перевесит Зло. Этот градус — символ Справедливости.

— Я буду взывать к справедливости на работе?

— В области Служения миру, — Хранитель улыбнулся.

— А потом, когда отслужу, — я улыбнулась, мечтая уже поскорее достичь на Земле 30-го градуса Скорпиона, — приду к Небесным Весам, и мне откроется дверь, и я вернусь к тебе, сюда, домой, да?

— Конечно, душа моя. Только у людей неспроста говорится: «Тише едешь — дальше будешь».

— Кентавры, видимо, с этим изречением не знакомы!

— Но так ты же не кентавром воплощаешься!

— Ангел, а меня будет кто-нибудь любить на Земле?

— Небо тебя будет любить, душа моя.

…Книжка не открылась, как раньше, на одной из страниц — из неё выпали исписанные ручкой листы в клеточку.

— Что это? — удивлённо спросила я.

— Сказка о разрушенном императором Волшебном Городе, самая последняя, которую ты написала на Земле в том сценарии, поэтому она так и осталась не изданной: «Я — Душа этого Волшебного Города. Когда-то построенного в честь Императора. Чья центральная улица носила его имя. В чьём Храме Сердца ежедневно молились о его здравии, и эти молитвы напрямую уносились Богу теми ангелами, которые постоянно перемещались туда-сюда по Лестнице в Небо».

Москва

— Посмотри, Рэй, что я нашла! Рукодельные подарки и открытки моих сотрудников: «Нашему любимому и самому лучшему на свете генеральному директору в день рождения». Вау, сколько подписей! Только твоей нет!

— Зато я рядом сейчас. И на фото, где мы танцуем в новый год. Символичная: две Силы, Тьмы и Света, в танце самой Вселенной.

— А вот — Брат и я. Все считали меня его сестрой, а мы — даже не дальние родственники!

— Как много ты помнишь, Алиса. Они все тебя любили, и слушались, и уважали, хотя ты была гораздо младше. И Брат тоже любил тебя. Не стоило уходить. Девять месяцев твоё имя было негласным табу, а потом мы отмечали очередное 8-е марта, и он спросил: «А что если… Алиса вернётся?» И все вздохнули с облегчением, и всем хотелось, чтобы ты вернулась.

— Нельзя возвращаться. «После» никогда не будет, как «До».

— А если бы сейчас ты вернулась в «До», ты бы всё равно ушла?

— Выбор без выбора, Рэй. Потом мы встретились с Братом на выставке, он простил и отпустил меня, но мы поздравляли друг друга с праздниками. Я люблю его Вселенской любовью. Только с ним я чувствовала себя, как за каменной стеной.

— Ладно, а это кто, помнишь? — Рэй показал на очередное фото.

— О-о-о, — я засмеялась, — этот начальник пригласил меня в кафе, но пришёл с женщиной. Она оценивающе взглянула на меня и сказала, что не возражает. Многие годы она была его любовницей, обещала, что разведётся, если он тоже разведётся, и они поженятся. Начальник развёлся, а его любовница — нет. Он решил восстановить равновесие и предложил мне фиктивный брак.

— А те двое, парень с седым мужчиной?

— Они тоже были моими начальниками и расписывали меня между собой на год вперёд: кто из них поедет со мной в командировку в Австрию, кто — в Германию, кто — в Италию, кто — в Финляндию. Парень боялся седого мужчины, поэтому не афишировал своих чувств. А седой мужчина ничего не боялся, поэтому даже на совещаниях, в присутствии того же парня и не только, внезапно спрашивал, а какого цвета у меня сегодня нижнее бельё и когда же я сдамся.

— Везло тебе на начальников! — усмехнулся Рэй.

— А это — мой самый первый начальник-неаполитанец. Однажды он швырнул в меня тарелку с рыбой. В обеденный перерыв крикнул по-итальянски: «Рыба!», но это не означало, что его кухарка должна была подать ему рыбу на обед, поскольку «Рыбой» оказалась фамилия сотрудника в Телеком Италии, с которым мне нужно было срочно его соединить. А следующий босс не заплатил денег за проект — у него в офисе началась опись с конфискацией имущества, а он сидел и читал мои стихи.

— Тебе не кажется, что здесь не хватает фоток, Алис? — спросил Рэй, но я лишь пожала плечами. — А как поживает ручка?

— Пойди туда, не знаю куда!

— «Двойка» тебе. Она явно подброшена в местечко, где ты бывала. Или тому, с кем ты когда-то общалась, но…?

— Туда, куда или к кому я принципиально не захочу идти?

— Помнишь, зачем ты приезжала ко мне в Пушкино? — спросил Рэй, переместившись на очередную коробку. — Я хорошо помнил всё до момента нашего возвращения из Венеции, дальше память вырубило. Я начал осознавать себя лишь два года спустя. А у тебя как?

— Я не могу сказать, что не помню только один отрезок своей жизни. Когда я смотрю на вещи или фотографии, или «вселяюсь в себя саму в Прошлом», беседуя с друзьями на Афоне, или бываю в Зале Суда, я вспоминаю фрагменты и тут же их забываю. И то, как на Земле говорят, мол, вся жизнь разом промелькнёт «от» и «до», тоже нет.

— Представь, что уже через 24 дня ты не сможешь вернуться ни сюда, ни на Землю. Какие у тебя были любимые места?

— Афон, — не особо задумываясь, ответила я.

— Опять 25! В этом городе!

— Церковь Святых Петра и Павла, подворье Оптиной пустыни. Гуляла по центру в праздники. Книжные магазины! Они как целые Вселенные! Летом — Николина Гора. И… пожалуй, это всё.

— А теперь наоборот: какие места ты обошла бы стороной? На кладбище не хочешь заехать? Могилкой полюбоваться?

— Я же — не вампир!

— А в гости к кому-нибудь, попрощаться?

— У меня здесь, судя по всему, никого не осталось.

— А на Суде ты чувствовала кого-нибудь живым?

— Боже, как сложно вспоминать даже то, что было вчера! — я прокручивала картинку за картинкой. — Какие-то школьники, дети. Ах да! Мальчик был и Женщина, у неё лицо двоилось! Может, они как-то связаны? Кажется, я говорила про них Джойс, но понятия не имею, кто они!

— Неправда, — категорично возразил Рэй. — Не хочешь вспоминать. Значит, там больно. А если больно, значит, тебе туда и надо! Никто не хочет возвращаться к боли. И это прекрасно знают все черти. Если ручку спрятали, то где-то там. Выясни у своей памяти, кто же эти Мальчик и Женщина, и что, или кто их связывает.

Я задумалась, вспоминая раздваивающееся лицо Женщины, как слева от меня что-то зашевелилось. Я вернулась в здесь и сейчас, перевела взгляд налево и вскочила, зажмурившись от ужаса:

— ПАУК!

Урануполи

Я открыла глаза на Афоне в лавочке Яниса. Шёл дождь — иногда погода портится и здесь. Лия принесла кофе.

— Янис уехал на Афон, а у нас сегодня забрали Матрону.

— Матрону?! Странно… Вчера вспоминала Святых, которые помогают в болезнях, и забыла Матрону! Как я могла! Ведь я…

Внезапно на другой стороне улицы появился Монах, который, как мне казалось, следил за мной. И я сделала шаг в сторону от «себя в Прошлом», прослушав то, что было сказано далее. Монах печально покачал головой и мгновенно исчез.

— Надо же! — воскликнула Лия. — И каждый день Вы были прямо под бочком у Матронушки! Как же Вам повезло!

Я так и не вспомнила, что же я делала под бочком у Матронушки, но решила вернуться в её монастырь ночью и на всякий случай попросить прощения.

— А к нам тут скорпионы зачастили! — пожаловалась Лия. — Никогда раньше их не видела! А тут всё лето то там, то сям проявляются, и прямо в комнате моей! Лежу вчера, вижу на потолке что-то шевелится. Включаю свет, а там — он! Жуть! Скорпионы же олицетворяют Зло, значит, теперь Оно добралось и до Афона.

В лавку зашёл афонский монах, Лия разговорилась с ним на греческом. Он посмотрел на меня и что-то произнёс с улыбкой.

— Он видит вокруг Вас много Тьмы, — перевела Лия. — Но Вы — ближе других к Свету. Чем больше Тьмы, тем ближе Свет. Что, Вас дома тоже скорпионы замучили?

— И скорпионы. И пауки. И змеи.

Покровский монастырь, Москва

Матроне все приносят цветы, а монахини у мощей раздают их лепестки тем, кто идёт следом. Когда-то на Рождество в жуткий мороз я простояла в очереди к её мощам около 5 часов, а дома хранила лепестки на «экстренный случай», они так и остались нетронутыми. Я склонилась у мощей и извинилась за то, что забыла рассказать о ней Димитре. Матрона канонизирована Патриархом Алексием II, в свите которого я пела в детстве, а при жизни она любила ту же икону, что и я, — «Взыскание погибших», и никогда не расставалась с ней.

В полночь я уже было собралась в Башню к Джойс, как меня потянуло в здание, расположенное напротив монастыря. Блуждая по его пустым и тёмным лабиринтам с расставленными по углам паучьими ловушками, я не могла понять, что это за дом. В итоге я поднялась на крышу и вздрогнула от неожиданности!

— Алиса! Как ты? Тоже скучаешь? — Женщина с двоящимся лицом подлетела ко мне, взяла за руку и продолжила что-то говорить, а я тщетно вспоминала: кто она, как её зовут? — Я часто возвращаюсь сюда во сне. Алиса, а помнишь? Помнишь?.. Я так рада, что ты мне приснилась! Ну скажи мне, ты его видела? А маму? Как Там? Всё хорошо?

Женщина с надеждой смотрела на меня, но я потеряла дар речи.

— А знаешь, я до сих пор храню его стихи! И твои тоже храню! И те книжки, которые ты дарила мне, храню. И стих, который ты написала тогда. И твой «Храм Сердца». И…

— Вы — Хранитель? — спросила я, но Женщина продолжала сбивчиво говорить, вздыхая.

— Ты — как я… А они… они все… я говорила ему, и им, что ты… Помнишь?.. Кажется, я сейчас проснусь! Заходи сюда ещё, хорошо?

— А… как Вас зовут? — смущаясь от того, что я никак не могу вспомнить, робко спросила я.

Женщина удивлённо взглянула на меня и произнесла:

— Я — Любовь, — и мгновенно исчезла.

Башня в Урануполи

— Поговори с Женщиной, — подытожила Джойс, выслушав мой рассказ. — Любовь не может желать Зла, она может только помочь.

— Я не знаю, где она живёт, как часто попадает во сне на крышу заброшенного здания. Как её найти?

— Силой мысли, Алиса. А что с дневниками в Библиотеке?

— Я пыталась листать быстро, но проваливалась и зависала. Не знаю, что искать. Вряд ли я написала о своих планах на уход.

— Вряд ли в этом можно убедиться, не пролистав всё.

Библиотека Вселенной

«…оказалась заложницей: поехала на переговоры, а меня закрыли в переговорке! — чтобы за мной приехал нужный им человек… Я — ослик, периодически мне показывают морковку, когда уже ну совсем устаю. Морковку показали и… работай дальше. Работаю я много. И над собой. Будто внутри живёт неугомонное существо, постоянно меня подгоняет, ругается и нервирует астральное тело, когда останавливаюсь — если вечером/ночью я ничего не сделала в плане своего Пути (творческого). Всё время боюсь опоздать и не успеть, будто завтра уже не наступит. Паническое отношение ко Времени — к ночам и выходным (днём — работа земная). С каждым годом это ощущение нарастает, отчего астральное тело ещё больше раздражается и сильнее вибрирует. Не знаю, куда я должна дойти. Но я иду в том направлении, куда меня ведут знаки, и делаю то, что могу сделать на настоящий момент… Берём раствор лакового коллоксилина, смолы в смеси органических растворителей и полиизоцианат на основе мономерных диизоцианатов алифатической структуры. В пропорции 100:5. Жизнеспособность смеси — 8 часов при 20С. Проза моей жизни, выдержка из семинара по ЛКМ с рецептом приготовления нитроуретановых двухкомпонентных лаков… Позвонили с ТВ — надо ехать на съёмки. Как сказать боссу? На предыдущих местах работы все понимали, что это для меня значит, что нечасто бесплатно приглашают в наше время и что я не вру. Съёмки — значит, съёмки. Венгрия — значит, Венгрия. Надо идти — иди. Как сказать сегодняшнему боссу? Прямо хоть ври, что зуб заболел. Врать не хочется совершенно… Знаю, зачем я работала на прошлой работе — сестра владельца компании отправила меня на семинар к РАМ. А если бы я с Мансуровой не познакомилась? Не было бы „Иной Реальности“… Периодически думаю про 3-ю книжку — нет возможности уйти в Поток её написать. Пришла мысль по „косичке“ — люблю косички плести в прозе — Время перемешивать, Пространства… Один на работе: „ты вот такая“, а я ему: „ты совсем меня не знаешь, какая я, совсем…“ Когда была начальником, старалась с сотрудниками общаться не только на рабочие темы, у каждого из них — своя душа, свой путь, свои горести и радости. Я знала, когда у кого жена рожает, у кого дочь в какой институт поступила, кто на даче какие цветы выращивает. Со мной даже луковицами делились. Когда приходили злые люди, „мои“ помогали. Однажды на дверь кабинета повесили картинку — лягушка в клюве цапли душит её лапами, и надпись: „Никогда не сдавайся!“ Тогда человек чёрный гадости творил, а когда убрался восвояси, на дверь повесили ленточку праздничную и надпись: „С днём ПОБЕДЫ!“ И мы закатили пир на весь мир, сдвинули столы в моём кабинете, накупили еды, и пела я им под гитару свои стихи…»

«Я люблю Этот Дом. В нём всё — моё. Не просто мне близко, а именно моё. Тонкая грань между близким по духу и 100% твоим. И если уйду отсюда, как люди, возвращающиеся из монастыря в мир, Этот Дом всё равно навсегда останется МОИМ. Потрясающее чувство, не зависит ни от других людей Дома, ни от чего-то ещё. Дом и я, я и Дом. Есть места, где информационный поток — тот же, но энергетика — чуждая. Там всё — красивое, чистое, пушистое, но НЕ МОЁ. Здесь всё — НЕ пушистое, НЕ красивое, НЕ чистое, но оно дороже тех белых ровных стен и столов, тех мест, где нет ни грамма пыли, но царит вечная ЗИМА, откуда хочется бежать. Здесь всё дышит — стены, пол, потолок. Всё пропитано тем Духом, частью которого являюсь я сама. А ещё здесь живут мои книжки и портреты тех, кого я встречала в Библиотеке Вселенной, — мой маленький подарок Этому Дому. Призраки любят этот Дом, как и я. Это ИХ Дом. Он похож на Храм, на монастырь, будто я пришла сюда на постриг — послужить миру, оставив сам мир за дверью… Я налила воду в чайник и шла по коридору, как внезапно столкнулась с хозяином Дома, которому очень благодарна, он улыбнулся и спросил:

— Значит, ты теперь «на службе»?

Я засмеялась и кивнула.

— Ну и как тебе «служба»?

— Как и все… службы…

Не знаю, хватит ли меня надолго, но Этот Дом навсегда будет жить во мне, даже когда меня уже не будет ни здесь (в нём), ни в этой, до сих пор до конца не принятой мною, чуждой Земной Реальности…»

«С какой стороны описать вам слона? Ему 50. Высокий, симпатичный мужчина, безумно похожий на известного актёра, показывает мне рукой на стул рядом с его столом. Он — в белом. Я — в чёрном шёлковом платье на тоненьких лямочках, завязанных на плечах бантиками. Я сажусь и молча кладу перед ним листочек А4. Он молча читает, нервно выбивая дробь пальцами по столу, и задаёт уже привычный мне вопрос. Утвердительно киваю. Он пристально смотрит мне в глаза, размышляя, вздыхает и тихо, почти себе под нос, спокойно и даже как-то цинично произносит:

— Рано или поздно… ты, видимо, всё равно станешь… моей…

Он бросает взгляд на коллегу, а затем резко встаёт из-за стола, берёт меня за руку и ведёт прочь. Странное здание — полукругом. И коридоры — тоже. Я стараюсь не смотреть по сторонам, а только на него. Он идёт быстро, я с трудом успеваю за ним. Мы подходим к какой-то тайной комнате, но она закрыта.

— Подожди меня здесь. Не уходи никуда…

Я киваю, прижимаюсь к стене у двери и стараюсь ни о чём не думать. Он возвращается, открывает тайную комнату, пропускает меня внутрь, и закрывает за собой дверь. На ключ. Комната залита солнцем. Я непроизвольно жмурюсь и отворачиваюсь от окна. Я стою спиной к высокому столу. Он подходит ко мне близко-близко и почему-то почти шёпотом произносит:

— Ты очень красивая, но тебе это уже сто раз говорили и без меня…

Он показывает взглядом на стол, что означает «Присядь сюда», и, учитывая мой рост, берёт меня за руку и спрашивает:

— Помочь?

Не говорю ни «да», ни «нет», молча встаю на цыпочки. Он подхватывает меня за талию и усаживает на край стола. Молча смотрит в глаза. Кажется, что проходит вечность. Потом склоняется ко мне близко-близко, нежно убирает мои распущенные волосы за спину.

— Можно? — опять почти шёпотом спрашивает он, дотрагиваясь до тоненьких лямочек платья, завязанных в красивые бантики на плечах.

Молча киваю и невольно вздрагиваю. Он как-то очень медленно и задумчиво развязывает их. Платье скользит вниз до пояса на талии. Под платьем сверху ничего нет, кроме тела. Он отводит мои руки назад.

— Боишься? — тихо спрашивает он, и я молча киваю. — Так ты — трусиха? Это нормально, я… тоже боюсь! Тсс!

Его пальцы скользят по моей груди… нет, я не могу на это смотреть и закрываю глаза.

— Пожалуйста, не закрывай глаза!

Я открываю глаза и… вздрагиваю, кусая губы.

— Смотри мне в глаза!

Мы смотрим друг другу в глаза. Я проваливаюсь куда-то. Я даже не могу сейчас вспомнить цвет его глаз.

— Небольно?

Я отрицательно мотаю головой. Он аккуратно завязывает бантики на моих плечах.

— Пойдём?

Мы медленно возвращаемся по тому самому коридору. Полукругом. На прощание он так же спокойно и цинично озвучивает мне два варианта нашего дальнейшего общения.

— Надеюсь, тебе не придётся часто приезжать ко мне сюда, — констатирует он и просит позвонить, когда я доберусь до работы.

И я звоню.

— Расслабься… Всё хорошо… пока…

И мне показалось, что ему было даже грустно говорить это «пока», а мне уже никогда не забыть ни его самого, ни шприц в его правой руке, ни тот раковый корпус больницы <…> летом <….> года.»

24 До/17 После. Жена призрака

Где-то во Вселенной

Я открыла дверь в Дом №7 и… чуть не свалилась в бездну — отвесная скала обрывалась в пропасть. В чёрной глухой ночи снег валил хлопьями. Хранитель спас меня от падения и повёл направо к спасительной пещере.

— Уууух! — выдохнула я, когда мы оказались внутри. — Да тут такие отвесные скалы, к тому же скользкие из-за снега, что даже дна не видно!

— Сфера Партнёрства и Брака, а также твоих Врагов.

— Партнёры и враги — с каменной душой? А кто меня согреет на Земле?

Из глубины пещеры с факелом в руках и в сопровождении маленькой белой козочки появился… Сатурн.

— Не переживай! — улыбнулся он. — Во-первых, мёрзнут земные тела, а душа не от мороза леденеет. Во-вторых, в нашем мире можно визуализировать всё что угодно. И сейчас мы сотворим огонь.

— А как Вы оказались здесь? — удивилась я.

— Из Подземелья Башни можно добраться до всех Домов, с которыми у меня есть связь, а я — Хозяин твоего Дома №7.

Мы присели у визуализированного Сатурном огня.

— Дом №7 начинается в 13-м градусе Козерога и длится 13 градусов. Дома 2-ой половины Круга равны по размеру Домам 1-ой половины, таков закон. Это градус «Снежной Козочки», градус Венеры, с которой я дружу. Он означает привлекательную внешность и дар обаяния, но со стороны сложно понять, что происходит в душе. Скалы красивые, но внутри — тайна, проникнуть в которую не просто. Личности исключительно одарённые, творческие, живущие в своей реальности и мечтах, но в миру — целеустремлённо-жёсткие, требовательные к себе и окружающим, порядочные и честные. Романтизм сочетается с рассудком и мёртвой хваткой. Я — планета старцев, потянет к тем, кто намного старше и сильнее. Сила человека в твоём понимании заключается в силе Духа и ума. Ты ценишь умных и мудрых попутчиков, с которыми интересно, спокойно и комфортно. Но тем, кто с детства следует Путём Духа и не останавливается в развитии, найти спутника — задачка не простая. Данный градус часто означает безбрачие и одиночество. Такие люди обладают несгибаемой, как скалы, силой воли, чрезмерным самоконтролем. Они побеждают чувства и привязанности, опираются на вечные принципы. Их влечёт Небо, им важна небесная глубина, их первоосновы — за рамками земной жизни. Мы неслучайно оказались в пещере. Один звездочёт сравнил 13-ый Градус Козерога с огнепоклонником, медитирующем над предельными реальностями существования. Градус изображали Духом в облике Венеры — красивой женщины, которая выходит из Тьмы в Туман, а из Тумана поднимается к Истинному Свету. В итоге ты должна осознать единство всего сущего и победить земное «Я», растворив его в Безвременье Вечности. Кстати, на Земле в Греции до сих пор существует монашеское государство, где самые стойкие отшельники живут в пещерах на отвесных скалах, подобраться к которым сможет далеко не каждый отважный путешественник.

— А я смогу?

— Туда пускают только мальчиков, — сказал Хранитель. — Но тебе предстоит много путешествовать, данный градус — символ странствий.

Белая Козочка положила свою голову мне на колени, и я гладила её, смотря сквозь пламя «на улицу», где в чёрной глухой ночи падал снег.

— 13-ый градус Козерога — знак покровительства Высших Сил, — улыбнулся Старец. — Чем чаще устремляешь взор в Небо, тем сильнее крылья твоего Хранителя, и Покров Небес укроет твои усталые плечи. В праздник Покрова Богородицы в стране, где ты воплотишься, обычно выпадает первый снег.

— Посмотри, — добавил Хранитель, — прямо над дверью в Дом №7 расположена Нунки — звёздочка в оперении стрелы Стрельца, о ней знали ещё шумеры в Вавилонской Башне.

— Иногда она служит Юпитеру, а иногда — мне, Сатурну. Мы — две противоположности. Юпитер даёт человеку нечто хорошее в крупных размерах легко и просто, а я — только через упорный труд и лишь крайне необходимое. Путь в Небо не бывает лёгким.

— А на Земле счастливыми могут быть только лентяи, злодеи и глупцы?! — буркнула я.

— Никогда не смотри на других, — ответил Старец, погладив меня по голове. — Нунки — это сильный характер, религиозный дух, правдолюбие, прямота и откровенность, глубокомыслие, сдержанность, проблемы с родителями, наличие врагов, сводящих успехи на нет. Но успех тебе обеспечен.

— А у меня будет муж? И в чём разница между Домами №5 и №7?

— Дом №5 говорит, в кого ты будешь влюбляться, к кому привязываться сердцем, — это Плутоны и Ураны. Связи Солнца показывают отношения, и чем они закончатся: Плутон тебя унижает и доводит до самоубийства, союз распадётся. Нептун выведет на новый уровень духовного развития и стимулирует творчество, но это муж-иллюзия, муж-призрак, ощущение, что его нет. Луна — брак двух сильных и равных людей. Меркурий — дружеские отношения, ты будто его сестра-близнец. Юнона уже сказала, с кем ты станешь счастливой в семье: Уран — гений, иноверец или иностранец, Марс — мистик-отшельник-интроверт, военный или человек из закрытых организаций, Юпитер — покровитель-меценат, единомышленник. Я, как Хозяин Дома №7, уточняю информацию о браке и партнёрах: поздний брак, брак с большой разницей в возрасте, брак по расчёту — в твоём случае с тем, кто сильнее Духом и мудрее. Хорошо тебе с Козерогами и Сатурнами — у них твёрдая почва под ногами и здравый рассудок.

— А те, с кем я могу создать семью, уже воплотились на Земле? Или они не предопределены и многовариантны?

— В их паспортах прописаны твои характеристики. Не может человек, у которого нет указания на твоё душе-устройство в качестве спутника жизни, к тебе притянуться. В паспортах отмечены годы вступления в брак, рождения детей, информация о родителях.

— А где мне искать мужа?

— Предначертанное на Небесах происходит само собой, мимо не пройдёте, — Старец усмехнулся. — Твой Хранитель всё организует, не переживай. Места встречи определены: в Домах №6, №11 и №12 — на работе, в медицинских учреждениях, на службе в церкви, благодаря домашним животным, через служение миру, друзей, политику, ТВ, СМИ, Интернет, в клубах и объединениях по интересам, в закрытых учреждениях и организациях, в таинственных, мистических и эзотерических местах, на островах, в больнице, за городом, в тюрьме, в…

— В тюрьме?!! — я подпрыгнула.

— Рух… ты чувствительна, как Луна! — Сатурн улыбнулся и похлопал меня по плечу. — А каких врагов ты себе наживёшь?

— Красиво-холодных, — я съёжилась.

— Да, расчётливых, жестоких, целеустремлённых, упорных, несгибаемых, как скала. Основная причина злобы и козней — зависть. Людям свойственно это нехорошее и чисто земное чувство. Станешь на голову выше многих — мало кому понравится. Ты будешь человеком скромным, трудолюбивым, молчаливым, но Свет, даже скрываемый внутри горы, всегда чувствует Тьма, она старается его уничтожить. Вступай в отношения осторожно, тщательно взвесив все «против» и «за».

— И партнёры по работе, — продолжила я цепочку мыслей, — а работой у меня заведует Плутон, будут травить меня почти до смерти?

— Не забывай, что я заведую энергией Плутона, будучи управителем его официального Дома №8. Вы все — и ты, и твои партнёры и враги — в некотором смысле Плутоны. Общайся с партнёрами по духу — Сатурном-Козерогом и Юпитером-Стрельцом. Если Плутон в Доме №5 в оппозиции к Солнцу всего лишь отравляет тебя, лишая сил, то в Доме №7, в оппозиции уже со мной, он тебя убьёт, поскольку я — слабее его, в отличие от твоего Солнца.

— Моя Смерть может быть связана с кем-то из моих партнёров?

— Не просто может, она будет связана.

… — Ангел, как мне всё вспомнить на Земле?

— Ты же — маг! — Хранитель улыбнулся, а за соседним столом в Библиотеке появился Молодой Человек, к которому меня сразу потянуло.

— Воплощённый, — констатировала я Хранителю шёпотом. — А можно я с ним познакомлюсь?

— Забавно… Ну иди…

Я осторожно подлетела к Воплощённому и коснулась его плеча.

— Здравствуйте! Я — Рух, мне скоро предстоит воплотиться. А зачем Вы приходите сюда, в Библиотеку? У вас там, что, совсем нет книжек?

— Привет, — Воплощённый с интересом разглядывал моё астральное тело. — У нас «железный занавес». На книжки надо записываться, ждать очереди. Магазины совсем пусты. Иностранной литературы нет. Да и вообще почти ничего нет.

— Но с этим же надо что-то делать! — воскликнула я.

— А что можно сделать? — задумчиво произнёс Воплощённый.

— Нууу… книжки, конечно! И сделать их много-много, красивых и умных, чтобы у каждого на Земле была такая же Библиотека, как эта!

— Интересная идея для моего будущего бизнеса! — ухмыльнулся Воплощённый. — Я тут как раз размышлял: чем бы заняться?

— Знаете, когда я воплощусь, я стану писать книги и подарю их Вам для Вашей Библиотеки! — улыбнулась я.

— Так ты — будущая писательница? — ухмыльнулся Воплощённый. — А о чём собираешься писать?

— Об Этом Мире, конечно! — засмеялась я. — Сейчас читаю здесь одну из своих будущих книг: «Верите ли Вы в призраков?»

— Надо же! Я как раз люблю всё таинственное и магическое! Ну ладно, Рух, тогда договорились: ты воплощайся и пиши, а потом найди меня на Земле, и я твои книжки издам, чтобы они появились в библиотеках! А за идею моего будущего бизнеса обещаю сделать тебя звездой! — Воплощённый улыбнулся и подмигнул мне.

— Что Вы! Пишут ведь не для звёздности!

— Тогда, когда ты подрастёшь, я возьму тебя в свой бизнес в качестве партнёра и передам его тебе, когда состарюсь!

Хранитель позвал меня, я помахала рукой Воплощённому и вернулась за столик к окну, как внезапно…

— Что такое, душа моя? — вздыхая, переспросил меня Хранитель.

— Этот Воплощённый, — я обернулась, но уже никого не обнаружила, — Плутон!

— Да-да, и теперь вы обязательно встретитесь на Земле, — печально произнёс Хранитель, и книжка раскрылась на рассказе «Встреча», в котором призрак нашёл своего обидчика, чтобы заставить его вынести приговор самому себе.

« — Этот негодник не стоит твоей смерти! И как только таких мерзавцев земля ещё носит?! Они заслуживают мгновенного наказания!

— Уверены?

— Безусловно!..

Старик схватился рукой за сердце — он задыхался и, корчась от боли, медленно опускался вниз.

— Я искала того мужчину, — ледяным голосом произнесла девушка и, когда старик издал последний вздох, добавила: — Наконец-то я его нашла.»

Где-то в Тумане

Звуки Лунной Сонаты и Туман, они преследуют меня.

— Алиса, тебе надо идти дальше! — доносится из Тумана магический мужской голос.

Я бегу вдаль, но попадаю в кабинет, где вижу себя в Прошлом: плачу и бросаюсь в ноги мужчине, чтобы тот отпустил меня, а ведь он помогал мне на Пути. Я благодарна ему и люблю Этот его Дом, потому что в нём живут призраки поэтов и писателей… Лунная Соната… От неё невозможно сбежать! И мне становится невыносимо смотреть на себя в Прошлом.

— Не уходи! — кричу я самой себе сквозь Пространство Времени.

— Алиса, ты права, тебе надо идти дальше, — произносит мужчина.

— Останься! — снова кричу я себе в Прошлом.

— Ты никуда от нас не уйдёшь! — кричит женский голос. — Мы так любили тебя! Он — вор! Он не имеет права тебя у нас красть!

Лунная Соната заполняет весь кабинет целиком вместе с Туманом. Она разливается в нём волнами, звучит по кругу, без остановки, пронизывая здесь каждый атом.

— Алиса, тебе надо идти дальше, — наконец-то разбудил меня Рэй.

Москва

— Нашла, что искала? — печально поинтересовался Призрак мужа моей соседки, встретив меня у лифта, в то время, как его жена звенела ключами, закрывая их квартирную дверь.

Я отрицательно мотнула головой. Лена подошла к лифту.

— Давай вдвоём попробуем? — предложила я Призраку, и мы с обеих сторон в оба её уха крикнули: — ЛЕ-НАаааа!

Лифт открыл двери, но Лена внезапно обернулась и озирала «пустоту», когда проявился её Хранитель и с укором посмотрел на нас:

— Опоздает и попадёт в аварию! К тому же призракам разрешается общаться с воплощёнными только во время их сна!

Мы извинились, и я, переместившись к себе, плюхнулась на мешок с подушкой и одеялом. Рэй сидел на подоконнике.

— Я видела ту Женщину с двоящимся лицом. Мы встретились на крыше какого-то дома во время её сна.

— И кто она?

— Любовь, — вздохнула я. — Это всё, что я узнала.

— Ты упустила свой шанс! Стоило бы рассказать о себе и попросить помочь что-то вспомнить, узнать про Мальчика. Ну как ты могла? А на Суде?

— Ох… ты же знаешь, в меня влюблялись военные, алкоголики и нежелающие жить. Я старалась им помочь. Один из них пришёл поблагодарить, сказал, что Венеция больше не плачет, а меня ждёт Город Солнца.

— Что ж, хорошо, что до сих пор к тебе приходят люди на Суд. Ко мне вот… Но не обо мне речь.

— О! — воскликнула я, улыбаясь. — Мои любимые детские книжки, с потрясающими картинками! Я собрала их на целый стеллаж в один из своих мрачных периодов. Тогда по вечерам я садилась у камина в кресло-качалку и читала себе на ночь — сказкотерапия. У меня же в детстве не было книжек. И уж тем более с картинками на каждом развороте!

— А это что за книжка? Тощая, будто самодельная, на скрепке?

— Так чья же Вы жена? — спросил меня Денис, разливая коньяк. — Витина? Женина? Борина? Нет, Бориной Вы не можете быть по возрасту, хотя, всякое случается! Или… чья? Все к Вам тут так относятся, будто Вы — жена… Признавайтесь!

Я оглядела пространство — кухня. Маленькая, вся в табачном дыму. С приглушённым светом. За окном — ночь. Как я здесь оказалась? Кто он? Я сделала шаг в сторону и наблюдала за происходящим, стоя у окна.

— Не угадали. Ничья, — усмехнулась я в Прошлом. — Ну или… считайте меня женой… колдуна.

— Колдуна?! — воскликнул Денис. — Очень романтично!

— Только он — Призрак, — продолжила я.

— Как давно? — Денис передал мне бутерброд с красной икрой.

— Возможно, он всегда был Призраком.

— Вы говорите загадками! Ешьте, Алисонька.

Он приносит книжку со своими стихами, протягивает мне в подарок, я пробегаю её глазами и вздыхаю, а он продолжает ненавязчиво:

— Знаете, у меня есть одна знакомая, она ездит к мужчине и живёт у него периодически, у них платонические отношения, потому что он — импотент, но ему приятно её красоту наблюдать у себя в квартире. Он ей хорошо платит. Как Вы к этому относитесь?

— Уважаю тех, кто не комплексует.

Рэй возникает из ниоткуда и берёт меня за руку:

— Но лучше быть женой призрака, не так ли?

...

— Заметь, они все делали тебе непристойные предложения, — усмехнулся Рэй, когда мы вернулись ко мне домой. — Где бы ты ни работала, и замуж звали, и так просто… У тебя была масса вариантов!

— Это были не мои варианты! Я вспомнила, что было в записке Николаю Чудотворцу, — я просила его выдать меня замуж.

— Отлично, ты не указала, за кого. И? Что было дальше?

— Мишка, мечтающий пристроить меня в Италию, разместил мою фотку в Интернете на международном сайте знакомств. Итальянец-врач узнал Башню, на фоне которой я сфотографирована во время тех гастролей, в городе Монополи, за пазухой у Николая Чудотворца — рядом с Бари. Итальянец жил в Монополи, написал мне, а потом позвонил. Выяснилось, что его дочь, изучающая русский язык в институте, была на моём выступлении в Башне! В общем, забавно!

— В этом не было ничего забавного! Он предложил тебе выйти за него замуж. И жила бы ты в своей Италии! Плачущая Венеция была переписана — ты попала к Чудотворцу в Бари, чтобы он изменил твою судьбу! Как ты могла перечеркнуть один из лучших сценариев? Неблагодарная! Ради чего? Вернее, ради кого?! — Рэй покрутил пальцем у виска и сурово добавил: — Что ты хотела сделать, прежде чем свалить отсюда? Ну?!

Беспомощной тенью я скользнула по стенам с иконами, к Николаю Чудотворцу, попросила прощения. Казалось, все лики Святых что-то говорили мне, но я никак не могла понять, что именно.

— Рэй, подскажи! Пожалуйста! — закричала я от бессилия.

— Да ты всегда останавливалась прямо у того, что искала!

— Только тогда ты появлялся и говорил: «Подними голову!»

— Ну и подними! Вот запрут меня в Темнице за подсказки, и мы больше не встретимся! Разве что на Суде. Думаешь, за нами не наблюдают? Просто, чтобы тебя не смущать, все молчат и не проявляются! Ищи Женщину, читай дневник в Библиотеке, слушай внимательно беседы с афонцами! Подытоживай, что видишь и слышишь в Зале Суда и в этой комнате! Никто, кроме тебя самой, уже не сможет тебе помочь!

Урануполи

Сократис вальяжно развалился в плетёном кресле у своей лавочки на морской улице и пил кофе.

— Присаживайся, Алис! Отдал итальянцам твою любимицу, которая напоминала тебе карту из колоды Таро — Божью Матерь, пронзённую мечами! Редчайшее исполнение иконы «Семистрельная» или «Умягчение злых сердец», она же «Симеоново проречение», на котором все 7 мечей пронзают Её насквозь, а не изображены целиком и по-отдельности. «Семистрельная» — странное название, будто Богородица стреляет, — Сократис жестом позвал официанта из ресторана, находящегося по соседству с лавочкой, и попросил кофе для меня.

— Название «Симеоново проречение» мне тоже понятней — пророчество Святого Симеона Богоприимца, который на Сретенье Господне в Иерусалимском храме предсказал Марии её грядущую боль при потере сына и то, что она сможет читать сердца других людей, по словам Евангелиста Луки, «и Тебе Самой оружие пройдёт душу, да откроются помышления многих сердец». Есть два общепринятых изображения одного иконографического типа, в зависимости от расположения мечей: 3+4 слева и справа, и 3+3+1 меч снизу. Праздник «Семистрельной» — 26 августа, а «Умягчение» 14—15 февраля. Раньше Марию изображали в полный рост, стоящей на облаке, а теперь — по пояс. До революции 1917 года недалеко от Москвы, в Калужской области, находилась чудотворная икона «Страстная» — Богородица держит на руках снятого с креста Христа, а её сердце пронзают 7 стрел. Редкий образ был у старообрядцев: Божья Матерь с Христом-отроком стоят перед каменной стеной, на Её голове — царский венец с изображением Её же самой, плачущей над распятым Христом.

— А почему мечей семь?

— Полнота меры, в данном случае — скорби. В Армении есть церковь XIX века «Семи ран Богородицы», её главная икона — «7 скорбей Богородицы»: пророчество Симеона, бегство в Египет от Царя Ирода, поиск потерявшегося 12-летнего Христа в Иерусалиме, разлука в момент Его ухода на проповедь, Его арест, распятие и погребение. В Апокалипсисе «7» звучит как выражение полноты: «И падут 7 печатей».

— Я слышал, что 7 мечей — 7 человеческих грехов: гордость, уныние, блуд, чревоугодие, гнев, жадность, зависть; они пронзают душу Богородицы. А в чём помогает икона?

— Название «Умягчение злых сердец» — говорящее: примирение враждующих, избавление от жестокосердия, защита от врагов и недоброжелателей, обидчиков и завистников, во время гонений и преследования. Она ловит стрелы и отводит их от человека. Мечи и стрелы — ещё и грехи: об избавлении от пороков; и — оружие: защищает воинов. Происхождение самого образа с 7-ю стрелами окутано тайной, неясно, кто являлся её первым иконописцем, икона почитается и в Католичестве, и в Православии — не Промыслом ли Неба? — ведь эта икона — символ миротворчества, а не борьбы за право первенства.

— Правильно она висела у меня над дверным проёмом!

— «Семистрельная» помогает человеку смириться: Она так страдала, и Сын её так страдал, что мои беды в сравнении с их крестом? Однажды в Вологде Богородица попросила хромого найти эту её икону в местном каменном храме и обещала его исцелить. Найденной иконе было около 500 лет, при строительстве лестницы в колокольню Апостола Иоанна Богослова её приняли за обычную доску и ходили по ней. После обретения она совершала множество чудес, в 1830 году остановила эпидемию холеры. Местные жители сохранили икону во время революции 1917 года, и сейчас она находится в новой церкви Праведного Лазаря в Вологде. А ещё есть мироточивая «Умягчение злых сердец», из Бачурино. Женщина купила печатную икону, приложила к мощам в Покровском женском монастыре, и та замироточила, после этого женщина передала её в подмосковную церковь. Во время террористических актов и других трагических событий на иконе появлялись капли крови. Теперь икона часто путешествует по свету, побывала и здесь, на Афоне.

— Ничего себе! А почему итальянцы к ней не ровно дышат?

— В Миланском соборе находится статуя XVII века «Страдающая Мать» — Мария со стрелами в сердце, а в Венеции — интересная икона. В 1942 году итальянцы, воевавшие на стороне Германии, нашли в разрушенном доме на Дону один из списков «Семистрельной» и передали полковому священнику. Тот назвал её «Донской Мадонной» и при наступлении русских войск отправил в Италию своей матери с просьбой молиться перед ней всем матерям о сыновьях. Священник был ранен, взят в плен, но вернулся домой живым. «Донская Семистрельная» находится в часовне в Венеции вместе с Донской землёй и водой в специальных сосудах. В 2011-м мироточивая «Умягчение злых сердец» из России прибыла в Италию, посетила разные города и встретилась в Венеции с «Донской Семистрельной».

— Захотел бы запомнить столько, сколько ты знаешь, и не смог бы! Тебе самой пора иконную лавочку открывать!

Я улыбнулась и сделала шаг в сторону от «себя в Прошлом», поскольку уже вспомнила, что будет дальше, — я попрошу Димитру узнать, почему монах из Скита Святой Анны пишет одежду «Казанской» в оранжевом цвете. Она созвонится с монахом, и он расскажет, как в детстве нашёл «клад» в своём саду — старинную икону Казанской Божьей Матери, покрытую рыжей ржавчиной, оттого при письме одежды Казанской он использует оранжевые краски.

Башня в Урануполи

Джойс угостила меня жасминовым чаем, а я ни на шаг не продвинулась в своих «раскопках».

— Возможно, ты ошибаешься, и что-то неявно ведёт тебя к нужному результату. Попробуй найти Женщину!

Я переместилась на крышу странного дома, но Женщина никак не появлялась. Попыталась осознаться в Зале Суда, но… и этого почему-то не получилось. Я чувствовала себя в глухом тупике.

Библиотека Вселенной

Присев за столик в Читальном Зале, я поймала себя на мысли, что явно бывала в Библиотеке ещё при жизни на Земле. Зачем?

«Как долго я чувствую себя Золушкой, перебирающей зерно в подвале. Все чего-то от меня требуют, я постоянно всем чего-то должна. Хоть бы кто сказал: «Пойдём в парк? Я тебя пофотографирую. Или просто молча погуляем»… Нашла книжку монастырского юмора. Сидит душа олигарха в Небесной Канцелярии, ждёт решения. Выходит Хранитель: «В Ад!» Олигарх вскочил: «Как в Ад? Я семь церквей построил, игумену шестисотый мерс подарил!» И перечисляет кучу инвестиций. Хранитель: «Да не переживайте, мы Вам деньгами вернём!“… Одно из правил Декабря — расплатиться с теми, кому ты чего-то должен. Денег или дело сделать, или выполнить обещание. С того, кто обещал и не сделал, спишут втройне — годы жизни, деньги, отнимут важное. А с обманутого спишут грехи или жизнь продлят (спасут от чего-то), воздадут втройне… Один человек пообещал мне при свидетелях подарить нечто важное и не подарил. Я сделала это сама, потратив много денег и подарила ему. Он спросил: «И что мне с этим делать?» Я сказала: «Всё, что хочешь». У меня много должников. На большущую сумму и не только. Даже не представляете, сколько всего мне обещали и не делали. Я всегда стараюсь сделать то, что обещала и даже больше, а ко мне относятся с точностью до наоборот. Но, возможно, поэтому-то я до сих пор и жива… Настоящую Любовь нельзя купить и от неё нельзя откупиться. Он называл меня «ведьмой», смешно! Но иногда я смотрю на те стихи и думаю: чёрт меня дёрнул так пророчески сформулировать: «ты — Солнце Моё и Смерть», например. Отношения — это когда энергетический мост работает в обе стороны, если только в одну — это вампиризм. Наверное, меня вообще никто не любил, кроме Бога, так тоже бывает… Смотрю в Будущее и не вижу главного… Мужчин нет — сплошные мальчики… Всё чаще хочется выть… «КАК МНЕ ПОПАСТЬ В ДОМ?!!» — повторила Алиса уже совсем громко и услышала в ответ: «А кто сказал, что Вы вообще должны в него попасть?» Если не проигрывается 7-ой Дом по браку, а все показатели года для того присутствуют, не общайтесь с партнерами по бизнесу… Открыла И-Цзин: «Не спасёшь того, за кем следуешь». Иногда всё очевидно, но человек продолжает делать нечто назло самому себе вместо того, чтобы очнуться и плохие поступки искупить… Если не выходить за привычные рамки своего болота, однажды ты в нём увязнешь. Хотя бы взгляни на него со стороны. Но бесполезно тащить бегемота из болота, если он не хочет вылезать сам. Он всё глубже вязнет, вязнет и чёрное называет белым, а белое — чёрным. И Тьма вокруг шепчет ему: «Ты прав! Белое — это чёрное!» Бесполезно доказывать, что белое — это белое. Если ты находишься среди чёрного, но в белом, значит, тебе это дано как испытание. Как сказали мне на Афоне: чем ближе к Свету, тем больше Тьмы. Главное — не стать Тьмой самому… Тот, кто предаёт своего друга, будет предан другим «своим другом»… Один… на работе написал: «Если бы я не был вашим врагом…» И другой сказал: «Ты должна подружиться с…» А я рада, что плохие люди не являются моими друзьями… В моей уединённой и почти монашеской жизни единственный друг — это Бог… Зло, побеждая, смеётся, но хорошо смеётся тот, кто смеётся последним…»

23 До/18 После. Киприан и Иустиния

Где-то во Вселенной

Я собиралась открыть дверь в Дом №8, как прямо передо мной возникла Звезда в красном платье, преграждая мне путь.

— Привет, Рух, — печально улыбнулась она. — Я — Теребеллум.

— Terra bellа — по-итальянски «красивая земля»?!

— Омега Стрельца, звезда 4-ой величины, по-гречески tetrapleyron, — пояснил Хранитель, — звёздный четырёхугольник на хвосте Стрельца, но слово исказили под латынь.

— И что означает Омега Стрельца? — переспросила я.

— Войны на Земле, — ответила Звезда. — Я несу энергию Сатурна и Венеры, мне прислуживают Марс, Юпитер и Плутон. При хорошем расположении говорят об исключительном успехе в политике и религии. Человек станет процветающим лидером мирового масштаба, правда, пройдётся по чужим головам, репутация в истории будет подмочена. При негативе я вызываю массовые убийства, катастрофы, несчастные случаи в поездках, войны, преследования, насилие и всяческие разрушения, в том числе — саморазрушение, вызванное отчаяньем.

— Теребеллум у меня находится при входе в Дом Смерти, — вздохнула я. — Значит, она связана с моей смертью.

— Указание на насильственную смерть, — констатировал появившийся рядом Сатурн. — Данная Звезда акцентирована в Ираке. И у Саддама Хусейна, соответственно. Ирак — королевство на Земле, на территории которого находилась Вавилонская Башня, хотя в ней ты не побываешь, несмотря на страстное желание. А Саддам Хусейн станет правителем Ирака на третий год после твоего воплощения, а потом его казнят.

— А он уже знает о своей казни?

— Все души знают, но не все помнят, — вздохнул Сатурн. — Ты у нас — лягушка-путешественница, но в некоторых странах побываешь накануне начала военных действий. Едва покинешь страну, как в ней грянет война. Теребеллум будет всячески тебя преследовать.

— Уффф, — выдохнула я, с ужасом посмотрев на Звезду в красном платье. — Красный цвет — крови?

— Не только, — ответила она. — Это ещё и цвет страсти, с которым Дом №8 так или иначе связан. Но мне пора!

— А теперь, Рух, — похлопал меня по плечу Сатурн, — открывай дверь.

— Там — война? — я замерла на мгновенье и вопросительно взглянула на Сатурна, а затем на Хранителя.

— Почти угадала, — улыбнулся Хранитель.

Я зажмурилась, открыла дверь и… сорвалась со скалы в пропасть.

Открыв глаза, я обнаружила себя в глухом лесу в чернокнижной полночи. Я встала и пошла навстречу Туману, из которого на меня выскакивали голые ветки деревьев, пытаясь схватить и утащить в неизвестность. Периодически спотыкаясь о корни, я всё отчётливей слышала зловещую музыку, моё астральное тело бешено колотилось. Я побежала в другую сторону, прочь от музыки, пытаясь выбраться из Тумана, но на меня налетела стая летучих мышей, и я упала, закрыв лицо руками, а кто-то протяжно завыл где-то справа. Раздались шаги, и земля зашаталась. Нечто, явно гигантских размеров, неумолимо приближалось ко мне, а я не могла пошевелиться, и вот уже Оно хрипло дышало надо мной:

— Встань! Здесь — моя территория!

Я открыла глаза и… Гигантский Паук перевернул меня на спину одной из своих многочисленных мохнатых лап.

— Нет! — закричала я в ужасе. — Не трогай меня! Убирайся прочь! Ты — всего лишь моё видение!

Паук зловеще захохотал и произнёс заклинание, окончательно парализующее мою силу воли. Справа из Тумана проявился волк с огненными глазами. Он поклонился Пауку и присел около меня. Летучие мыши повисли на ветках чёрных деревьев и, покачиваясь от удовольствия, перешёптывались:

— Какая симпатичная душенька!

— Какой магический паспорт!

— Мы научим её колдовству!

— Она станет нашим проводником!

Паук внимательно сканировал меня, переворачивая с боку на бок лапой, пока не вынес свой вердикт:

— Внучка ведьмы и жена колдуна!

— И что с ней делать? — спросил волк.

— Познакомь её с бабушкой, а затем — в Ад.

Летучие мыши слетели с деревьев, подхватили меня и посадили на спину волка, который почти мгновенно домчал меня до избушки, расположенной на окраине глухого и страшного леса. Волк издал протяжный вой. Избушка с жутким скрипом повернулась к нам дверью, которая тут же открылась, а на пороге появилась сгорбленная старушка, почему-то напоминающая мне ворону.

— Миленькая, как же долго я тебя ждала! — прошептала она и улыбнулась. — Ну заходи, не бойся, здесь же все — свои!

Казалось, старушка совсем не желала мне зла, я перестала бояться, и заклятье Паука потеряло силу. Спрыгнув с волка, я поднялась по ступенькам и зашла внутрь странного дома. Старушка усадила меня в кресло у печи и расположилась напротив.

— Мой дед был колдуном, и наконец-то я вижу тебя! Теперь, когда ты придёшь, и я научу тебя видеть то, что не могут видеть другие, ты будешь призывать духов и сможешь общаться с Этим Миром. Ты станешь ведьмой, я передам тебе свою тайную силу!

Пока я разглядывала странные предметы, развешанные на верёвках вдоль стен, старушка визуализировала гадальный столик и карты, которые, усердно перемешав, раскинула на столе.

— Вот видишь, я так и знала! Ты — такая же, как и я!

— Но я не хочу заниматься колдовством, — спокойно произнесла я, внезапно вспомнив про исчезнувшего Хранителя.

— Царская кровь! Упрямая внученька! Любви захочешь, так сразу же и передумаешь, и весь мир будет лежать у твоих ног! Ты сможешь заключать сделки с духами, и они будут исполнять твои желания! И сама Смерть отступит перед тобой, когда ты научишься менять Время и Пространство! — голос старушки был слишком слащав, и она всё больше напоминала мне ворону.

Мой взгляд уткнулся в чучело козлиной головы над входной дверью.

— Я не собираюсь становиться ведьмой.

Лицо старушки из доброго и милого мгновенно преобразилось в злобное и страшное. Она вскочила из-за стола и набросилась на меня, пытаясь расщепить моё астральное тело на атомы:

— Колдуны обязаны передавать свою силу, и ты — единственная в моём роду, кто сможет её принять! Соглашайся, милая, или я не позволю тебе воплотиться!

Не знаю, смогла бы она убить меня ещё до воплощения, если бы в тот момент я не вспомнила, что и она здесь — всего лишь моё видение.

— Развейся! — приказала я ей силой своей мысли, и старушка тут же превратилась в маленькую чёрную ворону и улетела в распахнутое окно.

— А если бы я попала в Ад?! Почему Паук? Волк? Мыши? Избушка? — плюхнувшись в кресло в Читальном Зале, спросила я у Хранителя.

— В Ад ты ещё обязательно заглянешь, тебе необходимо ознакомиться с механизмом чёрной магии. Волки — дети Сатурна, пауки и летучие мыши — страхи и фобии, слуги Плутона. Избушка — дом Бабы-Яги, сказками о которой пугают воплощённых. Но тебе повезёт, — засмеялся Хранитель, — ты с Бабой-Ягой наяву пересекаться будешь каждый Божий день на протяжении многих лет!

— Но где ты был?! Зачем ты меня бросил?

— Я — всегда рядом, ты просто переключаешь внимание.

— Но я не видела войны на Земле!

— Она незаметна, но не прекращается с начала существования человечества. Война за души. Между Силами Света и Тьмы.

— За души магов?

— Нет, вообще, за все. Самое большое искушение на Земле тебе предстоит в Сфере Магии и Смерти. Но ты порадовала меня. Во-первых, ты осознала, что видениями можно управлять силой мысли, и оказалась сильнее Бабы-Яги. Во-вторых, ты не отказалась воплощаться.

— А почему Баба-Яга напоминала мне ворону?

— Чёрная ворона — один из типажей градуса, в котором начинается твой Дом №8. Или тебе будут встречаться подобные люди, или ты сама станешь ею. Ворона обладает колдовскими способностями, любит закулисные игры, интриганка, обожает каркать, распускать слухи, сплетничать, ничем не брезгует для достижения личных целей и выгод. Коварное существо, маленькое и незаметное, при этом в реальности — трусливое, хотя именно её и побаиваются, обходя стороной.

— Обязательно женщина? — уточнила я.

— Душа не имеет деления на М и Ж.

— Но я же не превращусь в ворону?

— Если не пойдёшь по стопам колдунов.

— А какие ещё типажи встречаются в данном градусе?

— «Пилигрим взбирается по крутым ступеням, ведущим к усыпальнице на горе». Хорошая формулировка одного из звездочётов. Те, кто идёт путём Духа, шагает в одиночестве и достигает горной вершины.

— Да-да, только сначала — на кладбище, так?

— Через потери, встретиться лицом к лицу со Смертью, а как ещё? Но, заметь, и чёрная ворона, и пилигрим обладают магическими способностями, умеют предвидеть события и влиять на них. Разница — в выборе пути, и он — за человеком.

Книжка раскрылась на странице с названием «Няня».

— Это про кого? — уточнила я у Хранителя.

— Главное, что не про тебя. Даже в худшем сценарии, владея механизмами чёрной магии, ты записывала чужие истории, не принимая в них участия.

— Обнадёжил, — выдохнула я и прочитала рассказ о девушке, не верящей в магию, но из чистого любопытства совершившей приворот, который закончился трагедий: «Он стоял рядом со своим телом, безжизненно распластанным в чёрном кожаном кресле, залитым кровью, и шептал: „Что здесь произошло? Я ничего не помню… Как это? Почему? Из-за чего?“ Внезапно в кабинете появилась няня. Она бросила на Жанну тяжёлый взгляд, взяла Орлова за руку и молча увела за собой… в Зеркало».


Москва

На этот раз Рэй появился из зеркала в прихожей. Зеркала — это двери, постоянно распахнутые настежь.

— Рэй, кажется, я поняла, что должна была сделать! В дневнике упоминается книга, которую я хотела написать. Кажется, мне показывали, как душа воплощается…

— Уж пиши сразу и про то, как развоплощается! — Рэй засмеялся.

— Смешно? Осталось 22 дня! А я так и не разгадала твоих шарад!

— Не моих, а своих, — уточнил Рэй и присел на подоконнике.

— Но написать же невозможно! — воскликнула я от досады.

— Отчего же! Есть минимум два варианта. Нет, даже три!

— Три?! На листочках чернилами?!

— Ну напиши в Астрале, сдай в Библиотеку на хранение.

— Да кому она нужна Там, Рэй? Они же и сами знают, как воплощаются и развоплощаются!

— Не они же, а мы же! Но книга — не то, что тебе нужно. А как много можно было бы успеть! Алис, мне надо подготовиться к твоему Суду. Я сегодня докладчик. Тянет к чему здесь ещё или разлетаемся?

Я бросила взгляд на сундук в дальнем углу.

— О! Дворянская грамота и орден Святой Анастасии! Я — дворянка?! Ах да! Какой-то человек, мы познакомились в Париже, где я выступала, ему понравились мои стихи. А потом меня вызвали на очередное Собрание Императорского Дома, и Великая Княгиня Романова самолично вручила мне орден Святой Анастасии за вклад в культуру.

— «Куда мне до неё, она жила в Париже, и сам премьер-министр…» — пропел Рэй, переиначив известную песню Высоцкого.

— Перестань! Не я жила в Париже, а моя бабушка. И не с премьер-министром Франции я говорила, а с министром культуры!

Урануполи

— Страшная икона, — шепнула Лия. — Мне от неё плохо становится. Мы её специально в дальний угол поставили.

— Потрясающе-добрая, — возразила я, — даже хочется её обнять. Впервые вижу настолько светлое «Всевидящее Око».

— Да у меня от неё мурашки по коже! — воскликнула Лия. — Наверно, душа у Вас чистая, ведь «Всевидящее Око» сканирует насквозь, может, совесть во мне будит?

— Эту икону используют чёрные маги в своих ритуалах, Лия.

— Вы занимались чёрной магией?! — Лия отпрянула в ужасе.

— Нет, но знаю. Есть ещё защитная икона «Нерушимая стена». Обычно её вешают при входе или над дверью. Богородица изображена стоящей на стене в Небе и держит руки по типу «Оранта». Колдун сажает человека к иконе, просит прочитать или читает сам заклинания, снимающие защиту с привораживаемого от лица заказчика. Затем составляется договор с Силами Тьмы, и они направляют беса для подселения в привораживаемого — частичная или полная подмена личности. Человек резко меняется, за него бес действует. Иногда люди не помнят целого куска своей жизни — их «Я» было вытеснено подселённой сущностью.

— Но как подселяют-то? Через вино?

— Сильным магам даже вино не нужно. Привораживаемый должен отключиться, потерять сознание — чаще при опьянении, но и от боли тоже: поскользнулся-упал-очнулся-БЕС.

— О! Наш знакомый в Грузии! Домашний, добрый! Ушёл от жены к другой, а перед этим вдруг запил, избивал жену и не помнил, что творил. И как долго это длится?

— От года до двух, если не продлить договор. Жаль, все забывают, что бесам требуется плата.

— А чем платят?

— Энергией. Бесы — это души Низшего Астрала, умершие грешники, которых тянет к Земле, чтобы удовлетворить свои страсти. А Дьяволу нужны грязные энергии и пополнение в рядах грешников. В Аду у бесов ломка, а, получив тело, они реализуют хотелки по полной программе. Если бес при жизни был алкоголиком, значит, привораживаемый начнёт спиваться. Низшие энергии выделяются и в момент насилия, убийств. Тот, кто привораживал, потеряет привороженного. Например, жена приворожила мужа, а он очнулся и понял, что им — не по пути. Или был трезвенником и спился. Тогда она уйдёт сама, или он — в Небо. А я сегодня была в мужском горном монастыре в Суроти у Святой Анастасии Фармаколуссы.

— Монахи читали над Вами молитву, снимающую всякое колдовство?! Я была у неё несколько лет назад на отчитке!

— Там теперь всего два монаха, а её мощи украли румыны для цыганского барона, практикующего чёрную магию. Похитителей нашли, а колдуна и мощи — нет. Но до сих пор то место, где находились мощи, наэлектризовано, и в ларце освящают кольца. Вот, смотрите! Монах предложил выбрать любое, и я выбрала одно из трёх меченых, они на самих мощах лежали, до кражи. Знак Святой Анастасии похож на знак Сатурна, у него кольца-ограничения, а Святая оберегает от магии защитным кольцом. Она же — «Узорешительница», снимает кольца Сатурна с узников.

— В Греции её называют целительницей, изображают с кувшином. Но сколько здесь мощей, а чёрный колдун украл именно её мощи, и именно в её монастырь едут на отчитку! Кстати, в Салониках пытались похитить мощи Святого Дмитрия, но сработала сигнализация. В Греции вешают две парные иконы: Святого Дмитрия Солунского от Зла видимого и Святого Георгия от Зла невидимого. А ещё от Зла и Магии, помимо «Ока» и «Нерушимой стены» — иконы с побеждённым Дьяволом: Святая Марина, Святой Никита, Архангел Михаил, а также «Собор Архистратига Михаила».

— И Святые Киприан и Иустиния. Волхв и чародей из Карфагена, Киприан учился в Греции, в Египте и Халдее, вызывал мёртвых, вселял духов, привораживал, повелевал стихиями, лично говорил с самим Дьяволом, но отрёкся от чародейства и сжёг чёрные книги, когда Иустинию не одолели посылаемые им бесы, поскольку она призывала Христа. Киприан принял крещение и стал епископом. Они с Иустинией служили в разных монастырях, но в итоге умерли мученической смертью — обезглавлены по приказу императора Диоклетиана, а мощи их — в Италии.

— Диоклетиан — тот, кто обезглавил Святого Георгия?

— Приговорил к казни. И Святого Георгия, и вместе с ним — свою жену, мою Святую — Александру Римскую. Святых Александр — несколько. Алиса же — это Александра, последняя царица в России была Алисой, при крещении в Православие её нарекли Александрой.

Башня в Урануполи

— Ох, Джойс, ещё один пустой день! Представь, я должна была написать книжку про воплощение души, а Рэй посмеивается: напиши сейчас!

— Почему нет? — засмеялась Джойс. — Нашепчи кому-то из пишущих на мистические темы. Сформируй мыслеобразы. Размести прототип в Библиотеке, найди в ней души воплощённых…

— Но книжка — не то, что я должна успеть до 40-го дня. И Женщина с двоящимся лицом на крыше не появилась.

— Но ты же — призрак! — улыбнулась Джойс. — Сформулируй намерение оказаться не в каком-то месте, а рядом с нужным тебе человеком!

Я сосредоточилась и… оказалась в комнате, где у окна стояла Та Женщина. Я позвала её, но она не обернулась. Я подошла и коснулась её руки, но она… Она не спала, поэтому совсем на меня не реагировала.

Библиотека Вселенной

«Если Вы спокойно читаете заговоры о том, как отправить кого-то на Тот Свет, даже если речь об убийце, Вы — убийца… Читаю Палладия. Египетский патерик. Впечатляет. Я бы не смогла, как они. До этого читала „Мистики и маги Тибета“. Автор — француженка, жила 100 лет во времена Блаватской, частично — в монастырях Тибета. Она описала процесс материализации духа. Сначала монаху даётся задание уединиться в келье и сидеть в одной и той же позе, пока дух не появится. Следующая задачка — поклониться духу в ноги, чтобы дух благословил ученика. Затем нужно прогуляться с духом вокруг кельи. Когда и это выполнено, Учитель говорит, что ученик свободен. Если ученик робко замечает, что этот дух — всего лишь плод воображения, Учитель заставляет ученика пройти весь цикл с нуля. В итоге ученик уже твёрдо заявляет: дух нереален. Это и есть истинное знание… Всё — иллюзия, сон, господа… На Красной Площади презентовали мою „Книгу Знаний“, изданную как „Книга чёрной и белой магии“, мимо проходила женщина и ехидно произнесла: „А автор на метле сюда прилетела?“ Надо было ответить: „Вас подвезти?“.. Человек сам может видеть своё Будущее и гораздо лучше, чем все ясновидящие вместе взятые. То, что позволяют видеть, — вижу. То, что нет, — зачем?.. Карты помогают акцентировать внимание, чтобы войти в Поток, они — посредники. И если мысленно моделируешь цепочку событий, она реализуется. Главное — не давить, озвучить своё несгибаемое намерение и расслабиться. Желание исполняется в 2-х случаях: 1. намерение сильное (ты знаешь, что иначе быть не может), а действие — слабое (почти ничего не делаешь). 2. намерение слабое (будто и не желаешь результата и о нём не думаешь), но действие сильное (делаешь всё возможное). Пример: я с детства писала в стол, потом самиздатом вручную делала книжки тиражом 25 экземпляров, а чем закончилось… Если и намерение несгибаемое и идёшь напролом, включается сила противодействия наглому вторжению твоей воли во всеобщую Матрицу…»

«Рэй всегда появляется, когда мне тяжело. Он есть и его нет. И нет никого ближе, хотя он — очень далеко, но он — во мне. Мы скользим по двум параллелям, едва соприкасаясь в каких-то датах… Ни обид, ни других негативных эмоций. Ни у меня, ни у него. Но если мостик остаётся, значит, не просто так?.. Рэй — самое загадочное существо из тех, кого я встречала. Человек, с которым мне легче всего общаться и молчать. Самая странная история моей жизни, до конца не разгаданная. Мне страшно, что однажды он исчезнет навсегда… Последний раз звонил ночью в августе на Афон. Я подошла к Тёмной Башне — когда-то в ней останавливались монахи, прислонилась к Башне спиной, посмотрела в чёрное небо, подумала: в „Книге Знаний“ есть глава „Тёмная Башня“, где про Рэя. И тут же зазвонил телефон — Рэй. На Афоне — сплошные чудеса на каждом шагу, и ты начинаешь относиться к ним как к реальности. „Не поверишь, стою у Тёмной Башни на Афоне“, а он: „Тебе надо сделать то-то, Алиса“. 100% попадание. Только как это сделать?.. Оказалась Там ночью. Была в чёрном платье (у меня такого нет). Встречали меня Николай и Анастасия. Она показала мне на моё (её) кольцо, покачала головой: не надо мне было его снимать. Я зашла в узкое ущелье, за мной шёл Николай и повторял: „Не останавливайся, иди“. Тропинка узкая, горы высоченные. Вдруг горы слева откололись в бездну, ливень, гром, и молния по мне постоянно бьёт. А Николай за спиной: „Не смотри вниз, иди вверх“. Тропинка исчезает, я могу только одну ногу поставить на выступ, а гора скользкая, закругляется вправо, и передо мной Дьявол появляется, а Николай за спиной: „Иди“. Я с трудом за выступы держусь, пытаюсь не упасть и шагать выше, Дьявол исчезает, но летучие мыши набрасываются. Прижимаюсь спиной к скале, а Николай: „Иди“. Я всё правее огибаю скалу и снова вижу тропинку, похожую на спиральную лестницу. И я уже бегу по ней и оказываюсь на вершине, где маленькая комната — круглая, пустая, несколько окошек по кругу, в них бьются летучие мыши, молния сверкает, дождь хлещет. На подиуме — раскрытая книга. На левой странице: „Луна“, а на правой — „Солнце“. Я вижу двух людей, человек слева превращается в пепел, справа — живой. Я оборачиваюсь и вижу Рэя в чёрной мантии. Он говорит: „Прыгай в Солнце“. И я выбираюсь из Башни… Рэй прислал смс-ку: „Мне срочно нужна твоя книга про Иную Реальность. И ещё хочу рассказать забавное о себе“. Позвонил вечером и потребовал срочно приехать. „Помоги мне. Или я буду мучить тебя, когда стану призраком!“ Я готова была услышать всё что угодно, но… Представьте: Вы вспоминаете свою жизнь в поисках причины и понимаете, на каком отрезке времени она находится, но к своему ужасу одновременно осознаёте, что ничего из того отрезка не помните вообще — стёрта память. Вы находите того, кто может рассказать, что же происходило тогда, но рассказанное кажется невероятным, и, если бы Вы сами не были магом… Не прибегайте к чёрной магии! Рано или поздно это плохо закончится и обязательно станет явным… Рэй сложил руки домиком, как при молитве, поклонился мне: „Спасибо! Я рад, что ты была на стороне Сил Света…“ Выжата как лимон…»

Загородный дом в Тумане

— Я почувствовал Смерть рядом, и один из видящих сказал, что причина — в Прошлом, будто кто-то из женщин обращался к трём колдунам, и я тогда был — не совсем «я». Но в памяти я обнаружил гигантский пробел. Я помню всё, что происходило со мной до момента, когда мы вернулись из Венеции, но дальше — пустота. Именно в тот период я совершил множество ошибок, которые годы спустя привели меня к полному краху. Не понимаю, как я мог подписать те документы и сделать то, что я совершил, будучи колдуном. И всё это выглядит сюрреалистично, но… Скажи мне правду, Алиса! Ты была рядом, ты — единственный человек, кто может мне помочь вспомнить.

— Ты внезапно резко изменился. Это почувствовали все, кто тогда тебя окружал. Они приходили ко мне и спрашивали, что произошло. Одна из видящих сказала, кто это сделал, где и каким образом. И где находились доказательства подобного поступка.

— И где находились?

— Она описала дом в другом городе, конкретное место в нём, записную книжку с заклинаниями и вино, которое тебе дали выпить, — я пересказала Рэю детали, и он узнал тот дом, интерьер и даже подробно описанную мной записную книжку, а затем вспомнил три фужера со сколотыми краями. — Ты же знаешь, Рэй, как проверяют одержимых? Ставят перед ними стаканы со Святой водой, сколь угодно много, и всего один — с обычной. Одержимый всегда выберет тот самый, единственный стакан. Я взяла освящённый «Кагор» из церкви и договорилась с Мариной, что она вскроет эту бутылку на выставке, когда к нам приедут партнёры. И она это сделала. Но ты понюхал вино, поморщился, не сделал ни глотка, вылил его в раковину и открыл другую бутылку. Марина была в шоке.

— Значит, Марина знала? И она может это подтвердить?

— Прошло уже десять лет, но вряд ли такое забывается. А ещё я отвела тебя в церковь, но ты не мог в неё зайти…

— Никакой из меня Киприан, Иустиния, — усмехнулся Рэй.

— Это твой выбор. На любого сильного мага всегда найдётся более сильный маг. И Дьявол не станет церемониться, если кто-то пообещает ему больше, чем пообещал ты.

— Смерть — рядом, Алиса. Я чувствую её здесь. И я хочу, чтобы ты побыла со мной… В тех книжках, где ты писала обо мне, есть про…?

Я достала из сумки книжку, изданную несколько лет назад, нашла стих «Сорокоуст», протянула Рэю и прошла на мансарду, где от бессилия рухнула на кровать. Рэй присел рядом.

— Почитай мне, то, где про тебя и про меня…

— Ты уже сто раз всё это читал. Я устала, мне очень хочется спать!

— Почитай…

И, открыв «Иную Реальность», я искала фрагменты, где мы были вместе, проваливаясь в каждый из них всё глубже и глубже в то время, как Туман обволакивал моё сознание, и я уже не понимала, где я.

Зал Суда во Вселенной

Я открыла глаза прямо у Весов перед экраном Прошлого.

— СпасиБо, — произнёс Рэй, глядя мне в глаза, и положил своё «сердце» в правую Чашу, но тут же, откуда ни возьмись, рядом появился довольный чёрт и, ехидно усмехнувшись, взвизгнул: «Наша!»

22 До/19 После. Добро пожаловать в Ад

Где-то во Вселенной

Мы с Хранителем сели в небольшую лодку и поплыли под чернокнижным куполом Неба по узкому ущелью вдоль высоченной горной цепи.

— Ты не бросишь меня, как в прошлый раз, Ангел?

— Я тебя никогда не бросал… Дом №8 — не только Сфера Смерти и Магии, но и экстремальных ситуаций, грань между жизнью и смертью, сюда же относим земные плотские страсти, которые люди путают с Любовью. Сфера чужих денег, наследства и важных перемен-трансформаций.

— Сатурн — Хозяин этой Сферы, он ограничивает в чём-то, значит, мне не светят ни наследство, ни земные страсти.

— Сатурн любит мудрость и поощряет трудолюбие. Чем мудрее становишься, тем больше возможностей получаешь. Часто указывает на наследство или крупный капитал от лиц, не связанных узами родства, от тех, кто значительно старше, либо в последнем периоде пребывания на Земле. Сатурн — медленная планета, любые глобальные перемены затягиваются. В период кризисов ты почувствуешь себя на дне бездонного колодца.

— А зачем людям даются проблемы и кризисы?

— Знаки о тупике: не туда идут или стоят на месте. Задача каждого — расти духовно. Дом №8 в Козероге — это либо человек, полностью отрицающий наш Мир, либо очень сильный практикующий маг. И здесь кроется очередная опасность, поскольку Сатурн достаточно беспощаден, безжалостен и хладнокровен, не любит телячьих нежностей и особо ни с кем не церемонится. Впрочем, и с самим собой тоже.

— Целых 5 Сфер из 12-ти связаны с Сатурном! — воскликнула я.

— У тебя — да. Но Сатурн справедлив и мудр, не предпринимает поспешных шагов, просчитывая на десять ходов вперёд. Перед принятием решения должен быть уверен в его правильности. Если Сатурн разделяет чьи-то принципы, становится его верным другом. Ищет надёжности и гарантий во всём, что его окружает, ему нужны каменные стены и твёрдая почва под ногами. Сатурн лучше всех распоряжается чужими финансами из-за повышенной склонности к экономии и максимальной осторожности, олигархи спокойно доверят тебе свой капитал.

— Да-да-да, — усмехнулась я. — Буду служить олигархам верой и правдой, а они меня — предавать!

— Главное — не мсти. Любая мысль обладает колоссальной силой, а твоя — втройне, ты же — прирождённый маг.

— Паук сказал, что я — внучка ведьмы и жена колдуна.

— Женой Плутона, как минимум одного, станешь, но думаешь, я позволю тебе за колдуна замуж выйти?

Мы причалили к мрачной пещере, на скале у входа в которую горел одинокий фонарь. Хранитель что-то произнёс Стражнику, и нас пропустили.

— Каждую рух водят сюда перед воплощением? — поинтересовалась я, пока мы проходили по лабиринту запутанных коридоров, постепенно спускаясь всё ниже и ниже.

— И «до», и «после». Но каждая рух видит собственные картинки. Любое душевное состояние, как и энергия, не имеет визуализации и познаётся не в образах.

— О! Какая светленькая рух пожаловала! Но с нашими задатками! — воскликнул чёрт у двери, протягивая ко мне свои мохнатые лапы.

— Не нарушай законов! Невоплощённые неприкасаемы, — произнёс Хранитель, и чёрт послушно отстранился, ехидно воскликнув:

— Добро пожаловать в Ад!

Перед нами простиралась гигантская каменная пустыня с возвышающимися чёрными засохшими деревьями, каждое из них — обвито паутиной, по центру которой находилась душа. Души стонали, пытаясь выбраться, — тщетно. Туда-сюда сновали черти-стражники, присматривающие за пленниками. По всей Пустыне — то там, то здесь — вспыхивали и гасли миражи — сцены из жизни, от которых души стонали ещё сильнее. Я заметила и других Хранителей, проводящих экскурсии своим рух перед воплощением, а также души воплощённых и совершенно невнятные тени.

— Кто они? — спросила я, крепко вцепившись в Хранителя, проходя очередное мёртвое дерево.

— В паутине — развоплощённые, но по решению Суда…

— А как проходит Суд?

— Душа сканируется. Вся её жизнь на Земле подвергается анализу. Если душа полна разрушительной и негативной энергии, либо страсть-привязанность к земным страстям пересиливает тяготение к Свету, в Высших Сферах ей делать нечего. Только полностью успокоенные души открывают дверь в Небо. Множество рух по разным причинам продолжают блуждать по Земле. В целом: к чему душа притянется, там и останется.

— А они, негативно-разрушительные, навечно здесь заперты?

— Всё негативное должно быть уничтожено. Рано или поздно.

— Они — в астральных телах?

— Да, но связь атомов — видишь? — частично порвана.

— А где их Хранители?

— В Высших Сферах. Чем темнее душа, тем дальше от неё Хранитель. Эти рух покинуты, в них нет Света, но они сами же от него и отреклись.

— Почему их сразу не уничтожат, а мучают?

— Много причин. Во-первых, есть закон Равновесия или Небесной справедливости-гармонии. Во-вторых, некоторые рух настолько сильно жаждут земной жизни, что не могут успокоиться и распасться на атомы, всячески цепляются за возможность получить земное тело напрокат. Вон тень подошла к чёрту, и они о чём-то шепчутся. Колдун заключает очередную сделку с Князем Тьмы. Ту рух, которая более всего подходит к выполнению задания колдуна, отправят на Землю подселенцем. Жаждущую плотской страсти — на приворот. Рух обязана отслужить Князю Тьмы. Чем больше душ попадётся в паутину, тем Ему лучше — он же борется за перевес Сил в сторону Зла.

— Исполнив желание колдуна во время пребывания в чужом теле, рух должна заманить сюда ещё одну рух?

— Минимум одну, да. Негативная энергия подпитывает эту пустыню, как вода — пустыни на Земле. А миражи накаляют жажду до предела. Душам показывают то, от чего они не могут освободиться, чего хотят, но не могут получить здесь.

— Уфф… А почему здесь бродят души воплощённых?

— Одни попадают сюда во сне, другие — в предсмертном состоянии. Некоторые целенаправленно приходят — ищут знакомых.

— Зачем? — удивилась я.

— Допустим, обидчик — в паутине, потому что его не простил обиженный. Обиженный приходит, они разговаривают, и обиженный прощает обидчика. Можно узнать, что человек не доделал на Земле и доделать за него, или сделать нечто с нуля, — для облегчения страданий. Иногда нужно что-то важное узнать.

— А где находится Князь Тьмы? — поинтересовалась я.

— Хочешь познакомиться с ним лично? У него поле битвы на Земле, а не здесь.

Внезапно кто-то дёрнул меня за руку. Я обернулась и увидела воплощённую душу мальчика.

— Привет, — улыбнулся мальчик. — А я тебя знаю!

— Как это? — спросила я и удивлённо посмотрела на Хранителя, но тот только вздохнул.

— Я читал твою книгу, — продолжая лукаво улыбаться, признался загадочный мальчик.

— Мою? Но ведь я ещё не воплотилась на Земле!

— Но она — уже в Библиотеке…

— Книжка про призраков? — переспросила я.

— Нет, — мальчик ухмыльнулся. — «Книга Тайных Знаний». И ещё несколько. Ты написала в них про меня.

— Про тебя? — воскликнула я, широко раскрыв глаза, и посмотрела на Хранителя в ожидании комментариев.

— Будущее многовариантно, — уклончиво ответил Хранитель.

— Но эти книги — в Библиотеке, — усмехнулся мальчик. — И мы все в них есть. И я уже воплотился.

— А кто ты? И сколько лет ты там живёшь?

Мальчик показал свой возраст на пальцах и добавил:

— И у меня — целых 5 (!) планет в 8-м (!) Доме.

— А как тебя зовут на Земле?

— Для тебя я — просто «Рэй», или «Луч».

— Луч Света? — улыбнулась я мальчику.

Он загадочно ухмыльнулся и… исчез.

— Не ту книжку читаю, — с чувством досады произнесла я, присаживаясь в кресло Читального Зала.

— Заметь, это был твой выбор!

— Если у мальчика целых 5 планет в Доме №8, получается, он — маг?

— Явно акцентированный Плутон. Можно сказать, даже 5 Плутонов сразу, — Хранитель вздохнул.

— Но что он делал в Аду? — удивилась я.

— Наверное, искал тебя, чтобы познакомиться.

— Бррр! Плутон в Аду искал меня… Жуть какая-то! А ты, когда на души смотришь, видишь их небесные паспорта?

— Вижу, — кивнул Хранитель и добавил: — Но не всегда смотрю.

— И что ты про мальчика ещё видишь? Мне важно, скажи.

— Селена с Лилит в соединении — борьба за душу между Силами Тьмы и Света на протяжении воплощения. Формула самоубийства. Вы очень похожи, но…

— Не он ли — тот самый колдун, чьей женой я могу стать?!

— Читай, Рух, читай, — произнёс Хранитель. — Тебе с детства будет свойственно копаться в Скрижалях и вытаскивать оттуда фрагменты, которые так или иначе касаются твоего Будущего.

Книжка раскрылась на странице с названием «Оракул» — обычная история о том, что знание Будущего далеко не всегда радует.

« — Ты станешь одним из Воинов Света…

— А он?.. Я встречусь с ним?

— Безусловно…

— У моря? — спросила я мечтательно.

— В долине… у холма Мегиддо… на последней битве…»

Москва

— Привет, — задумчиво произнёс Рэй, встречая меня на подоконнике в тайной комнате. — На сегодня просмотр вещей отменяется. Мне велели тебя выгулять!

— Я же — призрак, а не собачка!

— Призраки в цепях встречаются гораздо чаще, чем собачки. Где бы ты хотела прогуляться? Только не говори мне ни про Афон, ни про монастыри!

— Потанцуем на катке заснеженной Красной Площади в ночь перед Рождеством? По Гоголю, как раз вся Нечисть активизируется!

Рэй взял меня за руку, шепнул номер года, я закрыла глаза и…

Здесь играла музыка из «Последнего танго в Париже», по-рождественскому светили фонари, падал волшебный снег, били Кремлёвские куранты, а люди кружились на катке у огромной пушистой ёлки. Я поплыла по льду, представляя себя в коньках и любимой рысьей шубке, сшитой в стиле летучей мыши, и мне было уже нестрашно упасть в тройных тулупах, и мелькающие сквозь нас люди меня совершенно не волновали.

— Какая музыка-то, да, Алис? Фильм нашего знакомства. Ты спросила, почему главная героиня его убила, а я ответил, что он не хотел жить, и глубина моей мысли о причинно-следственных связях сразила тебя наповал, — Рэй подхватил меня, и мы взлетели к курантам.

— Хочешь остановить Время? — засмеялась я. — Повернуть вспять?

— Я научил тебя останавливать Время ещё при жизни. А теперь это потеряло всякий смысл. Посетим Башню Ивана Грозного, ты же из нас двоих — Глинская? Великую княгиню Елену обвинили в колдовстве из-за пожаров, ведьмино ты отродье! Кстати, её отравили крысиным ядом за 438 лет и 1 день до твоего воплощения. Но надеюсь, ты не потащишь меня в Вознесенский женский монастырь, чтобы на месте её захоронения повызывать духов предков?

Мы насладились видом Красной Площади из Башни Ивана Грозного. Неописуемое радостное чувство захватывало дух.

— Не хочу тебя расстраивать, Алис, но Башню построили после смерти твоего грозного родственника.

— Она здесь была, но другая! А эту — да, построили после. Там, на Площади, — ярмарка сувениров. Я любила бродить по ней, впитывая в себя рождественскую атмосферу! — сказала я, и мы переместились в торговые ряды. — Видишь, матрёшки? Они напоминают все наши тела! И астральное, и ментальное, и человеческие расы, от высшей к низшей, где люди — №4-ый. А вот — шкатулка в форме Избушки на курьих ножках! У меня была такая дома, я купила её в Питере. Хранила в ней заколдованное кольцо, которое ты мне подарил. Ты же знал всё, что со мной происходит, благодаря ему?

— Серьёзно? — Рэй засмеялся. — А там, Алиса, продают пончики, ты, случайно, не проголодалась?.. Ладно, тебе пора открыть глаза пошире. Ты же видишь то, что тебе хочется, что ты привыкла видеть на Земле в данном контексте. Мысленно дай себе установку увидеть ВСЁ.

Я зажмурилась, сформулировала и… открыв глаза, даже не сразу заметила перемены, но, присмотревшись, пришла в ужас: нас окружали не только люди, но и ТЕНИ. Их было не меньше, чем людей, а может, и больше!

— Да, Алиса, это черти, или бесы, нечестивые души умерших.

— Но что они делают здесь?

— Здесь? Да они повсюду! Никогда и не думали убираться с Земли! После смерти физического тела они заключают сделку с Князем Тьмы. Он выпускает их из Ада для ловли и вербовки новеньких. Бесы продляют жизнь своего астрального тела путём его подпитки негативной энергией. В противном случае их тело распадётся на атомы. А им ещё пожить хочется. И вот они, будучи здесь, пытаются внушить всякое разное тем, кто жив. Мысли в голову вкладывают нечестивые, склоняют к нелицеприятным поступкам, подталкивают в нужную им сторону. В момент совершения того, что Князь Тьмы сможет предъявить на Суде Присяжным Заседателям, в пространство выделяется энергия, и бес её с радостью пожирает.

— Бррр, — передёрнуло меня. — А ты тоже… по контракту здесь служишь? Или как?

— Зачем тебе знать? Я хочу распасться на атомы. Поскорее…

— Рэй, но я не хочу, чтобы ты…

— Повисишь, как я, и…

— А ты там висишь?

— А ты думала, развалился на сковородке, как на диване, и телек смотрю? — Рэй усмехнулся.

— Билетик на экскурсию в Ад приобрести не желаете? — внезапно шепнул мне на ухо один из шляющихся здесь чертей, и я инстинктивно перекрестилась, а чёрт сделал шаг назад. — Э-э-э! Земля — наша вотчина! Или играешь по нашим правилам, или вали к себе в Небо!

— Пойдём, — дёрнул меня за руку Рэй, не обращая внимания на чёрта. — Я покажу тебе сковородку и без билетика.

— Рэй! Ты хочешь затащить меня к себе в Ад?

— Я же сказал: мне велено тебя сегодня выгулять. На Небо нас не пустят, на Земле ты уже выгулялась, остаётся только Ад, Алиса.

— Ну в Ад — значит, в Ад…

Урануполи

— Ты — специалист по снам, Алиса, — произнесла Димитра, допив кофе. — А у моего мужа бессонница. Кто помогает со снами?

— Семь отроков Эфесских. Они жили в Эфесе, а по другой версии — на окраине Аммана, в III веке нашей эры. За отказ поклоняться языческим богам император велел замуровать их в пещере, где те молились Христу. Двое тайных христиан записали рассказ о судьбе юношей на металлических пластинах и спрятали их в пещере до того, как вход был замурован. В V веке, когда Эфес уже был христианским, но происходили волнения из-за недоверия к воскресению из мертвых, владелец земли, на которой находилась пещера, попросил разобрать вход, чтобы держать в ней овец. Юноши проснулись, и им казалось, что прошла лишь ночь. Один из них отправился в город за хлебом, но при покупке был задержан и обвинён в утаивании нахождения клада — его монеты давно вышли из употребления. Епископ, присутствовавший при допросе, отправился в пещеру и нашёл металлические пластины. Все отроки были абсолютно целы, невредимы и выглядели на тот возраст, в котором их настиг «чудесный сон», что подтвердило возможность воскрешения из мертвых с живыми телами. Отроки снова заснули, но явились во сне императору с просьбой не трогать их тела до Второго Пришествия. Их почитают и в Православии, и в Католичестве, и в Исламе. В Иордании считается, что их мощи хранятся в раке на окраине Аммана в храме в форме равностороннего креста. Я была там.

— Где только ты ни была! А сердце твоё осталось на Афоне. Знаешь, сегодня я проснулась и видела страшное существо, нависшее надо мной. И я не могла пошевелиться от страха! А потом заставила себя подняться с кровати и… проснулась ещё раз, окончательно. Что это было?

— Земля полна сущностей, которых мы обычно не видим. А в состоянии между полным погружением в сон и явью это возможно. У меня так тоже бывало — души живых приходят пообщаться. А однажды явился мужчина, выглядел как зомби, в руках держал нож. Помню его абсолютно пустые глаза. Он склонился надо мной и хотел убить, но я проснулась.

— И что было бы, если бы ты… не успела проснуться?

— Констатировали бы смерть во сне. Повесь икону «Остробрамская» в изголовье. Она защищает всех, кто находится во сне, от сущностей Низшего Астрала. Да и вообще от подселения — раздвоения личности, и от любых Тёмных Сил, включая воздействия через порчу, сглаз и магию. Если говорить современным языком, она обеспечивает целостность души — астрального тела.

— Слушай, ты — кладезь знаний! Вот сколько я с иконами ни работаю, а от тебя всегда что-то новенькое услышишь!

— Обычно говорят, что Богородица в этом образе, на фоне звёздного неба и над полумесяцем, со смирением принимает Благую весть, поэтому является помощницей для тех, кто хочет родить ребёнка. Также она помогает находить пропавших.

— Это русская икона?

— По одной из версий, икону передали в дар из Греции литовскому князю после Крещения Руси. По другой — образ проявился над «острыми» воротами, или «брамами», в литовском городе Вильнюсе. Католики отмечают праздник иконы 14 апреля в день её проявления, а православные — 26 декабря.

— А ты общалась с людьми-зомби?

— Да, страшно, потому что человек перестаёт быть собой. Взгляд меняется. Иногда даже голос резко меняется. Слова нецензурные потоком льются. И ещё они обладают нечеловеческой силой.

— А они, бесы, в любого человека могут вселиться?

— В Святых не вселяются.

— Утешила! Тогда «Остробрамскую» не в изголовье, а при входе надо вешать, как «Всевидящее око» и «Нерушимую стену». Ещё из сильных — «Знамение» и «Торжество Пресвятой Богородицы со Спасом Нерукотворным». Последняя — редкая икона, находится у вас во Владивостоке, помогает во время военных действий, как и «Знамение». Кстати, о войне… Ты всё время рассказывала, что ездила в чужие страны, а следом в них приходила война. И у нас тут все обсуждают новость: русскому священнику не выдали визу на Афон, а его жене и ребёнку — дали. Понимаешь, что они там творят?

— Что бы «они там» ни творили, я всё равно люблю и тебя, и вашу Башню, и Урануполи, и это море. И афонские иконы, и чётки Святого Пантелеймона, которые ты мне подарила, и кольцо Святой Анастасии — всегда будут напоминать мне о вас…

Башня в Урануполи

— Джойс, сегодня я была в Аду!

— Ничего удивительного, дорогая, нам всем показывают Ад в течение 40 дней, — улыбнулась Джойс, визуализируя чайник и чашки.

— Ух… ну и денёчек! Сначала Рэй переместил меня в волшебную атмосферу Рождества и заставил «прозреть». Я и не представляла, от чего нас защищает отсутствие Иного зрения на Земле — кишмя кишат!

— Они же являются на спиритических сеансах, принимая образы ушедших близких. Надеюсь, ты не занималась вызыванием духов?

— Нет, — сказала я, задумавшись. — Но меня не покидает чувство, что в Аду я уже бывала раньше. Мне там всё было знакомо!

— До воплощения?

— В том то и дело, что нет! Но как и зачем я там оказалась? Сегодня я видела, как колдуны приходят в Ад для заключения договоров. А вдруг я заключила аналогичный? И в Библиотеке то же чувство: будто я бывала в ней при жизни.

— Вполне возможно! Сколько душ во сне по ней бродят!

— Но почему меня это волнует? И на Афоне я беседую о бесах и магии.

— Есть редчайшая икона «Молитва Задержания». Однажды я видела её здесь, очень давно. Её пишут только для того, кто читает «Молитву Задержания» — самую сильную от чёрной магии, которую составил афонский монах Старец Пансофий в 1848 году. На Афоне говорили, что с помощью неё Старец снимал проклятия и колдовские чары. В молитве Старец обращается к Богу и Божьей Матери, как к Нерушимой Стене, а также к тем Святым, чья специализация — защита от Тёмных Сил. Неканоническая молитва и икона. Многие православные священники запрещают читать Молитву Задержания, да и саму икону в храме не встретишь. На ней изображены Святые, которые упоминаются в молитве, Христос, Богородица и Архангел Михаил. Читать молитву надо 9 раз подряд 9 дней. А лучше — 40.

— А мне почему-то твой Святой Пётр покоя не даёт…

— Материализуешь? — улыбнулась Джойс.

— Есть немножко, — засмеялась я.

Библиотека Вселенной

Оказавшись в Библиотеке, я попыталась разглядеть в прочих читателях и посетителях кого-то из своих знакомых, но тщетно… Однако меня не покидало чувство, что я бывала здесь и раньше. Как, впрочем, и в Аду… Мне хотелось найти в дневнике хоть какие-то намёки о своих внетелесных путешествиях, чтобы… что?

«Я ещё не приходила к Вам в астральном теле? (смеюсь) На днях сотрудница говорит: „Вы пришли ко мне ночью, и я Вам пообещала платье подарить!“ Спрашиваю: „Какого цвета?“ Она: „Чёрное…“ Жаль. Но хорошо, что не белые тапочки! А знакомая сказала, я пришла к ней под утро и поведала, что была за 13-ой дверью и видела печати. Интересно, что это была за дверь (у меня много с 13 по жизни связано), и что за печати?.. Снится: мы с Рэем разговариваем в помещении, где нет никого, кроме нас и Тумана. Я спрашиваю: „Почему я не могу быть с тобой?“ Он отвечает, что пока так надо, и я просыпаюсь. И он звонит с незнакомого номера: „Здравствуйте, Алиса! Вас беспокоят из Бюро Разгадывания Снов!“.. Проснулась ночью и чувствую нечто за головой, страшно — пытаюсь понять, что это или кто. Понимаю: звериное. Осознаю: кот. Говорю: „Ну иди, прыгай ко мне!“ Кот запрыгивает, ложится над головой на подушке, хвостом к руке. Мурлычет. Я вижу его сверху: белый-белый, пушистый. Чувствую его тепло и мурчание. Успокаиваюсь. И в этот момент включается мозг — разум: „Откуда здесь этот кот? Чей это кот? Разве у тебя сейчас в доме живёт кот?“ И меня бросает в дрожь от мысли: я же не вставала с кровати, но видела его СВЕРХУ. И СЕБЯ ТОЖЕ РЯДОМ С НИМ… И я просыпаюсь второй раз — уже наяву. Это пример проникновения в Тонкий Мир, когда ты просыпаешься Там и смотришь Астральным зрением, а мозг докапывается своими рассуждениями на соответствие земным меркам, и как только ты говоришь себе: „так не может быть в реальности“, ты тут же возвращаешься в эту пресловутую реальность! Сын сказал: „Хорошо, что кот у нас живёт, а не какой-нибудь монстр. И это, наверно, твой Лунный“.»

«Иногда за несколько дней проживаешь несколько лет. Колесо Жизни вращается на безумных оборотах, Время идёт иначе. В ночь с четверга на пятницу снится Раиса Ахметовна. Строго-серьёзная подходит, говорит „спасибо“ и уходит. Просыпаюсь — ломаю голову: за что? Вечер пятницы — звонок МЧ: „Что делаешь завтра вечером? Можешь помочь? Надо поработать. Один человек в реанимации, Р.А.М. просила…“ Конечно, соглашаюсь. МЧ говорит, где заберёт меня в 17:00 в субботу и что взять с собой. Работа начнётся в 18:00. Часа на 2. Автоматически подключаюсь к человеку в реанимации. Видела его на семинаре. Первое, что приходит в голову: почему так поздно? Почему в субботу, а не сегодня — в пятницу? Почему с 18 до 20? Не могу отключиться и не могу объяснить, что значит подключиться, что чувствуешь, когда ты подключен, но похоже на энергетическое напряжение. Ночь, сижу за компьютером, разбираю фотки, внезапно меня резко отключают от того человека. Как кран с водой перекрывают. Мне аж не по себе стало. Мысль: „Всё“. По-моему, даже моё физическое тело (а не только астральное) как-то сразу обмякло. Смотрю на часы на микроволновке напротив, запоминаю время. Завтра утром мне позвонит МЧ и скажет, что всё… На ночь не выключаю телефон. 9 утра — звонок: похороны в понедельник… Душещипательный сон: вокзал в Тумане и много-много поездов, и появляется человек, которого я сто лет не видела, задаёт мне вопрос, и — в самое больное место. Я начинаю говорить, чтобы не молчать, но не отвечаю „да“ или „нет“, а всё „вокруг да около“. И он понимает ответ. И мне становится невыносимо больно от его осознания.»

21 До/20 После. Теория Времени

Где-то во Вселенной

Поднимаясь всё выше и выше вдоль отвесной скалы под куполом чернокнижного Неба, мы повернули направо и оказались на огромном каменном плато, усеянном…

— «Пилигрим поднимается на вершину горы, проходя через усыпальницу», — повторил Хранитель слова звездочёта. — Чтобы открыть дверь в Небо, нужно пройти через смерть на Земле.

Шагая по кладбищу, я читала выгравированные на памятниках имена.

— Ангел, почему часть дат — в Тумане?

— Дата смерти человека не всегда предопределена. Есть несколько критических — точек сверки. Смерть наступит в одну из них.

— Сверяют правильность прохождения Пути?

— Путь многовариантен, нельзя сказать, что правильный — всего один. Иногда становится ясно, что человек уже не сможет выполнить своих задач. Держать душу на Земле дольше нет смысла. А иногда даже целесообразно отозвать её пораньше, пока та не натворила Зла. У всех — по-разному.

— А сколько здесь памятников? И кто все эти люди?

— Лучше не считать, ты будешь знать их на Земле, не всех близко, но…

— И мой памятник есть?

— Твоего земного тела, да, есть, и дата ухода окутана Туманом. Воспринимай Смерть близких, как их возвращение домой.

— А разве можно воспринимать Смерть как-то иначе?

— Души привязываются друг к другу. Люди с годами забывают, где их истинный дом. Многие вообще не верят в существование нашей Реальности, для них Смерть — финальная точка бытия.

— Какие странные существа! Они же сами — души, а не люди!

Пройдя кладбище насквозь, мы оказались у обрыва в пропасть. Я заглянула в бездну и инстинктивно сделала шаг назад. Справа от меня проявился Старец Сатурн. Хранитель со Старцем переглянулись, но не успели ничего произнести — Небо озарила молния, ударил гром. Земля зашаталась и разверзлась. Гора крошилась на каменные глыбы. Кладбище рухнуло в пропасть.

— Всё чаще забываешь, что ты — ещё здесь, — Хранитель взял меня за руку, и мы пошли в грозовое Небо, шагая по воздуху.

Внезапно кто-то ударил меня сверху: «Ба-бах!» Я стала падать, но Хранитель подхватил меня и усадил на тучку, рядом с Сатурном, а в воздухе прямо передо нами появился улыбающийся Уран.

— Так вот кто хотел меня убить! — кивнула я вместо приветствия.

— Самое время обсудить варианты твоего возвращения! — с радостью воскликнул Уран. — Предлагаю Сатурну огласить полный список! А я, будучи его помощником, слегка подкорректирую!

— Вариантов — много, — произнёс Сатурн, — хотя все уже чётко очерчены. Формула досрочного ухода не означает её обязательной реализации. Если управитель Дома Смерти — я, Смерть обычно приходит за человеком в старости. Я — планета медленная, поэтому смерть затяжная, выстраданная.

— Не твой вариант! — шепнул Уран. — Я всегда внезапен! Ба-бах! И — здравствуй, Небо!

— В старости некоторые погружаются в глубокий маразм, «выживают из ума», — добавил Сатурн. — Душа отдаляется от тела, устав от жизни, а срок возвращения ещё не пришёл. Луна символизирует периоды беспомощности и память, в оппозиции с Нептуном, напускающим туман, делает возможным помутнённое сознание, «стирание» памяти. Кстати, Рух, ты обратила внимание, в какой местности находится твой 8-ой Дом? Козерог — условно скала. Также я связан с камнями и костной системой. Когда раздался гром, в действие вступил мой помощник Уран, произошло землетрясение. Человек засыпан камнями или землёй, смерть в горах, часто — от переохлаждения. В целом — падение с высоты. Или ты падаешь, или на тебя что-то падает. Я — планета с кольцами-ограничителями, смерть — в замкнутом пространстве: в лифте, в машине, в самолёте, в изоляции, на острове и так далее.

— Но мы же — на туче, плывём по воздуху! Самолёт?

— Большая территория твоей Смерти принадлежит Урану, мы — в его владениях, в воздушной стихии знака Водолея. Что ты видела в Доме №1, когда встретила меня? — продолжал Сатурн.

— Море бушевало. Гром гремел.

— Сатурн в Раке — утопленник.